Газпром начинает и проигрывает

Почему российский газовый монополист и крупнейшая газовая компания мира обречена на потери рынков сбыта

Фото: Getty Images
Фото: Getty Images

Венский арбитраж признал за чешской RWE Transgas право отбирать меньше газа, чем прописано в контракте с Газпромом – без штрафов. Это первое решение такого рода по поводу правила "бери или плати", на котором строилась экспортная стратегия российского газового монополиста. Но даже с учетом его важности это далеко не последняя и возможно не главная проблема Газпрома.

Если посмотреть на котировки компании на ММВБ, текущая стоимость акций Газпрома составляет примерно 150 рублей. Четыре года назад, в апреле 2011-го, за акцию давали 243 рубля. Капитализация компании сократилась на 40%. А если учесть девальвацию рубля, получится, что в долларах стоимость крупнейшей газовой компании мира обвалилась едва не вдвое.

Можно предположить, что это реакция на падение стоимости нефти, ползущие вниз цены на газ и санкции по отношению к России. На самом деле акции Газпрома "дрейфуют" в коридоре 120–170 рублей уже три-четыре года. Последний пик стоимости был зафиксирован как раз в апреле 2011-го, после чего компания не дорожала ни при рекордном росте цен на газ, ни на рекордах по экспорту в ЕС, ни на новостях о "новом глобальном сотрудничестве с Китаем".

Последние 10 лет Газпром, принадлежащий на 56% государству, руководствуется не бизнес-логикой, а политической конъюнктурой

Происходящее закономерно. За последние годы Газпрому не удалось выполнить ничего из задуманного и громко анонсированного. Все начинания оканчивались провалом, причём зачастую эпическим.

В середине нулевых Газпром попытался подмять под себя Туркменистан, напрямую продававший газ в Европу, а главное — располагавший контрактами на прокачку газа по российским газопроводам. Серия безуспешных переговоров с руководством строптивой республики (Россия хотела выкупать весь туркменский газ по $40–80, продавая в ЕС уже по $100–200) завершилась взрывом газопровода САЦ-4, ведущего из Туркменистана в РФ. Взрывом, в котором Ашхабад открыто обвинял спецслужбы РФ. Почти на год Туркмения осталась без экспорта… А после ударными темпами достроила собственный газопровод в Китай.

Этот список можно продолжать бесконечно. После Газпром пытался посадить на газовую иглу Европу, обеспечив стабильный сбыт угрозой отключить газ и правилом "бери или плати". Но после десятка судебных разбирательств кабальные договора были почти повсеместно пересмотрены не в пользу РФ.

Затем российская компания объявила, что газ в ЕС будет поставляться в обход Украины. В итоге обошедшийся в $10 млрд "Северный поток" работает вполовину мощности из-за директив третьего энергопакета, ограничивающего сотрудничество европейских компаний с монополистами — Газпрому не помогло даже трудоустройство в проект экс-канцлера Герхарда Шрёдера. А "Южный поток" вообще пришлось похоронить, потеряв на этом, по разным оценкам, до $5 млрд.

Наконец, Газпрому так и не удалось "додавить" Украину: кабальный контракт 2009-го ждёт рассмотрения в Стокгольмском арбитраже (перспективы, с учётом судебного разбирательства с чехами, для нас положительные), попытка объявить "незаконным" реверс с треском провалилась. Как и попытка этой зимой оставить Украину без европейского газа, ограничив поставки компаниям из ЕС.

Что любопытно: действовавшее в течение полугода ограничение стоило Газпрому почти $5 млрд потерь в виде упущенной выгоды и штрафов. Для сравнения: спорный долг, который Нафтогаз по версии Газпрома должен выплатить россиянам, примерно вдвое меньше: всего $2,45 млрд. И это крайне показательно.

В конце марта этого года агентство Moody’s понизило кредитный рейтинг Газпрома до "мусорного" уровня Ba1. В апреле его примеру последовал Standard & Poor’s

Последние 10 лет Газпром, принадлежащий на 56% государству, руководствуется не бизнес-логикой, а политической конъюнктурой. Точнее, сиюминутными геополитическими нуждами Кремля: перекрывая газ контрагентам, используя контракты в качестве инструмента шантажа, затевая заведомо убыточные проекты или отказываясь от них и "хороня" миллиарды.

Началось это задолго до 2011-го, просто четыре года назад это стало окончательно понятно рынку и инвесторам. А закончиться может только одним: потерей рынков сбыта и медленным угасанием с разделением в перспективе. В конце концов, почти 50% газового рынка ЕС, когда-то принадлежавшие российской компании, к 2015-му превратились в скромные 25%. Адекватной замены потерянному до сих пор нет. И уже не будет.