Поживанов: У кого-то большое желание все списать на меня

Четыре месяца Генпрокуратура Украины ищет бывшего главу Госкомрезерва Михаила Поживанова, которому вменяет в вину хищение госсредств на сумму 35 миллионов гривен. И хотя экс-чиновник свою вину отрицает, все же попросил политического убежища в Австрии.

О своей деятельности в Австрии, популизме нынешней власти и плачевных перспективах Кабмина Азарова он рассказал в интервью Фокусу.

Почему вы решили просить политического убежища именно в Австрии?

Я здесь работаю.

Где, если не секрет?

Это инвестиционная компания. Она занимается проектами в Польше, Чехии и странах Восточной Европы. В Хорватии, Боснии, Сербии и Македонии есть проекты. Я веду не все, а только часть. Изначально они меня взяли на Чехию и Словакию, я там занимался торговыми центрами. И фактически эти проекты уже на окончательной стадии. Плюс я торговым комплексом в Германии занимался и работал по проектам в пост югославских странах.

Вы заявляли, что украинские дипломаты мешают Вам получить политическое убежище. Каким образом?

За руки они меня, конечно, не держат. Суть в том, что на заседании экономического совета "Украина – Австрия" наш посол опустился до определенного шантажа политических кругов Австрии. Даже в местном аналитическом еженедельном журнале "Профиль" была 9 мая опубликована статья по этому поводу. Там было написано, что абсолютно недипломатически посол Украины посвятил большую часть своего выступления на этой комиссии не экономическим проблемам между Австрией и Украиной, а ситуации, связанной с Поживановым и обвинял чуть ли не в коррупции австрийское правительство. То есть заявлял, что оно продает убежище Поживанову и реакция Украины может быть адекватной.

И как на подобные заявления отреагировала австрийская сторона?

Кстати, Вы общаетесь с Богданом Данилишиным?

Я был в Чехии, мы общались. Он, конечно, молодец. Сегодня ему уже можно заниматься общественной деятельностью, он получил определенный статус. У меня пока этого статуса нет, поэтому я как таковой политической деятельностью заниматься не собираюсь. Да и ситуация у меня немножко иная – я целыми днями занят, мне хватает работы.

Но Вы хотите вернуться в Украину?

Конечно, хочется домой приезжать. Я, допустим, работой загружен, вопросов здесь никаких не возникает. Но есть и другие важные вещи. Например, та ситуация, которая у меня сложилась… Я был просто убит, когда мама ушла из жизни. Хотя я мог это предположить. Когда она в феврале попала в больницу, некоторые врачи говорили, что ей осталось жить месяц, другие взялись и пошло дело на поправку. Что потом произошло, мне тяжело судить. Я не медик. Но она фактически за три месяца ушла. Я реально понимаю, что все это от нервов, из-за каждой публикации. И я не мог туда приехать.

В СМИ не так давно была информация, что Вашему сыну не дали вылететь к Вам в Австрию.

Я вообще не знаю, откуда появилась эта информация. Кто-то ее запустил, а все сайты ее напечатали. Ничего подобного не было. Никто его не задерживал. Мой сын с женой летали на похороны моей мамы, они и туда долетели нормально и назад прилетели нормально. Никаких вопросов не возникало.

Как Вы будете защищаться от обвинений, выдвинутых Вам Генеральной прокуратурой?

Там вроде бы были брокерские контракты и биржевые, но к биржевым контрактам никогда глава Госрезерва никакого отношения персонально не имеет. Это биржевой контракт. То есть его подписывает брокер по поручению Госрезерва, а исполняет контракт предприятие. И на любом предприятии есть материально ответственные лица. Если они куда-то что-то дели или украли, то пусть они несут ответственность. Если кто-то из них в конце 2010 года услышал или узнал, что Поживанова нет на территории Украины, и решил на меня что-то свалить, то это у них не получится. Те люди, кто это сделал, будут не только за воровство сидеть, но еще и за неправдивую информацию. Я этого так не оставлю. То, что есть в свидетельских показаниях, что типа я давал какие-то указания и мне давались какие-то документы – это все обман.

И я еще одно могу сказать. Если бы я был таким отпетым негодяем и применял какие-то воровские схемы, то, наверное, они бы работали не на одном предприятии, а на всех. В системе Госрезерва свыше 50 предприятий, такого профиля их почти 30.

Просто я так понимаю, что у кого-то либо было очень большое желание все это списать на меня, либо местные воры просто использовали ситуацию общего крика.

То есть Вы с политикой возбуждение уголовного дела против Вас не связываете?

Я так тоже не могу сказать, потому что раз это дело таким образом пошло и набрало такой резонанс, то без политической составляющей тут не обошлось. Просто нечистоплотность определенных мелких руководителей кто-то использовал в своих политических целях. И все. Сошлись два этих момента. Но если прокуратура и Служба безопасности действительно хочет в этом разобраться, то я уверен, что приедет следователь сюда, мне есть, что ему сказать, и данное дело будет закрыто. Потому что оно сфальсифицировано, построено на неправдивой информации и вдобавок ко всему не имеет судебной перспективы.

Что в Австрии говорят о политической ситуации в Украине?

Особо ничего не говорят, но в СМИ периодически пишут о том, что Украина через некоторое время может превратиться в Беларусь. Ну и после попытки задержания Тимошенко здесь вышла довольно жесткая статья, осуждающая Януковича.

А вы лично как ее оцениваете?

Налоговая реформа, о которой очень много говорили, реально никакого реформирования не внесла. Предпринимателям не стало лучше работаться, предприниматели не понимают, как автоматически будет возвращаться НДС, система тотальных проверок не устранена. Плюс, сказав "А", не сказали "Б" в отношении частных предпринимателей, малого бизнеса. То есть фактически все те, кто занимались торговлей, транспортными перевозками, их просто обрубили в работе с физическими лицами и этим нанесли колоссальный удар по малому и среднему бизнесу.

Не проведена реформа ни в бюджетной системе, ни в органах местного самоуправления. Сколько говорили о том, что будут закреплены на постоянно действующей основе налоги для территорий, чтобы каждая область сама зарабатывала себе деньги и была самоокупаемой… Абсолютно ничего не сделано в сфере жилищно-коммунального хозяйства, в медицине. То, что я слышу по поводу образования, так мы опять вернулись к каким-то дополнительным экзаменам, ушли от тестирования и вновь ввели коррупционную составляющую.

Много я слышал о различных дерегуляторных актах, которые будут приняты для упрощения ведения бизнеса, но все это осталось на бумаге. Даже закон, который был принят по строительной отрасли, насколько мне известно, на сегодняшний день не работает. Потому что после закона в течение трех месяцев должны были быть приняты нормативные акты, но этого так и не произошло. И в итоге практически остановлена вся строительная отрасль. Ничего не делается ни по-старому, ни по-новому. Вышло как у Черномырдина: хотели как лучше, а получилось – как всегда.

Какие перспективы у Кабмина Азарова и лично премьера, на Ваш взгляд?

Реально я думаю, что Азарова в ближайшее время ждет отставка. Иного пути нет. Довольно много негатива и так уже легло на плечи Януковича, но если он оставит Азарова работать и дальше, то вообще вся ответственность за происходящее ляжет на президента. А отставка Азарова может на какое-то время что-то дать.

Недавно в Украине прошел так называемый День гнева. Как Вы считаете, возможны ли в стране массовые акции протеста?

Вы считаете, что пока рано об этом говорить?

Получается, что да. Пока еще рано. Должно чувство неудовлетворенности превышать чувство страха. На сегодняшний день получается, что чувство страха превалирует над чувством неудовлетворенности.

Евгения Вецько, focus.ua