Посадили за смешное

В Румынии дали тюремный срок самому богатому человеку страны

На фото - Иоанн Никулае (adevarulfinanciar.ro)
На фото - Иоанн Никулае (adevarulfinanciar.ro)

У нас любят посокрушаться на эту тему: какие люди, и до сих пор на свободе. Не потому, что классовая ненависть клокочет. Не богатство бесит, а безнаказанность.

Иоанн Никулае — владелец группы InterAgro, его заводы по производству удобрений — главные промышленные потребители газа в Румынии, и Никулае неоднократно обвиняли в том, что он, подкупая политиков, пробивал скидки на газ. Есть у миллиардера (его состояние оценивают в 1,25 млрд долларов) и свой футбольный клуб — «Астра», который до недавнего времени тренировал, правда, совсем недолго, наш Олег Протасов. Никулае любил поохотиться на экзотических животных в Африке и заставил свои хоромы их чучелами. В общем, типичный, до карикатурности, богач из бывшего соцлагеря.

Нетипично то, что сел Иоанн Никулае на два с половиной года за незаконное финансирование президентской кампании. В 2009 году он передал миллион долларов функционеру от Социал-демократической партии на нужды кандидата от СДП Мирчи Джоанэ. Кто знает, как бы дело пошло, выиграй Джоанэ, но тот проиграл. А спонсор — сел. Приговор окончательный, обжалованию не подлежит.

Готовы ли мы настолько меняться, может, излишняя требовательность к себе травмирует неокрепшие гражданские души

Румынию нередко приводят как пример неудачного расширения Евросоюза. Дескать, слишком смелый был аванс, не готова страна жить по строгим европейским стандартам. Теперь попытайтесь представить у нас, евроозадаченных, не то что приговор — обвинение по такому поводу. Получается?

Во-первых, миллион — вообще смешная сумма для президентских выборов, во-вторых, финансирование, если оно есть, вот так и происходит в украинской политической реальности — из клювика в клювик. Те, у кого такой возможности нет, не кричат и не судятся, просто кусают локти и клянут судьбу.

Если Украина надеется одолеть путь в Европу, неплохо бы представлять его длину. Сначала нам топать и топать до понимания, что нужно изменить. Потом неплохо бы разобраться, готовы ли мы настолько меняться, может, излишняя требовательность к себе травмирует неокрепшие гражданские души. Разве мы, такие прекрасные, не заслуживаем снисходительности и всяких приятных исключений за майданные достижения и страдания из-за войны на востоке?

А пока смотрим на Румынию.

И спрашиваем себя: идём или не идём? Главный на самом деле вопрос.