Не женское дело. Как Грейс Мугабе проиграла партизанам-ветеранам

2017-11-24 10:14:00

25 0
Не женское дело. Как Грейс Мугабе проиграла партизанам-ветеранам

Не женское дело. Как Грейс Мугабе проиграла партизанам-ветеранам

Эта история развивалась довольно стремительно, особенно если учесть, что Мугабе правил страной 37 лет. В этих масштабах недельное противостояние — миг. Военные вошли в столицу Зимбабве Хараре в ночь с 15 на 16 ноября. Но мудрый 93-летний правитель упорно увиливал от отставки, надеясь протянуть до президентских выборов, которые состоятся летом. Собственно, из-за этих выборов и произошёл весь сыр-бор.

Роберт Мугабе — человек совсем не молодой и большую часть времени проводит в Сингапуре, где его лечат местные врачи. И когда встал вопрос о следующем сроке, Мугабе заявил, что будет опять баллотироваться, но в этот раз его слова никто всерьёз не воспринял. Да и он сам стал продвигать более жизнеспособный вариант: в декабре предполагалось провести съезд правящей партии, который избрал бы вторым вице-президентом его жену, 52-летнюю Грейс Мугабе, с перспективой пересадки в главное кресло.

Грейс — женщина властная и падкая на роскошь, но долгое время в большую политику не вмешивалась, занималась по всему миру шопингом, а дома курировала разные женские организации. Но последние несколько лет, когда стало ясно, что Роберт таки не вечен, она начала уделять больше внимания партийным интригам, а зимбабвийские СМИ стали из неё лепить мудрую супругу сверхмудрого руководителя. В партии «Зимбабвийский африканский национальный союз — Патриотический фронт» (ЗАНС-ПФ) вокруг неё начала образовываться группа поддержки из относительно молодых бюрократов.

Естественно, это не могло остаться незамеченным теми, кто, как они считают, по праву должен рассчитывать на власть после ухода Мугабе. Это — группа ветеранов партизанского освободительного движения 1970-х против белого режима в Родезии (так когда-то называлась Зимбабве). Их лидер — вице-президент Эммерсон Мнангагва. Когда в августе 75-летний Мнангагва приболел, то заявил, что его отравила Грейс. Та, в свою очередь, убедила супруга, что вице-президент злоумышляет против него колдовством, и в начале ноября Мугабе отправил того в отставку. И вот тогда в Хараре появились войска, ставшие, понятно, на сторону Мнангагвы, жертвы интриг президентской жены.

Очень интересно и показательно, что военные сразу заявили, что никакого переворота нет и не будет

И что они сторонники действующей конституции и президента. Дескать, они лишь хотят «убрать предателей» из окружения Мугабе. Под предателями подразумевались Грейс и группа её сторонников. Однако было очевидно, что при всех оказываемых знаках почтения Роберта Мугабе подталкивают к отставке.

В воскресенье, 19 ноября, вся страна замерла у телеэкранов, слушая выступление президента. По обе стороны от него сидели представители военного командования, и никто не сомневался, что сейчас прозвучит заявление об отставке, но старик заявил, что все накопившиеся проблемы будут решены в декабре на партийном съезде ЗАНС-ПФ, где он намерен председательствовать. Что интересно, к этому времени его место во главе партии отдали Эммерсону Мнангагве, а Грейс из партии исключили.

Тогда заговорщикам ничего не осталось, как запустить процедуру импичмента. Как раз, когда этот вопрос обсуждался в парламенте, пришло сообщение, что Роберт Мугабе всё-таки уходит. Зимбабве будут править его старые соратники по партизанской борьбе, поэтому следует оставить надежды на какие-то перемены в стране, которая находится в очень запущенном состоянии. Как ни странно, теоретически тут от Грейс могло быть больше толку.

Обращает на себя внимание необычная для Африки правовая осторожность заговорщиков: дескать, смотрите, у нас демократия и законность, с нами можно и нужно иметь дело международным партнёрам. С другой стороны, вчерашнему всевластному диктатору даны гарантии не только жизни и свободы, но и сохранения его материального положения. Даже напугавшая всех своими интригами и амбициями Грейс Мугабе не пострадала. Всем знак: законную власть, даже вчерашнюю, надо уважать. Мало ли — сегодня он, завтра мы…