Битва за урожай. Что будет с рынком земли и что еще обещают аграриям кандидаты в президенты

Фото: Getty Images
Фото: Getty Images

Фокус проанализировал программы и разобрался, как основные фигуранты президентской гонки задабривают сельский электорат и что этот электорат на самом деле хочет услышать

В конце марта состоятся президентские выборы. Во многом кандидаты будут бороться за сельский электорат, где, по данным Госстата, проживает около трети украинцев, — это порядка 10 млн избирателей. Из 44 зарегистрированных кандидатов лишь два прямо ассоциируются с аграрным сектором. Речь идет о Виталии Скоцике, профессоре кафедры коневодства и пчеловодства, бывшем главе Аграрной партии, а также о владельце агробизнеса Аркадии Корнацком. Опосредованно с сельским хозяйством связан и Олег Ляшко, у которого аграрные темы преобладают в риторике. Однако и прочие кандидаты в предвыборных обещаниях не забывают о селе.

Пусть говорят

Не все кандидаты считают сельское хозяйство обязательной составляющей своих программ. Так, ничего нет об АПК в программе Ольги Богомолец, которая ожидаемо сосредоточена на вопросах медицины. Ничего о сельском хозяйстве, как ни странно, нет и у агрария Аркадия Корнацкого, превратившего свою программу в мировоззренческое эссе.

Места для аграрной темы не нашлось и у журналиста Дмитрия Гнапа, чья программа уместилась в 10 коротких пунктах на одну страницу, а также у Александра Данилюка, чей предвыборный манифест почти полностью посвящен тому, как противостоять российской агрессии.

Дмитрий Добродомов вспоминает об АПК только в контексте обещания требовать увеличения квот на беспошлинный экспорт украинской агропродукции как незначительную плату за то, что "Украина держит оборону всей Европы".

Около 70% кандидатов в той или иной степени в своих программах затрагивают вопросы аграрного сектора. Конкретики в них немного, что, впрочем, предполагается форматом самого документа — "за все хорошее и против всего плохого".

Почти обязательные аграрные обещания кандидатов вне зависимости от партийной принадлежности: стимулирование переработки, экспорт продукции с высокой добавленной стоимостью, борьба с рейдерством

Вопрос, по которому единодушны все кандидаты, — приоритет поддержки фермерства. Никто не расписывается в поддержке агрохолдингов, даже если принципиально ничего не имеет против крупных фирм и получает от них финансирование. Только Виталий Скоцик осторожно предполагает, что "аграрная реформа должна учесть интересы больших производителей, мелких фермеров и единоличников и частных хозяйств".

В отношении фермеров кандидаты соревнуются лишь в степени проявления заботы. Виктор Бондарь, сопредседатель партии "Видродження", предлагает "введение в Конституцию нормы, согласно которой основой сельскохозяйственного производства в Украине является фермерское хозяйство". "Мы инициировали изменения в Конституцию, которыми навсегда закрепим землю за украинскими крестьянами и сделаем основой аграрного устройства страны фермерские хозяйства", — вторит Олег Ляшко. Юлия Тимошенко сразу после победы намерена определить главной стратегией в АПК развитие и господдержку фермерских хозяйств, средних и малых сельхозпредприятий.

В части господдержки аграриям кандидаты обещают или ее "усилить", или сосредоточить на мелких производителях и фермерах, иногда — через механизм доступного кредитования. Чуть дальше пошли Юлия Тимошенко и Юрий Бойко, задекларировав последовательно ввести налог на 1 га сельхозземли и вернуть льготное налогообложение в АПК (речь, видимо, идет о спецрежиме НДС, отмененном под давлением МВФ в 2016 году, который эквивалентен 16 млрд грн для отрасли). Андрей Садовый обещает поддержку сельскохозяйственному машиностроению — возможно, в расчете на восстановление работы "Львовсельмаша".

Почти обязательные аграрные обещания кандидатов вне зависимости от партийной принадлежности: стимулирование переработки, экспорт продукции с высокой добавленной стоимостью (во всех случаях без упоминания конкретных номенклатур и даже товарных групп), борьба с рейдерством. Четкие параметры экономического эффекта развития АПК приводит Виталий Скоцик, но не предоставляет никаких расчетов и обоснований под них. По его мнению, развитие переработки прибавит 3–5% ВВП и более 2 млн рабочих мест, что на 40% больше, чем теперь занято в АПК. Но, учитывая высокую технологичность процессов на современных предприятиях, такой прирост занятости маловероятен. Среднюю зарплату в отрасли он обещает довести до 15 тыс. грн в месяц, то есть в два раза больше от зафиксированной на конец прошлого года зарплаты — 7,2 тыс. грн.

Рынок преткновения

Позиция, по которой можно четко сепарировать кандидатов, — это рынок сельхозземли. О нем упоминают даже те из них, кто не имеет аграрного блока в своей программе. Поскольку настроения в обществе меняются (социологи фиксируют как минимум готовность к дискуссии о снятии моратория со стороны владельцев паев), то и кандидаты начали занимать более взвешенную позицию в этом вопросе.

7,2 тыс грн уровень средней зарплаты в АПК по данным Госстата

Даже Юлия Тимошенко, многолетний сторонник моратория как меры защиты крестьян от "зубожиння", в своей программе обходит вопрос рынка земли стороной, говоря лишь о необходимости контроля над севосменами. Это демонстрирует слабое знание кандидатом матчасти, так как аграрии на собственном опыте убедились, что полномочия по контролю над севосменами превращаются в коррупционную кормушку для уполномоченного органа, а сохранению качества земель способствуют слабо.

Владимир Зеленский ратует за "прозрачный рынок земли", не давая подробностей о его модели.

На удивление четкие параметры рынка земли приводит малоизвестный кандидат Николай Габер: право на покупку — только у граждан Украины, введение нижнего ограничения на цены, продажа через Земельный банк. Он даже приводит индикатив стоимости, мало релевантный реальности, но приятный потенциальному избирателю: от $50 до $100 тыс. за гектар.

Юрий Деревянко и Анатолий Гриценко против "дерибана/базара" земли. Они приводят условия, при которых можно открыть рынок сельхозземли: защита права собственности, наполнение кадастра, доступ фермеров к финансовым ресурсам.

Четкое "да" рынку говорят Роман Безсмертный и Андрей Садовый. Четкое "нет" — представитель "Свободы" Руслан Кошулинский, допуская лишь долгосрочную передачу наделов в пользование украинским гражданам.

Быть услышанным

Особенность аграрного электората в том, что его как такового не существует. Социологи предпочитают выделять скорее сельский электорат, который чаще всего действительно не чужд агропромышленному комплексу, однако чьи интересы им не ограничены. Аграрии хотят слышать не только о господдержке фермеров или рынке земли, но и о социальных гарантиях, тарифах. То есть они ничем не отличаются от остальных избирателей.

Фермеры, даже состоящие в профильной Ассоциации, подтверждают: никаких директив о том, за кого голосовать, не получают. Каждый это решает самостоятельно

Именно отсутствием профильного спроса, а вовсе не низкой инициативой со стороны политикума, объясняется, что в парламенте независимой Украины всегда очень слабо представлены партии, заточенные под аграриев. По мнению Андрея Золотарева, директора аналитического центра "Третий сектор", максимально полно в эту нишу вписались Катерина Ващук и ее Аграрная партия, однако даже она была сателлитом Соцпартии.

При выборе президента целостность восприятия со стороны избирателя-агрария еще выше, так что во внимание будут приниматься не только аграрные тезисы, но и общие взгляды кандидата.

Среди профильных характеристик сельского электората политологи выделяют доверчивость, консервативность, ответственность, которая проявляется в высокой явке на избирательные участки, а также ориентированность на локальные проблемы по решению вопросов о дорогах, больницах и пр. Также аграрии отличаются замечательной памятью, хорошо помня несдержанные обещания и обман. "Аграрный избиратель вовсе не левак", — уверяет Иван Томич, глава Союза украинского крестьянства. Он подчеркивает, что портрет сельского избирателя разнообразен, эта группа избирателей немонолитна и демократична.

Представитель мелкого фермерского хозяйства и владелец агрокомпании в 10 тыс. га и выше, хоть оба и аграрии, могут придерживаться диаметрально противоположных взглядов, например, по вопросу рынка земли. У них также могут быть разные политические симпатии. При этом фермеры, даже состоящие в профильной Ассоциации, подтверждают: никаких директив о том, за кого голосовать, не получают. Каждый это решает самостоятельно.

В итоге жизнь в сельской местности не делает выбор единогласным для 10 млн человек. Уже в апреле мы узнаем, чего же хотят аграрии — больших перемен и открытого рынка земли или привычных проблем и пресловутой стабильности, а иначе говоря, застоя.