Раздражающее сходство. Почему люди ненавидят друг друга

2016-06-12 11:40:00

39 0
Раздражающее сходство. Почему люди ненавидят друг друга

Раздражающее сходство. Почему люди ненавидят друг друга

Даже если вы никогда не покупали своим детям сладости "Киндер", наверняка видели их на кассе в супермаркете — это такие маленькие шоколадки в бело-красной упаковке, с фотографией улыбающегося мальчика. Пару недель назад эти шоколадки оказались в центре скандала из-за того, что на их упаковках появились снимки детей не европеоидной внешности.

Одна из крайне правых политических групп Германии разместила на своих страницах в социальных сетях эти фото, сопроводив их унизительными расистскими комментариями и призывами бойкотировать бренд. После того как оказалось, что это детские снимки нынешних звёзд немецкой сборной по футболу — граждан Германии, родившихся в семьях выходцев из Ганы и Турции, и на упаковках они, как и другие фотографии игроков национальной сборной, появились с целью популяризации спорта накануне чемпионата Европы, — оскорбительные посты были удалены. Но перед этим их успели лайкнуть нескольких тысяч читателей.

Такие приступы нетерпимости периодически возникают у разных людей в разных обстоятельствах. Свекрови против невесток, натуралы против геев, старые команды против новых, жители разных территорий друг против друга, представители одних культур, религий, национальностей против представителей других — список можно продолжать до бесконечности.

Всякий, кто хотя бы раз в себе обнаружил такую ненависть к чему-то, признаёт, что личных причин для неё может и не быть — она, что называется, иррациональна. Но мало кто знает, что отсутствие личных причин для ненависти или формальность этих причин свидетельствует о большом заряде инстинктивности подобных реакций. Это значит, что такое поведение свойственно не только человеку, но и животным, и если мы попробуем понять, чему оно служит, то разберёмся с уместностью его проявления в нашей жизни.

Биологи давно заметили, что взаимная неприязнь существует у представителей близких видов. Несмотря на родство, они имеют небольшие отличия, не дающие видам смешиваться. Эти отличия так незначительны, что, сравнивая поведение двух особей схожих видов — например южноафриканского кролика и кролика Смита, мы будто слышим одну и ту же мелодию, сыгранную в двух разных стилях. Но и этих отличий достаточно для того, чтобы при случайной попытке общения между "родственниками" возникло непонимание и раздражение. И инстинктивное желание впредь обходить друг друга стороной, ни в коем случае не допуская сближения.

Чужому приписывается активность, агрессия и коварные замыслы, поэтому ничего больше не остается, кроме как напасть первым

У Homo sapiens нет ныне живущих представителей близких видов, хотя в глубокой древности они были. Следовательно, в существующем инстинкте вот уже несколько десятков тысяч лет нет биологической потребности. Сегодня его проявления возможны только в смещённой форме — например, по отношению к внутривидовым отличиям. Иными словами, расовая и национальная неприязнь — это сбой программы, рассчитанной на сохранение вида среди других близкородственных видов, такой своеобразный безосновательный разворот вовнутрь того, что должно быть направлено наружу.

Но если с расовой неприязнью всё более-менее понятно — это атавизм, то как быть с другими формами нетерпимости?

Другие формы — тоже атавизм, той же природы, но более мелкого масштаба. Подобные проявления ненависти давно известны человечеству: ещё во времена древних греков они были опознаны как страх перед чужим и получили название — "ксенофобия". Мы уже знаем: это страх не перед абсолютно чужим, а перед близкородственным. И активируется он именно признаками общности. Иначе говоря, приступ иррациональной неприязни вызывает человек, с которым, при определённых различиях, общего настолько много, что есть страх смешаться с ним, до полного своего с ним неразличения. 

По законам функционирования психики в таких случаях срабатывают психические защиты первого порядка, самые мощные и самые примитивные. Они меняют восприятие ситуации так, что угроза потери собственной индивидуальности воспринимается не как собственная хрупкость, а как сила влияния "чужого". Чужому приписывается активность, агрессия и коварные замыслы. Поэтому ничего больше не остаётся, кроме как напасть первым, опередив его преступные намерения, ну или хотя бы всё время быть начеку, не давая врагу ни единого шанса. Масла в огонь подливают и другие психические процессы. Например, желание всё-таки стать похожим на того, кто очевидно сильнее — раз уж ему удалось напугать до такой степени — и овладеть его способностями. Это желание в большинстве случаев бессознательно и крайне редко проявляется как восхищение, гораздо чаще — как зависть, в которой трудно себе признаться.

Так что если вы вдруг заразились ксенофобией и поймали себя на ненависти к кому-то, не похожему на вас, — вспомните, что общего между вами гораздо больше, чем вам кажется, и более того — вы в чём-то сильно ему завидуете. Перестаньте завидовать, если возможно — научитесь тому же и так же хорошо, а там, глядишь, и страх пройдёт.