Зарядка не помогла. Почему у генпрокурора Украины Луценко вчера был испорченный день

Очередной крестовый полет против коррупции оказался мультиком

Фото: УНИАН
Фото: УНИАН

Юрий Луценко – человек рефлексирующий. Это достаточно редкое качество для представителей украинского политического истеблишмента и за одно уже его наличие генпрокурор заслуживает уважения.

Кроме того, или, вернее будет сказать, как важная часть того, Юрий Витальевич – человек, искренне реагирующий на внешние оценки своей деятельности, подверженный их влиянию. (В подтверждение можно вспомнить его переживания во времена известного инцидента в немецком аэропорту.)

Вообще, страх публичного унижения – один из важнейших двигателей нашей цивилизации, краеугольный камень системы образования Яна Амоса Коменского. Неуверенность или неполная уверенность в себе являются имманентной характеристикой человека разумного и человека успешного, и особенно ярко это проявляется в публичной политике. Именно эти мотивы заставляют успешных публичных политиков раз за разом заучивать и отшлифовывать свои роли и в конечном счете вживаться в них до полного перевоплощения. Именно этим психологическим механизмам человечество должно быть обязано появлением таких выдающихся политиков как Уинстон Черчилль, Рональд Рейган и многих других, которые изначально скорее всего просто играли роль "толковых" политиков и в результате действительно ими стали. Станет ли им Юрий Луценко пока неизвестно.

А сейчас о мульти-аресте налоговых генералов на отдыхе во время отчета Луценко в парламенте 24 мая. Конечно, наблюдателю легко предположить, что все это просто пиар, приуроченный к отчету перед народными избранниками. Я предлагаю собственную версию событий. Это не были действия, призванные улучшить имидж героя в глазах слушателей в зале или у экранов телевизора. Это было действие, необходимое актёру для того, чтобы лучше вжиться в образ перед важным премьерным выступлением.

"Голубое небо на заднем плане за готовыми к взлету вертолетами с арестованными налоговиками все больше напоминало клетчатое одеяло из "Феофании"…"

Вспомните много раз показанные в художественных произведениях эпизоды, когда актер за 15 минут до премьеры устраивает скандал чуть ли не до мордобоя с кем-то из многолетних своих приятелей из членов труппы, а после спектакля извиняется, и все понимающе кивают – "нужно было зарядиться".

Так что утром 24 мая Юрий Витальевич "заряжался". Для этого весь голливудский антураж с задержаниями экс-налоговиков: одновременность, внезапность, географический разброс, спецназ, вертолеты, астрономические суммы и прочая и прочая. Для этого выбор жертв, лучше которых не придумать. Нужно было поверить самому, что теперь шутки в сторону, что это начало настоящего крестового похода против коррупции, что, может быть, чем черт не шутит, это начало операции "преемник".

И все шло хорошо. "Зарядка" помогла.

Но недолго.

В 13:28 военный прокурор Матиос жестким военным берцем наступил на горло лебединой песне своего номинального шефа, заявив, что вот эта вот вся красота, происходящая в телевизорах и в вертолетах, стала возможной благодаря неоценимой помощи главы государственной фискальной службы Романа Насирова. И по старой доброй украинской политической традиции хорошее начинание превратилось в фарс, а голубое небо на заднем плане за готовыми к взлету вертолетами с арестованными налоговиками стало все больше напоминать клетчатое одеяло из "Феофании". Позже вечером героически пойманных с миллионами долларами "злодеев" Печерский суд будет выпускать в обмен на миллионы гривен, и это еще можно было бы стерпеть, потому что Печерский суд он ведь такой печерский. Но главный удар был нанесен сразу же, пока наш герой еще был на сцене – ему остается только сказать спасибо, что вопрос о помощи Насирова из зала не прозвучал. Эх, такой день испортили. Очередной…

А нам всем хочется пожелать не унывать: то, что отдельные представители политистеблишмента по-прежнему рефлексируют и с помощью волшебников на вертолете стараются периодически показывать нам бесплатно кино (хоть и за счет государственного керосина), само по себе обнадеживает – значит, нас помнят.