Грязная память. Почему день настоящей Победы ещё не наступил

2016-05-10 19:36:00

1 0
Грязная память. Почему день настоящей Победы ещё не наступил

Грязная память. Почему день настоящей Победы ещё не наступил

Если бы я был карикатуристом, к 9 Мая нарисовал бы картинку, на которой люди идут с плакатами, изображающими распятого Христа, и транспарантами "Если надо — повторим!".

Москвичам в эти дни на телефоны приходила смс-рассылка с текстом: "А в другой раз мы распишемся не только на ихнем рейхстаге, но и на жопе бундесфюрерши меркель-шмеркель и прочей обамы". Вот такая акция, явно на бюджетные средства. Странно, откуда такие сильные эмоции по поводу демократических лидеров современных Германии и США, которые ни по мировоззрению, ни по повадкам вовсе не напоминают фюрера, чего нельзя сказать о российском вожде.

День Победы даёт возможность самой распоследней сволочи почувствовать себя человеком за счет дани памяти и тихой скорби. Но не каждый готов воспользоваться возможностью стать чище. У Роберта Рождественского есть строки о памяти, с которой что-то стало не так, и в результате "всё, что было не со мной, помню" — о погибшем парне, "обещавшем: "Я вернусь, мама!" Песня на эти стихи, написанные через двадцать лет после войны, вошла в фильм "В бой идут одни старики". Кто бы мог подумать, что ещё через пятьдесят лет эти слова зазвучат уже злым анекдотом: потомки вдруг на свой лад перевспомнили то, что было не с ними, и почувствовали вкус к войне, от которой выживших дедов-прадедов мутило каждый прожитый день. Есть память светлая, а нам показали, что такое грязная память: "На Берлин! За немками!"

"Мало подавить последний дзот, сделать последний росчерк на Рейхстаге и даже похоронить последнего солдата. Нужно убить зверя в себе, зверя, выпущенного войной или государственной пропагандой. И никто этого не сделает за каждого конкретного человека"

А фюрер, пожалуй, остался бы доволен. Он-то войну, выворачивающую в человеке первобытное, животное начало, любил: "Война — это сама жизнь", — его слова. Нынешний милитаристский угар в России, ярое антизападничество, да ещё с возрождением почитания Сталина, такого же людоеда, это же настоящий праздник для души Адольфа. Остаётся только надеяться, что ей в аду об этом не сообщат. Но возникает вопрос о незавершённости дела Победы.

Мало подавить последний дзот, сделать последний росчерк на Рейхстаге и даже похоронить последнего солдата. Нужно убить зверя в себе, зверя, выпущенного войной или государственной пропагандой. И никто этого не сделает за каждого конкретного человека. Массовые памятные ритуалы создают иллюзию осознания произошедшего и будто снимают необходимость каждому в отдельности проводить внутреннюю очистительную работу.

И да, в этом смысле придётся всё повторить: урок той войны не всеми детьми и внуками победителей усвоен, несмотря на горы опубликованной литературы и километры отснятой плёнки. Его нужно будет прокручивать ещё и ещё, делая акценты на важных местах. Украина тут только в начале повторения и усвоения: правильные ответы не столько найдены самими, сколько к ним подталкивает поведение впавшей в победную лихорадку России. Идёт прозрение от противного.

А сама Россия, кажется, из болезни уже не выберется. Немцам помогали, и заняло это долгие годы. Там прозрение началось с признания поражения и глубокого чувства вины: "Что мы наделали?" Пока не очень понятно, что может вынудить большинство россиян задать себе этот вопрос. А значит, Победа ещё неблизко.