Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мнения
Журнал
Красивая странаРейтинги фокуса

Воскрешение Могильницы. Как настойчивость и соцсети спасли убитое село

Воскрешение Могильницы. Как настойчивость и соцсети спасли убитое село

Усилий одного неравнодушного человека хватило, чтобы навести порядок в погрязшем в мусоре и лени населенном пункте

050

"Ты из Могильницы? Жесть. Как приедешь на машине в село, вернешься с порезанными колесами ... ", — в прошлом году за несколько месяцев сезонных работ в Польше я выслушала с десяток страшных историй о моем родном селе в Теребовлянском районе Тернопольской области. Я знала, что моя малая родина специфична. В последние два года СМИ часто рассказывали о заброшенных и убогих селах в Донбассе и в России — каждый раз, читая или слушая об этом, я думала: "Приехали бы вы в мое село на Западную Украину, где в восемь утра мама заходит в комнату и просит закрыть входную дверь на замок, потому что сосед с белой горячкой бегает по чужим домам".

В начале 2016 года после многолетних "путешествий" по Украине и миру я вернулась жить на родину. Представила себя туристом. Шла вдоль села и фотографировала. Заходила на кладбище, в церковь, прогуливалась вдоль реки. От увиденного глаза лезли на лоб — эту территорию трудно было назвать деревней. Сплошные свалки и кустарники, ни души на улице, будто все живое вымерло.

К тому времени в село провели интернет. Оказалось, большая часть населения —   активные пользователи "Одноклассников". Те, кто разъехались на заработки в Италию, Португалию, Англию, тоже "сидят" в этой соцсети. И я решила провести эксперимент по спасению села Могильница. На Крещение сделала фоторепортаж, написала "сладкий" текст и выложила в соцсеть. Реакция была мгновенной и удивительной. Ко мне подходили люди на улице и благодарили —близкие от Лондона до Запорожья увидели их. Люди читали репортаж и по телефону описывали друг другу фотографии. С еще большей охотой я продолжила реализовывать свой замысел. Несколько следующих текстов посвятила истории села — писала о церкви, в которой по легендам появилась икона Божьей Матери, о "Просвите" 30-х годов, о славных довоенных годах времен Малой Польши, о народной одежде. Моя страница становилась все популярней. В конце зимы ее читали уже по всему миру: я получала комментарии из России, Америки, Австралии, Европы, почти из всех городов Украины.

"От увиденного глаза лезли на лоб — эту территорию трудно было назвать деревней. Сплошные свалки и кустарники, ни души на улице, будто все живое вымерло"

Время, отведенное на красивые легенды, подошло к концу, и я взялась за описание реального состояния Могильницы. Сначала были фоторепортажи с кладбищ, поросших многолетними акациями и сиренью. Безжалостная критика вызвала у читателей оцепенение. Уже не было ни "лайков", ни комментариев. Я продолжала. Придумала флешмоб, к которому надеялась привлечь односельчан. Многие из них работают на сезонных работах в Польше или на своих огородах, а зимой сидят перед телевизорами — и так как в этом году зима была мягкая, я решила их вытащить на толоку. Начала с себя. Каждый день ходила с топором на кладбище, чистила несколько забытых Богом и людьми могил, фотографировала их и выставляла в соцсети под рубрикой "Было-стало". Я натерла руки в кровь, сорвала спину, но так никто не пришел на кладбище. После этого я ходила по соседям и собирала всех на субботник - убирать улицу. В назначенный день с метлой и граблями выходила я одна: соседи с самого утра сбегали из дома, лишь бы не участвовать в уборке. И тогда мое терпение лопнуло.

Я начала фотографировать засоренную реку и грязные улицы, а снимки выкладывать в сети с фамилиями тех, кто живет рядом. Почти на каждой улице стали бояться моего телефона. Мамы начали пугать детей: "Придет Ольга Жук, сфотографирует, какой ты невежливый, и выложит в интернет". Люди перестали со мной здороваться. В личных сообщениях и комментариях появились угрозы. Мне в глаза не раз говорили, что "переломают ноги" или "распорют живот". Я чувствовала, что перегибаю палку, когда называю фамилии и пишу посты о вездесущей лени, но  не собиралась отступать. Каждый вечер ложилась спать с топором в коридоре. Думала: если придут бить, дам сдачу, но не брошу эксперимент на полпути.

И однажды случилось чудо — как в американских фильмах. Мою идею о возрождении села первыми поддержали молодые женщины из неблагополучных семей и местные "аватары", которые за водку отдали бы последнюю рубашку. С ними мы за день очистили половину старого кладбища, кресты на котором на моей памяти ни разу не видели солнца. Общественная активность сельского "дна" дала мне право публично высмеять добропорядочных, больших хозяев, практикующих христиан, местных депутатов и госслужащих, которые дальше своего двора не желали ничего видеть.

"Я начала фотографировать засоренную реку и грязные улицы, а снимки выкладывать в сети с фамилиями тех, кто живет рядом. Почти на каждой улице стали бояться моего телефона. Люди перестали со мной здороваться. В личных сообщениях и комментариях появились угрозы"

С тех пор чудеса в селе происходили каждый день. Люди убирали на кладбище, чистили реку, улицы, расчищали заиленные источники, вырубали кустарники. Я не успевала фиксировать  исчезновение многолетних свалок вдоль главной дороги в селе — когда-то их было с десяток. На месте огромных куч пластика, стекла, памперсов и бумаги люди сажали цветы и деревья. Из других городов нам стали передавать деньги на вывод борщевика — ядовитого многолетнего растения до трех метров высотой. Его уничтожением никто никогда не занимался, и за годы ветер разнес семена по всему селу. А теперь школьники с родителями с ранней весны воют с сорняком. "Борщевик завезли в село по распоряжению Сталина. Если мы победим это растение, то выбьем Сталина из Могильницы. Это наш единственный враг в селе", — так 12-летние девушки объясняют свое участие в толоках на борщевике.

Люди увидели, что настоящее и будущее села в их руках, набрались смелости и уверенности, начали выражать недовольство сонной местной властью, требовать помощи районного совета. А главное, поверили в мечту и начали осуществлять ее.

Сегодня Могильница воскресла. Село убрано, как дом хорошей хозяйки. Буквально за месяц молодые семьи сами построили три детских площадки, сами нашли спонсоров, добились денег от чиновников. Могильница впервые за десятки лет достойно подготовилась к Пасхе и Дню Победы, смыв с себя многолетние грехи "моей хаты с краю" и победив внешнего врага во всех его проявлениях. И если кто-то захочет узнать рецепт возрождения села, могу точно сказать, что начинать надо с себя, и каждый день работать на результат, закатав рукава.

Есть и еще что-то, о чем писал Альберт Эйнштейн: "При помощи совпадений Бог сохраняет анонимность". Оглядываясь на поразительные перемены, произошедшие всего за три последних месяца, я верю, что здесь не последнюю роль сыграла эта анонимная милость.

5
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.