Дело Кучмы связано с экспертизой пленок Мельниченко, - Пискун

Святослав Пискун, Генпрокурор Украины в 2002-2003 и 2005 году, в интервью focus.ua предположил, что возбуждение уголовного против Леонида Кучмы связано с завершением экспертизы пленок Мельниченко

Какие были основания для возбуждения уголовного дела против Леонида Кучмы? Будет ли, на ваш прокурорский взгляд, дело доведено до суда?

Никто не имеет права без достаточных на то оснований возбуждать уголовные дела против граждан. Для этого есть уголовно-процессуальная норма, требующая определенных параметров, при которых возбуждаются уголовные дела. То есть, в случае Кучмы, параметры эти, как вы понимаете, имеются. Значит, прокуратура посчитала возможным, имея соответствующие документы и доказательства, начать расследование не по факту, а против конкретного человека. Но, поскольку достоверно никому, кроме следователей, неизвестно, какой там набор фактов и обстоятельств, очень сложно этот вопрос комментировать.

Пока вы были Генеральным прокурором, оснований для возбуждения уголовного дела против Кучмы не было?

Когда я был Генеральным прокурором и в 2002, и в 2003, и в 2005 году тоже проверялась причастность Кучмы и других лиц к совершению данного преступления (убийства Георгия Гонгадзе - ред.). В результате работы нашей следственной группы мы не посчитали возможным возбуждать против него уголовное дело, так как доказательств было недостаточно.

Мы были незаангажированы и объективны, можете не сомневаться. До моего руководства прокуратурой многие считали Гонгадзе живым и здоровым, считалось, что он живет где-то в Америке. По делу Гонгадзе мы дошли до половины – арестовали Пукача. До полного раскрытия дела оставалось совсем немного, Пукач уже сидел в СИЗО и давал показания. Но, к сожалению, нашлись силы, которые уговорили Леонида Кучму снять меня с должности. Меня сняли. Без формулировки, без объяснений, без ничего. И через три дня Пукача выпустили.

В 2005 году нами были арестованы еще четверо соучастников убийства журналиста. После этого мы приступили к изучению пленок Мельниченко и назначили необходимые судебные технические экспертизы. И когда эти экспертизы подходили к концу и должны были быть результаты, Ющенко меня тоже снял с должности. Я снова начал судиться. Что происходило в это время с делом, я не знаю. Но, когда я в 2007 году вернулся на должность Генерального прокурора на один месяц, я сразу же написал письмо в Совет Европы с просьбой предоставить мне специалистов и экспертов для проведения аутентичной экспертизы записей майора Мельниченко. Может быть, это письмо послужило поводом того, что Ющенко быстренько устроил переворот в ГПУ, и меня выбивали из прокуратуры внутренними войсками...

Что произошло сейчас, я не знаю. Возможно, закончены экспертизы, а может быть есть другие, достаточные основания для возбуждения дела против Кучмы.

Записи разговоров в кабинете Кучмы, сделанные Николаем Мельниченко, теперь признаны вещественным доказательством. Почему именно сейчас, если пленки были в руках у правоохранительных органов 10 лет? Это команда сверху?

На мой взгляд, закончились экспертизы. Это длительный процесс, очень трудоемкий. Мельниченко в период моей работы на экспертизу оригинал диктофона так и не отдал, хотя мы с ним тогда в нормальном тоне разговаривали. Он сказал: "Я не могу. Я Пискуну доверяю, а всем, кто вокруг него – нет". Возможно, Мельниченко сейчас отдал оригинал диктофона на экспертизу.

Евгения Вецько, журналист