Как надавить на судей. Появились «оригинальные» способы

2019-11-28 13:10:00

102 27
Как надавить на судей. Появились «оригинальные» способы

Как надавить на судей. Появились «оригинальные» способы

В последнее время появились весьма оригинальные способы «обеспечить независимое правосудие»

С судьями Верховного суда и членами Высшего совета правосудия, которые «саботируют» судебную реформу, «нужно попробовать общаться … в рамках уголовно-процессуального кодекса», заявил недавно Генеральный прокурор Руслан Рябошапка. В Европе такое заявление уже наверняка стоило бы ему карьеры, поскольку является прямым давлением на независимый суд. Однако в Украине это лишь вершина большого айсберга случаев вмешательства в систему правосудия, которое так и остается безнаказанным.

Уголовный кодекс предусматривает сравнительно суровое наказание за вмешательство в работу суда – до трех лет лишения свободы. Высший совет правосудия уже несколько лет ведет реестр таких случаев, о которых сообщают сами служители Фемиды. В нем подробно описаны сотни историй о необоснованных отводах, заявлениях в полицию, обысках у судей и других типах давления – как со стороны силовых структур, так и со стороны адвокатов, других участников процесса, общественных активистов, депутатов разных уровней.

Судьи обязаны сообщать о любых действиях, похожих на давление, поэтому в перечень часто попадают даже мошеннические смс с сообщением о фейковом выигрыше, которые приходят многим другим гражданам. Также нужно учитывать, что фактаж подается с субъективной точки зрения судьи, решение о том, было ли вмешательство, принимает Высший совет правосудия.

На что жалуются судьи

Из более 200 случаев, информация о которых поступила от судей в ВСП после 20 мая 2019 года, четверть – это прямые угрозы в ходе судебных заседаний, визиты общественных активистов, которые врываются в совещательные комнаты, устраивают пикеты, обвиняют судью в ангажированности и вообще всячески выражают свое недовольство личностью судьи. Особенно любят активисты и адвокаты требовать у судей удостоверения, чтобы довести ситуацию до абсурда и усомниться в личности чиновника. В одном из резонансных дел таким образом вел себя даже глава кредиторов одной известной скандальной финкомпании.  

На втором месте (каждый пятый случай, описанный судьями) – необоснованная подача жалоб со стороны адвокатов или других защитников в ВРП, заявлений в правоохранительные органы об ангажированности судьи или несправедливости его действий – еще до вынесения окончательного решения по делу. Кроме участников процесса, такие заявления могут писать, например, депутаты местных советов, считающие себя вправе помыкать судьями.

Вполне реальным давлением на себя судьи считают публикации в СМИ (как до, так и после проведения судебного заседания; зачастую речь идет о региональных или маргинальных медиа с небольшими охватами, в которых прямо указывается на коррумпированность судьи или его содействие одной из сторон), а также в социальных сетях. Стороны могут как напрямую раздавать интервью, давая конкретные оценки текущему ходу судебного разбирательства («вышвырнул бы этого судью и поговорил с ним по-мужски» и т. д.), так и «делегировать» эти полномочия «анонимным источникам». Чтобы убедиться, что судья точно ознакомился с материалом, ему могут прислать «вырезку» или гиперлинк прямо на личный мобильный.

Каждая десятая жалоба касается звонков по телефону, смс, сообщений в мессенджерах, на электронную или обычную почту с угрозами, попытками «договориться» о правильном решении или провокациями. Например, судьям регулярно приходят сообщения о якобы «зачислении» на их счета средств в счет решения того или иного дела. Так, в деле об «Экопарке Осокорки» от имени якобы активистов судье слали сообщения в Viber с обвинениями в получении взятки в $30 тыс. и угрозами. В деле о снятии с выборов кандидата «Слуги народа» по мажоритарному округу Александра Куницкого уже после принятия решения в его пользу судьям приходили смс с «благодарностью» и обещанием «премии» за «правильное решение».

Примерно одинаковое количество раз (15-16) в жалобах судей упоминаются необоснованные отводы, а также давление на суды со стороны правоохранительных органов. К последнему можно отнести как вызовы судей в качестве свидетелей по делам, которые они рассматривают, так и обыски, изъятие материалов дела.

7 раз судьи обнаруживали камеры слежения или звукозаписывающую аппаратуру у себя в кабинете, один раз даже на дереве перед судом, факты вмешательства в служебные компьютеры, исчезновение флеш-накопителя с материалами дела.

Экзотические способы давления

Однако все это не в новинку ни опытным судьям, ни участникам судебных процессов. Но было в этот период и несколько жалоб относительно достаточно «оригинальных» способов давления, которые можно взять «на заметку» радетелям за «справедливый и объективный суд».

В ходе рассмотрения очередного ходатайства в уголовном деле в Запорожском райсуде адвокат потерпевшего написал заявление о недопущении со стороны судьи незаконных действий и злоупотребления служебным положением. Заявление было направлено не только главе суда и в правоохранительные органы, а и в редакции программ «Бигус.Инфо» и «Схемы» (Радио Свобода). При этом адвокат прямо в этом заявлении не постеснялся пообещать полное финансирование расследований.

А в ходе рассмотрения одного из дел в Мелитопольском горрайонном суде Запорожской области истец подал заявление об отводе судьи. Мотивировал это тем, что состоит в тесных приятельских отношениях с судьей, а в качестве доказательства предъявил завещание, в котором отписал судье свой автомобиль. Более того, в ходе судебных заседаний истец утверждал, что ходит к судье в гости, и что она «является самым дорогим в его жизни человеком».

«Новым словом» в давлении на служителей Фемиды последние считают и блокирование банком их зарплатных счетов. Сразу двое судей Западного апелляционного хозяйственного суда в течение последних полугода обратились в ВСП с соответствующими заявлениями. В обоих случаях речь шла о «Приватбанке», сотрудники которого в письмах просили предоставить доказательства происхождения средств, несмотря на то, что счета были зарплатными, то есть на них официально поступало судейское вознаграждение.

Как реагирует ВСП

За последние полгода ВСП отреагировал примерно на треть обращений судей о вмешательстве. При этом в 66 случаях члены совета не нашли оснований для беспокойства и приняли решение о реагировании (например, об обращении в Генпрокуратуру) лишь по 12 заявлениям. Как правило, это совсем уж откровенные факты давления (например, передача судье взятки (пускай и в виде коробки конфет и бутылки коньяка), прямые угрозы убийством, нападение с использованием зажигательной смеси, допрос судьи в НАБУ по делу, которое он рассматривает).

Среди заявлений, которое передано в ГПУ – и факт давления на судью, который рассматривал дело о выборах на округе №198, где после пересчета голосов недавно была зафиксирована победа Сергея Рудыка. В жалобе судья указывал, что от имени кандидата на его телефон поступали угрозы.

Впрочем, до реальных уголовных производств доходят лишь единичные кейсы. Например, по данным Генпрокуратуры, с начала 2019 года было зарегистрировано всего 6 производств по ст. 376 УК («вмешательство в деятельность судебных органов»). Ни одно не продвинулось дальше регистрации.