Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мнения
Журнал
Красивая странаРейтинги фокуса

День не космонавтики. Третья годовщина оккупации Славянска

День не космонавтики. Третья годовщина оккупации Славянска

12 апреля перестало быть для меня днём полёта Юрия Гагарина. Космос, и без того кажущийся таким далёким, отошёл на второй план. В этот день пророссийские сепаратисты захватили власть в Славянске

0100

До космоса, если идти прямо вверх, примерно сто километров. От Донецка до Славянска по автодорогам — сто двадцать. Захват Донецкой ОГА и последующее "провозглашение суверенитета ДНР" казалось космически далёким и странным. Но всё началось именно с нас.

Я тогда учился в педагогическом университете и писал новости для местного интернет-сайта. Март 2014-го — это бесконечное количество пророссийских акций, от которых отмежевалась местная власть. Победа Майдана заставила их "переобуваться в воздухе" и снова влезать в шкуры "крепких хозяйственников". Шуметь продолжали лишь коммунисты и витренковцы — отступать им было некуда. В череде бесконечных митингов под песню "Священная война" они даже письмо Путину передали московским поездом. Просили о помощи. Среди проукраинских активистов потом ещё шутка ходила о том, как российский президент ждёт на Курском вокзале письмецо от славянских коммунистов.

12 апреля местные журналисты собрались для высадки аллеи в память об убитом коллеге Игоре Александрове. Несколько камер, лопаты, саженцы. Я ничего посадить не успел, пошёл проверять слухи "о захвате полиции". У горотдела уже были вооружённые люди. На попытку что-то сфотографировать человек с автоматом вполне убедительно попросил прекратить съёмку.

Здесь же была мэр Неля Штепа. Как всегда, пёстро одета и ярко накрашена. В историю вошёл момент, когда она назвала захватчиков "нашими мальчиками", но мало говорят о том, что эта была попытка успокоить толпу людей, не понимавших, что происходит. Среди них были жёны милиционеров, находившихся в захваченном здании. Штепа говорит, что тогда была на связи с первыми лицами области и страны, выполняла их просьбу сохранить жизнь захваченных людей.

"Сегодня стыдно вспоминать, но тогда идея отказаться от Донбасса не казалась мне бредовой. Хотя в то же время хотелось, чтобы его освободили как можно скорее"

Меня задержали практически сразу. Крупный человек в маске потащил к горотделу. Вокруг было немало людей с камерами, но он, видимо, помнил меня по предыдущим пророссийским акциям, где несколько раз меня пытались избить. Уже в предбаннике захваченного здания кто-то из "старших" возмутился, мол, какого чёрта, не до него сейчас. Помогла и журналистка славянского телеканала, громко и смело заявившая сепаратистам, что я — местный журналист и поэтому меня нужно отпустить. Примерно под тем же предлогом Штепа отбивала у сепаратистов местного оппозиционера и моего тогдашнего главреда Олега Зонтова. С уверенностью можно сказать, что тогда она, как минимум, спасла ему здоровье. Через неделю его горловского соратника Владимира Рыбака нашли зверски убитым.

Мне не хватило ума уйти сразу, и я остался наблюдать, как в считаные полчаса у РОВД выросла группа симпатиков "ДНР", над зданием вывесили российский флаг и триколор так называемого народного ополчения Донбасса. Нынешней символики "республики" в ходу ещё не было.

К вечеру город уже патрулировали общие бригады "ополченцев" и милиционеров. Утром 14 апреля исполком заняли люди в форме и с начищенным оружием. Они выгодно отличались от "ополченцев", одетых во что попало и часто с палкой, а не автоматом. С "вежливыми людьми из Крыма", как представился один из них, можно было разговаривать и даже фотографироваться. В тот же день в исполкоме впервые появился "народный мэр" Вячеслав Пономарёв, сделав обращение к президенту РФ Владимиру Путину.

В условиях оккупации удалось проработать пять дней. В ночь с 16-го на 17 апреля мою комнату в общежитие атаковали вооружённые люди. По счастливой случайности я находился в том же здании, но на несколько этажей выше, поэтому отделался лишь потерей документов и техники.

Сейчас совершенно ясно, что было ошибкой лишний раз "светиться", выходить в эфир радио и ТВ под настоящим именем. Но центральные СМИ нуждались в информации, а оценить реальную угрозу для себя тогда ещё было сложно.

Друзья помогли мне уехать из города, а львовский Украинский католический университет предоставил приют. Сложности были лишь с восстановлением украденных документов, ведь что такое "переселенец", никто не понимал, и в Киеве никак не могли взять в толк, кто же в Славянске отнял мой паспорт.

На новом месте у меня не было материальных трудностей, но было страшно за родных, оставшихся в Донбассе. В такой ситуации новостные ленты лучше не читать, иначе можно сойти с ума.

"Самым запоминающимся моментом оккупации для меня остаётся первое поднятие российского флага над зданием исполкома. То ли по незнанию, то ли случайно, его подняли наоборот, синим цветом вверх"

Из классической цепи стадий принятия неизбежного я выбрал гнев. То, что сейчас считается "языком ненависти", было у меня и на уме, и на языке. Мне казалось, что мой регион пострадал по вине его жителей. Сегодня стыдно вспоминать, но тогда идея отказаться от Донбасса не казалась мне бредовой. Хотя в то же время хотелось, чтобы его освободили как можно скорее. Те самые "старушки с иконами, перекрывавшие путь ВСУ", которых и на четвёртый год войны не прекращают демонизировать, казались мне самыми главными врагами. Эта ненависть к землякам как пришла, так и ушла. Для себя тогда обозначил: "успокоился". Теперь я жду, пока успокоятся остальные, кто сегодня пышет ядом в сторону востока Украины.

Украинская армия вошла в город 5 июля 2014 года. Для Славянска всё закончилось. Одиозного мэра Нелю Штепу задержали и до сих пор судят. Она единственная из местной верхушки предстала перед законом, хотя её дело остаётся тёмным, поскольку Штепа и сама была в плену боевиков. Зато нынешний глава города Вадим Лях к власти пришёл со слоганом "Любить Славянск, как Неля".

"Народный мэр" из числа сепаратистов Вячеслав Пономарёв жив-здоров и теперь где-то в России. Небезызвестный Игорь Стрелков "воюет" всё больше в интернете и на пресс-конференциях. Своим сослуживцам он вручил медали "За оборону Славянска". Купить её можно за 540 рублей в интернете.

Самым запоминающимся моментом оккупации для меня остаётся первое поднятие российского флага над зданием исполкома. То ли по незнанию, то ли случайно, его подняли наоборот, синим цветом вверх. Смех и негодование на площади заставили сепаратистов исправиться. "Несколько минут мы жили в Голландии", — весело сказал мужчина по соседству. Он ошибался. Перевёрнутый российский триколор — это флаг Республики Сербской, долгое время самопровозглашённого государства на территории Боснии и Герцеговины. Маленький призрак Балканской войны подморгнул Славянску. И это символично.

10
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.