Месть белых мужчин. Почему на выборах в США победил Трамп

За кандидата от консерваторов проголосовал «американский Донбасс» — индустриальный регион, постепенно приходящий в упадок

Фото: Getty Images
Фото: Getty Images

Насколько я могу судить, самая большая поддержка у Трампа была со стороны белых мужчин с низким уровнем образования.

Район Великих озёр в Америке, а именно штаты Висконсин, Мичиган и Пенсильвания, всегда были за демократов, всегда оставались так называемыми синими штатами. И на этот раз у демократов тоже была надежда, что эти штаты — их спасение. Они смотрели на карту Америки и видели, что с учётом победы в Висконсине, Мичигане и Пенсильвании никакого риска на президентских выборах для них нет. Но на этот раз все три штата перешли на сторону республиканца Трампа.

Всё дело в том, что исторически район Великих озёр — в какой-то степени американский аналог Восточной Украины. Это производственный регион: Детройт — автопром, Висконсин — пищевая промышленность, а Пенсильвания — сталь. Но за последние 10 лет рабочих мест стало меньше — во-первых, из-за свободной торговли с Китаем, во-вторых, из-за механизации производства. Людей, стоявших у станков и конвейеров, стали заменять дешёвым экспортом и роботами — и, конечно, они теперь очень злы.

Радикал Трамп, казалось, был шансом для бедных белых мужчин напомнить государству о своём существовании. Это был их шанс взять кирпич и бросить его в окно Белого дома

Почему никто не предвидел такого исхода? Думаю, всё дело в радикальных лозунгах Трампа, его расизме, предложении закрыть границы США. Людям было стыдно во время опоросов признать, что они симпатизируют Трампу. Но в закрытой кабинке, никому ничего не говоря, они сделали свой выбор. Потому что радикал Трамп, казалось, был шансом для бедных белых мужчин напомнить государству о своём существовании. Это был их шанс взять кирпич и бросить его в окно Белого дома. Это был голос протеста: «Не забывайте о нас! Вы постоянно говорите об интересах женщин, афроамериканцев и геев и при этом забываете о нас, экспортируя наши рабочие места в Мексику и Китай». И этим избирателям было всё равно, что их кандидат говорил какие-то неумные вещи, — он был для них свой, до какой-то степени он являлся тем, кем был Янукович для определённой части жителей Украины.

Впрочем, утверждать, что Америка теперь станет другой, пока рано. Я думаю, что система демократических институтов в США достаточно сильна — система сдержек и противовесов в своё время разрабатывалась как раз для подобных ситуаций, её создатели предвидели возможность таких поворотов. И как раз в рыночной сфере, думаю, ничего не изменится. Республиканцы всегда были партией бизнеса, и, скорее всего, партия придёт к определённому соглашению с Трампом: вопросами экономики станет заниматься сенат, а Трамп будет больше уделять внимания социальным проблемами, что с учётом его предвыборной программы тоже не очень хорошо.

Что касается международных отношений, прогнозы пока делать сложно. Республиканцы исторически всегда были очень агрессивны в вопросах внешней политики, но, как мы видим по выступлениям Трампа, он настроен иначе — он хочет договариваться. И есть большая вероятность, что его президентство будет особенно тяжёлым для Украины. Россия тоже давно хотела договориться со Штатами, и, думаю, теперь предложение Кремля будет следующим: мы уйдём из Сирии, не будем вам там мешать, но вы не трогайте Украину и всю территорию СНГ. Не уверен, что это произойдёт быстро, но приблизительно в течение года надо быть готовыми к такому ходу событий.