Нетерпимость. Почему бойкот продуктов TM Yaro – признак общественного нездоровья

Разговоры о Европе и свободе выглядят сюрреалистично на фоне одновременного медийного распятия и коллективного оплевывания очередного "врага народа" — который что-то не так сказал, не то написал, не там и не с тем сфотографировался или обнялся.

Юлия Привалова скриншот из соцсети
Скандал, связанный с травлей владелицы ТМ YARO Юлии Приваловой – признак крайнего общественного нездоровья.

Скандал, связанный с развернутой под предводительством хорошо известного аудитории украинских СМИ Сергея Стерненко кампанией травли владелицы ТМ YARO Юлии Приваловой – признак крайнего общественного нездоровья. Как и банальный кибербуллинг, выдаваемый в наших палестинах за институт репутации.

На самом деле, нет никакой проблемы в том, что Привалова постит в своем инстаграме фото с Красной площади. Это ее право, не нарушающее, кстати, ни один из отечественных законов.

Так же, как нет никакой проблемы и в том, что какую то часть общества такое фото может раздражать. На то оно и общество, что состоит из людей с разными позициями, мнениями, вкусами и часто полярными оценками одного и того же. И более того, точки зрения членов этого общества не обязаны быть одинаковыми. Тем более — по вопросам, относительно которых само общество обьективно расколото и в отношении которых не может быть общепринятого "нормативного" мнения.

Настоящая проблема начинается тогда, когда нетерпимое и непримиримое меньшинство пытается навязать свои представления о должном и правильном всему обществу в качестве общеобязательных и нормативных.

Сделав отход от навязанной шахады чем то вроде преступления. Или, как минимум, морально порицаемого поступка.

Еще больше эта проблема усугубляется там и тогда, где и когда на сторону такого крикливого меньшинства становится государство или политики. Которые — отметим для протокола – также выражают мнение не всего общества, а лишь какой то одной его части. Той, которая за них проголосовала на выборах.

И далеко не всегда это самая большая часть общества. Зачастую мы видим, как в качестве мнения всего общества нам продают позицию одного из меньшинств — активистов или политиков, поддержанных не то двумя, не то пятью, не то восьмью процентами граждан. Да даже если и пресловутыми, ставшими мемом 25 % — все равно речь идет о меньшинстве.

Важно
Слово - не воробей. Почему бойкот продуктов TM Yaro – признак здорового общества
Слово - не воробей. Почему бойкот продуктов TM Yaro – признак здорового общества

Но тогда – с какого перепуга большинство СМИ и многие лидеры мнений в один голос подают дело таким образом, будто Стерненко сотоварищи – это "возмущенное общество", а Привалова с Козаком – вовсе даже не общество, а непонятно кто. Или даже вовсе — "враги народа". На каком таком основании делаются столь безапелляционные выводы? На базе каких таких объективных замеров общественных настроений?

Ведь, данные уважаемых социологических служб свидетельствуют об обратном. Доля тех украинцев, которые согласны со Стерненко – значительно меньше тех, кто думает так же, как Привалова. Достаточно вспомнить недавний опрос группы "Рейтинг", согласно которому почти половина украинцев согласилась с выводами из пропагандистской статьи соседского президента Путина про "один народ".

И дело сейчас не в разборе того, правильное ли это мнение или нет. Дело в признании того факта, что такое мнение есть. Существует эмпирически. И почти половина соотечественников, его разделяющая – такие же граждане, как и те, кто возмущается селфи отечественных медийных персон на Красной площади. И эти люди также часть нашего общества, причем, немаленькая.

Важно
Культура исключения. Почему Green Grey не будут петь в День независимости
Культура исключения. Почему Green Grey не будут петь в День независимости

И если отталкиваться от признания этого факта, придется признать и другой – что конфликт между Стерненко и Приваловой – никакой не конфликт "общества" с "зазнавшимися от вседозволенности мажорами". А – конфликт одной части общества с другой.

И уже вопрос второго порядка, насколько и та и другая части общества соотносятся с большинством и имеют право выступать от имени всех.

Проблема — сама общественная атмосфера, вынуждающая медийных персон, артистов или спортсменов – извиняться и каяться неизвестно перед кем непонятно за что. За то, что они думают и говорят так, как им думается и говорится, будучи уверенными, что живут не в маккартистской Америке и не в сталинском СССР, а в свободной стране.

Проблема — в атмосфере, вынуждающей крупный бизнес уступать давлению крикливого и агрессивного меньшинства, прогибаясь под его истерики в соцсетях, капитулируя перед ними по принципу "лишь бы отцепились". Неужели кто-то думает, что вымученное на камеру по итогам многодневной травли извинение за то, в чем не чувствуешь своей вины, изменит мнение извинившегося под давлением?

Важно
Торговля ненавистью. Почему дискриминация русского языка не может быть мерилом патриотизма
Торговля ненавистью. Почему дискриминация русского языка не может быть мерилом патриотизма

Да нет. Если к чему такая ситуация и приведет, так разве что к росту лицемерия и кухонного двоемыслия. Когда на камеры и с трибун говорят одно, а на кухнях и в узком кругу – совсем другое. Именно к этому ведет расползающаяся подобно чуме "культура отмены" отечественного разлива.

И винить бизнес ( то же "Сильпо", к примеру) за то, что его менеджеры униженно докладывают Стерненко об "устранении выявленных недостатков в работе" в данном случае сложно — им не нужны лишние проблемы. Как и люди в балаклавах, пикетирующие или штурмующие их магазины или офисы.

Винить следует общество, допустившее ситуацию, при которой от его, общества, имени выступают странные персонажи в балаклавах или играют роль моральных авторитетов активисты, на которых висит несколько незавершенных уголовных производств по тяжким статьям и один вступивший в законную силу условный приговор по криминальной статье.

При этом, как бы кому-то не хотелось думать иначе, тот же Стерненко и его сторонники – тоже часть украинского общества. И имеют право быть услышанными со своей позицией.

Право на голос в общем хоре. Подчеркиваю: на голос, а не на возможность затыкать рот другим, прикрываясь патриотизмом.

История о том, как Сергей Стерненко обиделся на Юлию Привалову за фотографию и анекдот, была бы совершенно ничем не примечательной. Она не заслуживала бы отдельного разговора даже с поправкой на то, что по ее итогам целый ряд общенациональных торговых сетей, под давлением хейтеров из националистического лагеря сочли за благо отказаться от продукции ТМ YARO на полках своих магазинов. Если бы не маленькое "но" — ее тривиальная обыденность для нынешней Украины и нынешнего состояния украинского общества.

Политически окрашеный медийный и соцсетевой буллинг, публичные доносы на инакомыслящих, призывы кого-нибудь репрессировать (хорошо хоть не "расстрелять как бешеных собак" — но это пока!), поразить в правах, депортировать, наложить санкции, требования публичных покаяний и извинений, обращенные к известным людям, шагающим не в ногу с трендами текущей коньюнктуры — все это, к сожалению, будничные приметы времени, в котором мы живем. И кейс с Приваловой и Стерненко в этом ряду не первый и не последний. Вон, энтузиасты уже до Мисс-Украина этого года добрались. Не на том языке девушка говорит.

Градус ожесточения в атмосфере общественных дискуссий сегодняшней Украины упрямо подбирается к историческим аналогам, от которых сегодня предпочитают открещиваться.

Удручает, что все это происходит под рефрен рассуждений об избавлении соотечественников от "рабской психологии". Согласитесь, мантры о наступившей эре свободы выглядят несколько сюрреалистично на фоне одновременно происходящего в том же времени и пространстве медийного распятия и коллективного оплевывания очередного "врага народа" — который что-то не то сказал, не то написал, не там и не с тем сфотографировался или обнялся.

Важно
Крым и язык ненависти. Какую проблему выявил скандал с Муждабаевым в эфире у Скрыпина
Крым и язык ненависти. Какую проблему выявил скандал с Муждабаевым в эфире у Скрыпина

Но еще большее ощущение абсурдности бытия накрывает стороннего наблюдателя за процессом тогда, когда все вышеперечисленное — с доносами на инакомыслящих и шельмованием ведьм — объявляется "признаком здорового общества" и знамением роста гражданской активности и сознательности масс.

Тут уже волей-неволей вспоминаешь Оруэлла с его максимами о войне, которая мир и свободе, которая рабство. Тем более, что с момента написания "1984" мир не стоит на месте, а современных охотников на ведьм недавно даже снабдили "правильным" политическим словарем.

Увы и ах, но под разговоры о каких-то европейских ценностях, о свободе, достоинстве и прочих высоких материях, все отчетливее проступают контуры общества, похожего совсем не на нынешнюю Европу, а скорее на США периода маккартизма. А задор "патриотической общественности" в изобличении разномастных "отщепенцев" сравним не то с компанией по борьбе с космополитизмом при позднем Иосифе Виссарионовиче, не то с компанейщиной по шельмованию какого-нибудь Пастернака уже при позднем Брежневе. Да, времена нынче более вегетарианские, но, как говорится, дай волю.

Медийная реакция на довольно таки маргинальный баттл в сети, на мой взгляд, совершенно ненормальная. Может, все дело в том, что я в силу возраста, еще помню те времена, когда все "срались" со всеми без каких-либо последствий для высоких переругивающихся сторон.

Идеальная ситуация, к которой стоит стремиться — когда Привалова имеет полное право несмешно шутить о бандеровцах и фотографироваться где хочет. И Стерненко имеет аналогичное право — возмущаться словами Приваловой. А автор этих строк — вместе с миллионами остальных соотечественников — находиться в полном неведении относительно столь животрепещущих и жизненно важных разборок, не подсвечиваемых центральными СМИ до уровня какой-то общенациональной проблемы.

Важно
Что у мовы на языке. Почему решение КСУ о языковом законе не приведет к обьединению страны
Что у мовы на языке. Почему решение КСУ о языковом законе не приведет к обьединению страны

И нам всем – таким разным – придется как-то уживаться бок — о — бок в одной стране. Никто из нас не исчезнет как роса на солнце – на радость идейным оппонентам. И не переедет в Россию, на Луну или куда-либо еще.

Но каждый такой случай политически окрашенной травли, каждая сорванная акция или мероприятие оппонентов, каждый публичный донос на того кто нам не нравится в СБУ или СНБО, каждое нападение на "неправильного" журналиста или неправосудное закрытие "неправильного" СМИ – это маленький шаг навстречу тому, чтобы мы все однажды обнаружили себя смотрящими друг на друга через ружейный прицел.

И зря кто-то думает, что если такое все же произойдет, все другие, "неправильные" — умрут, а он один – "правильный" — обязательно останется.