Все статьиВсе новостиВсе мнения
Экономика
Украина
Красивая странаРейтинги фокуса

Интервью: Юрий Косюк рассказал Фокусу о том, какое мясо едят в Украине и в Европе

Интервью: Юрий Косюк рассказал Фокусу о том, какое мясо едят в Украине и в Европе
Председатель правления компании «Мироновский хлебопродукт» уверен в том, что украинские производители курятины вполне способны конкурировать с бразильцами и европейцами
000

Попасть на фабрику компании крупнейшего в стране производителя курятины «Мироновский хлебопродукт» (ТМ «Наша ряба», «Легко», «Фуа-гра» и др.) непросто. Придётся заполнить анкету о состоянии здоровья, переодеться в белый халат и специальную обувь, обработать дезинфицирующим средством руки и только после этого через санитарно-пропускной пункт пройти на территорию.

– Такие требования продиктованы европейскими стандартами к предприятиям, которые занимаются переработкой птицы, – рассказывает Юрий Косюк, владелец и председатель правления «Мироновского хлебопродукта» (МХП). – Если кто-то отравится нашим мясом и пойдут судебные иски, тогда бренду «Наша ряба» конец. В него не для того вложены сотни тысяч долларов, чтобы взять и убить бренд тем, что где-то решили сэкономить.

Действительно ли продукция МХП соответствует высоким стандартам, сейчас решают представители Еврокомиссии, которые в мае проводили инспекцию. При положительном исходе компания получит право поставлять курятину на европейские рынки.

– А что именно вы будете экспортировать в Европу?
– Нас  больше интересуют такие продукты, как переработанная птица и полуфабрикаты. И хоть у последних в Украине достаточно большая перспектива, культуру потребления создать нам пока не удалось. Причина в том, что финансовый кризис плюс старый советский негативный настрой по отношению к полуфабрикатам не позволяют нам сформировать спрос так быстро, как нам бы того хотелось.

– На ваши элитные продукты «Фуа-гра» и «Сертифицированный ангус» тоже не удалось сформировать спрос?
– Мы очень много инвестировали в логистику, в рекламу, в продвижение этих продуктов. Но оказалось, что это неподъёмные вещи. Потребления нет, и украинцы не готовы платить такие деньги. Сегодня проект «Ангус» сокращён на две трети, а фуа-гра мы планируем направить в Европу.

– А есть уже какие-то договорённости о схеме продвижения вашей продукции в ЕС?
– Мы предварительно договорились с сетями Billa и Metro, что как только получим разрешение на экспорт, будем поставлять куриное мясо в эти супермаркеты. Оно будет там продаваться под прайвет-лейблами (собственными торговыми марками супермаркетов. – Фокус).

– Какой объём продукции планируете поставлять в Европу?
– В глобальных планах – экспорт 10–15% всей продукции. Больше – уже риск, который мы не можем себе позволить. Всегда будут существовать таможенные и ветеринарные барьеры. Вспомните историю с нашей металлургией, зависящей от экспорта.

Но мы думаем о том, чтобы перенести часть производства в Европу. Присматриваемся к компаниям, которые перерабатывают и пакуют продукты. Возможно, какой-нибудь из этих процессов мы и перенесём в ЕС.

– Вы считаете, что украинская курятина будет востребована в ЕС?
– Мы будем конкурировать с бразильскими поставщиками мяса птицы и, думаю, с некоторыми европейскими локальными производителями. К тому же в Европе наблюдается небольшой дефицит курятины. Там растёт потребление белого мяса, которое считается более здоровым, чем свинина и говядина. Кроме того, у нас конкурентная цена – 1,6 евро, тогда как европейская – 3,5.

Курс на Европу. «Мироновский хлебопродукт» хочет выйти на рынок Евросоюза, поэтому недавно проходил проверку тамошних инспекторов. Качеством и технологиями они остались в целом довольны, разве что попросили поменять деревянные окна на пластиковые, потому что те легче моются

Формировать столь низкую цену на мясо МХП позволяет не только более дешёвая, чем в Европе, рабочая сила, но и наличие собственного сырья для производства: у г-на Косюка есть 180 тыс. гектаров своих полей пшеницы, подсолнечника и кукурузы. Из них его же заводы производят корма для 119 млн. цыплят-бройлеров. А к точкам продажи продукция доставляется с помощью собственных грузовиков-рефрижераторов.

Наличие такого замкнутого цикла производства, как уверяет г-н Косюк, даёт возможность жёстко контролировать качество и ни от кого не зависеть.

– Наш бизнес подвластен только дождю и солнцу – от них  зависит урожай на полях. И от конечного потребителя. И всё.

– А от действий правительства? Например, отразилось ли на бизнесе снижение ввозной пошлины на мясо?
– Это сильно ударило по мелким производителям мяса птицы. Думаю, пострадали также производители свинины, слабо развитой в Украине отрасли. Но это не по мне звонит колокол.

– Многие бизнесмены для защиты бизнеса идут в парламент.
– Мне это неинтересно. Зачем? Мне нечего защищать. Я не приватизировал в этой стране ничего и не хочу в будущем участвовать в приватизации. Для того чтобы увеличить свой бизнес, строю фабрики, инвестирую деньги, привлекаю средства с западных рынков от продажи акций (на Лондонской фондовой бирже. – Фокус).

Дотации сняли, ввозные пошлины для импортного мяса снизили настолько, что дальше уже некуда. Я живу в этих условиях, и достаточно комфортно.

Даже кризис не принёс дискомфорта директору МХП. По его словам, потребление продукции из курятины растёт во многом потому, что она гораздо дешевле говядины и свинины.

– Привычка питаться три раза в сутки не изменилась с наступлением кризиса. В период подъёма люди увеличили свои расходы на сегмент лакшери: одежду, услуги, путешествия. В кризис это отпало первым. Из него, я думаю, мы выйдем с гораздо большей долей рынка, нежели раньше.

Тем более что сейчас изменилась структура потребления мяса вообще. 60% – это мясо птицы, свежее и замороженное, порядка 30% – свинина, а 10% – остальные виды мяса.

– Но какие-то коррективы в работу, например, с розницей кризис всё-таки внёс?
 – У супермаркетов уменьшился трафик, средний чек, выторг. Поэтому они хотят от поставщиков ещё больших сроков рассрочки, пытаются ужесточить условия. Но учитывая, что товар продаётся за три дня, у нас и так немалые отсрочки – 15–20 дней. Очень простая история. Если не платите, мы вам не поставляем, не поставляем – у вас просто пустые полки.

– У «Нашей рябы» есть крупные должники среди супермаркетов?
– Самый крупный из них, «О’кей», должен около миллиона гривен. Мы собираемся взыскать задолженность. Насколько мне известно, «О’кей» объявил о банкротстве, но это, скорее всего, техническое банкротство с целью очищения от долгов.


Спите спокойно. В убойном цехе фабрики полумрак, чтобы куры не волновались и адреналин не ухудшал вкус мяса

На фоне благополучия своего бизнеса г-н Косюк оптимистично настроен и по поводу украинской экономики в целом. Страна уже прошла дно, ниже падать некуда, и второй волны кризиса, которую предсказывают на осень, может и не быть, уверен он.

– Сегодня достаточно стабильная ситуация в экономике. Ожили металлургические заводы, стабилизировались личные расходы граждан. Уже не перегретая ситуация на рынках недвижимости, банковских кредитов. Я не вижу признаков второй волны кризиса.  

Однако от разговора об изменениях своих личных расходов и влияния на них кризиса Юрий Косюк уклонился: покачивая ногой, обутой в туфли люксовой торговой марки A.Testoni, миллионер лишь заметил, что они и так были невелики. Ведь никаких особенных хобби у него нет, дорогими машинами он переболел лет пять назад, а все свободные средства вкладывает исключительно в развитие бизнеса.

– А чем вы занимаетесь вне работы?
– (Удивлённо.) А у меня нет внерабочего времени. Я не люблю отпуск, субботу и воскресенье. Мне неинтересно, когда нет возможности работать.

– А семья?
– Семья не мешает мне делать бизнес. (Жена Косюка Елена тоже работает на МХП. – Фокус). Для кого-то главное – семья, а для меня – то, что я делаю. Мудрость моей семьи в том, что она не мешает мне этого делать. Наоборот, создаёт дополнительный комфорт. Я женат на своей работе. И мне это нравится.

В то, что у Косюка не остаётся времени на отдых и семью, поверить несложно. В составе МХП 19 предприятий, на которых работает 17 тысяч человек. И всё это хозяйство Косюк пытается контролировать лично.

– Мне всегда казалось, что я очень демократичный, но недавно мне сказали, что я не такой, что иерархию выстраиваю очень жёстко и чётко. Кое-где я делегировал полномочия, но только тем людям, которым могу доверять. Но и их всегда проверяю. Доверие рождается через «проверие».

Вертолёт – не роскошь

5 фактов о Косюке
1. Его первое предприятие – цех по переработке мяса в Черкасской области – было и первой неудачей в бизнесе.
2. Он снялся в главной роли рекламного ролика «Нашей рябы» по настоянию отдела маркетинга.
3. Если сын Иван не захочет продолжить дело отца, Косюк обещает продать весь бизнес, а деньги направить на благотворительность. 
4. Своё состояние Косюк оценивает в $750 млн.
5. На свои предприятия, расположенные по всей Украине, он добирается на вертолёте.

Екатерина Шаповал

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.