Угроза с неба. Чем встретим "соколов Путина"

2015-10-02 18:20:00

4 0
Угроза с неба. Чем встретим "соколов Путина"

Угроза с неба. Чем встретим "соколов Путина"

В показательном стремлении России быть «как большие пацаны» важную роль играет использование авиационных подразделений. Из Москвы даже пытались требовать от других, чтобы над Сирией не смели отныне летать.

Авиация – штука статусная. Мало того, что ее обладатель получает возможность доминировать над противником с воздуха. Обслуживание и эксплуатация боевых самолетов очень затратны, не говоря уже о создании, от проектирования до серийного производства. Те страны, которые обладают современными ВВС, принадлежат к элитному клубу, а среди этой элиты золотая та, что самолеты производит. Россия, все больше откатываясь по экономическим показателям, на авиацию средств не жалеет и принадлежит как раз к элите «золотой». Сирия служит для нее полигоном для демонстрации своей военно-воздушной элитности.

О высокой эффективности российских авиаударов говорить сложнее, потому что она достигается за счет комплекса разведывательных мер, а с ними-то у «соколов Путина» в далеком регионе вряд ли обстоит блестяще. Сообщения о том, что отбомбились не там и не по тем, наверняка будут регулярными, и не только потому, что цели называются одни, а бомбить норовят другие. Да и по количеству произведенной работы россиянам не сравняться с американской коалицией. На 29 сентября в рамках операции против ИГИЛ Inherent Resolve, начавшейся 8 августа 2014 года, самолеты коалиции совершили почти 57 тысяч вылетов, нанеся семь с лишним тысяч ударов.

Нам же важно помнить, что Россия таким дорогостоящим во всех отношениях способом не только чешет свое честолюбие, встревая в безумно сложные ближневосточные разборки, но и натаскивает свои ударные авиационные части.

Украинская армия, к счастью и вопреки ожиданиям, не сталкивалась с воздушными ударами со стороны России, но была вынуждена и свои прекратить. Насколько авиация помогла летнему наступлению прошлого года, настолько ее не хватало позже, но после понесенных потерь рисковать не стали. И в разговорах о беспрецедентном усилении военного могущества Украины в рекордные сроки авиационная составляющая стыдливо опускается. А без нее по-настоящему современной армии не получится.

В небе над Сирией Россия не только чешет свое честолюбие, встревая в безумно сложные ближневосточные разборки, но и натаскивает свои ударные авиационные части

Десять лет назад, когда Петр Порошенко оказался на посту секретаря СНБО, он говорил, что к 2015 ‒ 2020 году ресурс украинской авиации исчерпается, и даже предлагал приступить к производству своего боевого самолета. Ему кто-то сказал, что с такой задачей можно будет справиться за три-четыре года. За ту задачу так и не взялись и, глядя на деградацию отечественного гражданского самолетостроения за прошедшее время, наверное, правильно. Спасли от разворовывания миллионы бюджетных средств. А вот ресурс ВВС – да, как и предсказывал будущий президент, практически исчерпался. С прошлого горячего лета парк немного подштопали, но и только.

И наблюдая сейчас за упражнениями российских летчиков в сирийском небе с опустошительными последствиями на земле, нам нужно, во-первых, думать, о средствах эффективного противодействия, если они окажутся в нашем небе и над нашей землей. Во-вторых, о строительстве военно-воздушных сил по последнему слову военной науки.

Отваги нашим летчикам не занимать, достаточно вспомнить героический марш бригады тактической авиации под командованием полковника Юлия Мамчура, вышедшей с развернутыми знаменами против российского спецназа. Наши были тогда без оружия.

Главный урок последних полутора лет: нам теперь без оружия никак нельзя. В идеале это должно быть лучшее оружие. И у пилотов это не пистолет.