Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мнения
Журнал
Красивая странаРейтинги фокуса

За Трампом пришли. Как ФБР идет ва-банк

За Трампом пришли. Как ФБР идет ва-банк

Так собственные спецслужбы не дерзили еще ни одному американскому президенту

27000

Всюду царит предательство и нежелание делать страну великой. Пока президент совещался со своими силовиками, как сокрушительно ответить на применение химического оружия сирийским режимом, поддерживаемым Россией, пришло сообщение, что сотрудники ФБР бесцеремонно обыскивают офис, дом и гостиничный номер его, Дональда Трампа, личного адвоката. И после совещания журналисты забросали главу Белого дома вопросами именно об этом, игнорируя всю грандиозность исторического момента. Как можно работать в таких невыносимых условиях?

Объектом нетерпеливого интереса ФБР стал Майкл Коэн, человек, который много знает и, судя по происшедшему, многое скрывает. В рамках обычной процедуры у человека, который интересует следствие, просят предоставить нужные документы или записи. Если он почему-то отказывается, его могут принудить к этому, добившись судебного предписания. А вот если обыск обрушивается внезапно, чтобы лишить возможности избавиться от компрометирующего материала, значит, дело обстоит крайне серьёзно. Последний раз подобным образом сотрудники ФБР в ранний час в июле минувшего года взломали двери в доме бывшего главы президентской кампании Трампа Пола Манафорта, в буквальном смысле подняв того с постели. Сейчас он находится под домашним арестом.

Майкл Коэн, помимо того, что в силу отношений со своим клиентом с 2007 года человек очень осведомлённый, широкой публике известен по крайней мере по двум эпизодам. Перед президентскими выборами в октябре 2016 года он якобы из личных средств заплатил порноактрисе Сторми Дэниэлс 130 тысяч долларов, чтобы она молчала о своей связи с Трампом в 2006 году.

Между тем факт выплаты такой суммы может означать нарушение закона о добровольных взносах в президентскую кампанию, и документы о сделке якобы были найдены во время обыска

Кроме того, Майкл Коэн контактировал с российским руководством в 2015 году, пытаясь пробить сделку о строительстве небоскрёба Trump Tower в Москве. Планы не осуществились, но факт контактов с российскими властями должен быть расследован в рамках «русского дела». Найдено ли было что-то инкриминирующее в этой связи или в руках следствия оказались какие-то другие важные материалы, пока неизвестно. Потрясает, однако, уже само событие обыска-облавы.

Чтобы получить добро на такую акцию, ФБР нужно было добиться согласия на самом высоком уровне, в этом случае речь идёт о заместителе генерального прокурора США Роде Розенстайне. Сам генпрокурор Джефф Сешнс сразу после назначения заявил, что не будет принимать участия в расследованиях, связанных с президентской кампанией Трампа, поскольку это означало бы конфликт интересов: он был активным членом избирательного штаба. Чтобы убедить Розенстайна в необходимости гарантированно скандального обыска президентского юриста, следовало предоставить чрезвычайно убедительные доводы, и они, очевидно, были. Убедительными они оказались и для федерального судьи, подписавшего ордер.

Важно, что непосредственно одобрение на обыск дал прокурор Южного округа Нью-Йорка, куда входит Манхэттен. Джеффри Берман был назначен на эту должность уже нынешним президентом, а до этого был юридическим партнёром Рудольфа Джулиани, бывшего мэра Нью-Йорка и верного сторонника Дональда Трампа. Это означает, во-первых, что специальный прокурор Роберт Мюллер, ведущий расследование о возможной связи членов избирательного штаба Трампа с русскими, страхуется от обвинений в предвзятости и, подключая другие следственные органы, расширяет рамки дела за пределы поиска русского следа. Во-вторых, всё настолько серьёзно, что даже как бы «свои» люди не видят возможности игнорировать жёсткие следственные процедуры.

Есть ещё одно обстоятельство, на которое указывают специалисты по американскому праву. Информация о контактах адвоката и клиента имеет статус защищённой и не может фигурировать в суде до тех пор, пока нет свидетельств преступного сговора между ними. В противном случае их изъятие — страшный юридический грех, который может развалить дело. Дерзкие действия ФБР, на которые согласились все серьёзные люди, одобрившие операцию, указывают на то, что свидетельства сговора Дональда Трампа с Майклом Коэном, видимо, есть, а это уже само по себе скандал.

В общем, недаром президент страшно возмутился действиями ФБР, назвал их позором и атакой на страну: стало очень горячо. Он порассуждал перед камерами о возможном увольнении специального прокурора Мюллера, но в американской традиции это сразу напоминает о том, как Ричард Никсон увольнял прокуроров, чтобы помешать раскрутке Уотергейтского скандала, — это прямой путь к импичменту за попытку противодействовать правосудию.

Вот в таких нечеловеческих  условиях Дональду Трампу приходится решать судьбы мира и всего человечества. Шаг влево, шаг вправо — закон. А кто-то ещё удивляется, почему он так восхищается Путиным: да потому что тому закон не писан. Именно за это, несмотря на зависть, восхищение и досадные отвлекающие обстоятельства американскому президенту придётся принимать меры против российского.

270
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.