Второй пошел. Луценко рассчитывает выйти на свободу после смены власти

Печерский райсуд приговорил экс-главу МВД Юрия Луценко к четырем годам тюрьмы. Досрочно выйти на свободу оппозиционер рассчитывает после смены власти

"Не переживай, Юра, четыре года это немного. Я знаю точно. Через год будет революция, и мы тебя освободим", — надрывно кричал экс-министру Юрию Луценко бывший политзаключенный Игорь Мазур-Тополя в тесном зале Печерского суда. В начале нулевых за участие в акциях протеста "Украина без Кучмы" он отсидел 4,5 года в колонии для больных туберкулезом.

27 февраля Луценко приговорили к чуть меньшему сроку — четырем годам заключения. Признав его виновным в превышении власти и растрате бюджетных средств, судьи также постановили взыскать с бывшего чиновника Кабмина Юлии Тимошенко 643 000 грн. причиненного государству ущерба. Если Луценко и выйдет раньше срока, то разве что по решению Европейского суда или действительно в результате революции.

Игра страстей
На финальное заседание по делу подсудимого №2 журналисты и нардепы пришли заранее. Зал был набит до отказа, даже телеоператоры с трудом нашли места для своих камер. Жена Луценко Ирина, которая год и два месяца каждый день ровно в 16.00 приходила на свидания к мужу в СИЗО, стояла возле клетки с обвиняемым и, как только в зале появились судьи, инстинктивно заслонила его спиной. Сам Луценко держался бодро, хотя, как сообщил близкий к нему источник, для этого ему с самого утра пришлось "заправиться" таблетками: печень и поджелудочная экс-министра без них уже отказываются работать.

Когда председательствующий судья Сергей Вовк начал зачитывать приговор, казалось, все присутствующие разом очутились в стране глухих: он шевелил губами, но расслышать мало что удавалось. Старший сын Луценко Александр, которому не удалось пробиться к отцу, попросил наушники у телевизионщиков, чтобы не пропустить главного.

Наконец Вовк объявил Луценко и его водителя Леонида Приступлюка виновными в сговоре с целью завладения бюджетными средствами, огласил суммы денежных взысканий, сообщил о трехлетнем запрете экс-чиновнику занимать госдолжности и вдруг, запнувшись на полуслове, объявил перерыв. "С Банковой прислали приговор, а там, где срок, стоял пробел", — тут же предположил Луценко. И ошибся. Уже через несколько минут его приговорили к четырем годам заключения, а Приступлюка — к трем условно. Суд постановил конфисковать у бывшего министра автомобили и пятую часть квартиры в Ровно, а у Приступлюка — однокомнатную квартиру в Киеве. "В конце приговора, наверное, было написано: подарок Януковичу на день инаугурации", — прокомментировал заметно поникший Луценко. А на последний вопрос журналистов "Когда ожидаете освобождения?" грустно ответил: "Когда в этой стране сменится власть".

Фотогалерея: Дом для Луценко. Репортаж из Менской колонии

После этих слов в громко скандирующий "Ганьба!" зал ворвался отряд судебной милиции и, оттеснив присутствующих, начал выводить прокуроров. Но защитить их силовикам все равно не удалось. Когда те проходили мимо клетки с Луценко, он выполнил давнее обещание и плюнул в лицо гособвинителю Виктору Клименко. Напоследок оппозиционер успел бросить своим соратникам: "Я остаюсь при своих убеждениях. Я докажу свою правоту".

Жесткая посадка
Надежд оспорить приговор в Украине у Луценко нет. Искать справедливости его защита будет в Страсбурге. 17 апреля в Европейском суде по правам человека должны начаться публичные слушания по делу осужденного оппозиционера. Если международный арбитр признает арест Луценко незаконным, дело могут пересмотреть.

Если этого не случится, экс-министра в Черниговской области ждет барак в спецколонии №91, предназначенной для бывших сотрудников правоохранительных органов. Это значит, что отбывать оставшиеся после СИЗО два года и 10 месяцев заключения бывший главный милиционер будет с теми, кого сам отправил за решетку. К примеру, с тремя убийцами журналиста Георгия Гонгадзе.
В тюрьме Луценко, скорее всего, придется работать в мебельном или столярном цеху или в автомастерской. А принять участие в выборах он сможет не раньше, чем через три года после освобождения, — в 2017-м, когда ему будет 53 года.

Андрей Ткач, Фокус