Тимошенко: Я жива в этой могиле

Накануне католического Рождества экс-премьер написала об ужасах своего заключения и о том, общение с кем ей помогает

«Говорят, что в окопах под огнем нет атеистов. Здесь, после показательного судилища надо мной и четырех с половиной месяцев в камере, я поняла, что в тюрьме также нет атеистов. Молитва становится единственным интимным стоящим доверия разговором, что вселяет надежду», - сказано в письме Тимошенко, обнародованном A Prisoner’s Christmas.

По ее словам, она поняла, что Господь – «единственный друг, твоя единственная доступная семья».

«Потому что, будучи лишенной даже доступа к священнику, мне больше некому доверить свои мысли и надежды. В это время любви и семейного праздника, в Рождественские дни, одиночество тюремной камеры становится особенно невыносимым», - цитирует письмо Тимошенко TCН.ua.

«Серая, мертвая ночная тишина (мужчины-охранники, будто вуайеристы поминутно заглядывают сквозь проем двери твоей камеры), внезапные далекие крики заключенных, крики отчаяния, страдания и гнева, бряцание тюремных замков: все это не дает уснуть и вселяет такой беспокойство, что превращается в отдельную пытку», - описывает Тимошенко свои страдания.

В то же время она указывает на то, что этот мир не притупляет чувства, а наоборот, разжигает их:
«Твой ум освобождается от повседневных забот, чтобы думать о вечном и твоем месте в нем. Эта свобода духа является настоящим неожиданным подарком в рождественскую пору. В темноте камеры я нахожу силы и надежду от того, что знаю: Господь - рядом со мной. Ведь где еще место Христа, как не рядом с теми, кто страдает и просит милости».

Также Тимошенко попросила не волноваться за нее.

«В это Рождество я попрошу мою семью и друзей не волноваться за меня. Как сказала Анна Ахматова (не Ахметова) «Я жива в этой могиле». Действительно, знаю, что больше живая, чем люди, которые заключили меня сюда. Рождество - время, которое может обозначить новое начало для всех нас», - отметила она.