Все статьиВсе новостиВсе мнения
Страна
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса
Мало света. Почему уровень теневой экономики в Украине снижается не так быстро, как хотелось бы

Мало света. Почему уровень теневой экономики в Украине снижается не так быстро, как хотелось бы

Фокус выяснил, из-за чего усилия чиновников по детенизации экономики не приносят должных результатов

3800

В 2016 году уровень теневой экономики сократился на 6% по сравнению с 2015-м и составил 34% от официального ВВП, сообщают в Министерстве экономического развития и торговли.

По словам чиновников МЭРТа, детенизация происходила благодаря восстановлению экономического роста (по итогам 2016 года реальный ВВП вырос на 2,3%, до 23,8 трлн грн), а также улучшению бизнес-климата, снижению единого социального взноса и, как следствие, ослаблению нагрузки на фонд оплаты труда.

Однако, если разобраться, ситуация в стране не такая уж радужная. Несмотря на многолетние усилия по детенизации экономики, значительная часть ресурсов страны остаётся в "сером" секторе. Для сравнения: в Италии доля теневой экономики составляет 13% от ВВП, а странах Скандинавии — всего 3%.

Фокус расспросил украинских экономистов о причинах столь плачевного положения нашей страны и о том, что следует сделать, чтобы уровень теневой экономики снизился до показателей развитых стран.

Владимир Дубровский

экономист CASE Украина

— У нас есть теневая экономика в том смысле, в котором она присутствует во всём мире. Это мелкий бизнес, который не регистрируется и работает в тени. Например, няни, строители, сантехники, уборщицы…

Это тот сектор экономики, который существует во всём мире, включая наиболее развитые страны. Его практически невозможно контролировать, и, как правило, люди там налогов не платят. Чем беднее страна, тем этот сектор больше. Также к этой части экономики можно отнести торговлю собственноручно выращенными продуктами на неорганизованных рынках. Она также есть во многих странах. Следующий сектор теневой экономики — это малые предприятия, которые сообщают государству не весь свой оборот. Например, предприятия, которые работают по упрощённой системе.

Как бы ни пыталась нас убедить власть во вреде упрощенцев, и на первый, и на второй сектор в Украине приходится мизер экономики. Доминируют в ней крупные и очень крупные предприятия. И на этом уровне в Украине — основная масса теневой экономики, которую методики МЭРТ не очень-то ловят, потому что они рассчитаны больше на то, чтобы ловить "мышей", а не "лосей". А в нашей экономике "мыши" (малые предприятия) занимают всего около 16%. Всё остальное — средний и крупный бизнес, который принадлежит "непростым людям", поэтому злоупотребления там зашкаливают. И показатели доли теневой экономики здесь намного выше, чем те цифры, которые фигурируют в малом бизнесе.

Например, по оценкам международной финансовой организации Global Financial Integrity, около 10% ВВП Украины выводится в офшоры. Кроме того, у нас до сих пор существует целая индустрия ухода от налогов, благодаря которой в тени остаются доходы многих, даже средних, предприятий. Это так называемые конверты и налоговые ямы, которые имеют колоссальный масштаб. Вспомните, когда арестовывали руководителя фискальной службы, то ему вменяли в вину нанесение ущерба бюджету почти на 100 млрд грн.

Соответственно, и ответ, почему с теневой экономикой тяжело бороться, более чем логичный — крупные компании защищают свои схемы, как только могут. Например, сейчас рассматривается очень прогрессивный закон о замене налога на прибыль, от которого компании легко уходили, на налог на выведенный капитал. С одной стороны, законопроект предполагает, что для бизнеса такой налог будет уплачивать легче, но с другой — предусматривает очень жёсткие меры по предотвращению вывода средств в офшоры. И вы можете увидеть, насколько жёстко сопротивляются этому закону крупные компании, как под разными предлогами они пытаются его утопить.

Плюс ко всему в Украине существует сугубо объективный фактор — у нас очень высокая номинальная налоговая нагрузка. То есть не ставки (в странах ЕС они могут быть ещё выше), а уровень эффективности использования этих средств.

Чтобы уменьшить уровень теневой экономики, нужно сделать две политически тяжёлые вещи — постепенно наступать на интересы крупных игроков, которые уходят от налогов в промышленных масштабах и составляют львиную долю теневой экономики, и сокращать налоги пропорционально тому, как происходит выход экономики из тени.

Сергей Доротич

глава Всеукраинской общественной организации "Союз защиты предпринимательства"

— Никто в Украине не хочет выводить экономику из тени, потому что "в мутной воде легче рыбка ловится". Всё очень просто. Если вывести экономику из тени, то всем придётся играть по единым прозрачным правилам. А зачем? Если можно написать правила или законы для других, а самим находиться вне этих законов. Естественно, тень, в большинстве случаев, создаётся для власть имущих. Они сами её для себя создают путём несовершенного законодательства с "дырами", которые позволяют его обходить.

Бороться с теневой экономикой для наших элит — всё равно, что распрощаться с источником, который тебя кормит и содержит. У нас и экономика, и общество двойных стандартов, и никто менять это пока не изъявляет желания.

Алексей Плотников

экономист

— То, что происходит в Украине, начиная с 2014 года, это всё-таки кризис, и из него мы не вышли. А чем больше свирепствует кризис, тем больше в Украине тенизация экономики. Когда экономика идёт на подъём, когда она растёт, тогда удельный объём тенизации снижается. Соответственно, ни у кого, включая западных специалистов, не вызывает недоумения тот факт, что в Украине сейчас такой процент теневой экономики.

Более того, у нас до сих пор нет чёткого понимания, какой же всё-таки удельный вес теневой экономики в ВВП страны. Если в 1996 году, например, по расчётам Всемирного банка считалось, что в Украине 60% ВВП — это теневая экономика, в 2014-м уже называли цифру 40%. Я же думаю, что на теневую экономику нашей страны сегодня приходится около половины ВВП. И то, что её доля уменьшилась на 6%, как показывают расчеты МЭРТ, это, конечно, хорошо, но существенной роли не играет.

Например, в Италии доля теневой экономики составляет 13% ВВП, странах Скандинавии — 3%. Это хорошие показатели. А вот около 50% — слишком много. Поэтому, как я уже говорил, пока экономика Украины не выйдет из кризиса и не начнёт расти, вести речь об уменьшении тенизации нет смысла.

38
Делятся
Google+

Читайте также на focus.ua

https://www.dobovo.com/ru/
Подписка на фокус
Наши ленты

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.

Ukr.net — новости со всей Украины.