Пулепробиваемые

Евгений Кушнарев — не первый украинский политик, погибший от огнестрельного ранения. каждый из предыдущих случаев смерти сильных мира сего от пули и теперь вызывает немало вопросов

Охота и коллекционирование оружия — в числе излюбленных увлечений многих политиков еще с коммунистических времен. Беспрепятственный доступ к элитным охотничьим угодьям, возможность "обсудить вопросы" на свежем воздухе, не боясь прослушки, всегда манили на охоту даже тех, кто не был любителем стрельбы. А дарить в знак почтения охотничьи ружья и прочее оружие стало едва ли не обязательным ритуалом номенклатуры.

Гибель Евгения Кушнарева — не первый случай в Украине, когда политик столь высокого ранга стал жертвой выстрела. В августе 1998 г. прямым выстрелом в грудь был убит народный депутат Украины, глава правления ЗАО "Укргазсбыт" Олег Кухарчук. Депутат был заядлым коллекционером оружия, которое хранил в сейфе. Но во время демонстрации коллекции перед родственниками заряженный пистолет попал в руки его восьмилетней дочери, которая и сделала роковой выстрел.

Вечером 22 января 2001 г. в офисе собственной фирмы "Лоск" с огнестрельной раной в левой части груди был найден мертвым 45-летний народный депутат и крупный харьковский бизнесмен Юрий Кононенко. Орудием убийства стал зарегистрированный на него карабин "Сайга" калибра 7,62. Именно это оружие фигурировало в первоначальной версии гибели Кушнарева. Смерть Кононенко в свое время вызвала много кривотолков. Официальная версия правоохранителей — самоубийство по неосторожности. Но в Харькове говорили и о доведении до самоубийства и даже об убийстве. Тогда еще лидер партии "Яблуко" Михаил Бродский даже обвинил харьковского губернатора Евгения Кушнарева в том, что незадолго до смерти Кононенко тот угрожал предпринимателю.

В феврале 2005 г. в своей донецкой квартире из пистолета "Форт-12" случайно нанес себе смертельное ранение в голову глава правления ЗАО "Артемовский завод шампанских вин", депутат Донецкого облсовета Роман Никифоров.

Личное оружие также укоротило жизнь министрам эпохи Кучмы — Георгию Кирпе и Юрию Кравченко.

И хотя по поводу смерти последнего еще много вопросов, бесспорным остается тот факт, что любовь политиков к огнестрельным "игрушкам" иногда заканчивается для них трагически. временами эта любовь приобретает патологические формы. Все помнят огромную коллекцию дорогих ружей Владимира Щербаня, которую в дни его вынужденной эмиграции демонстрировал журналистам Юрий Луценко. Впрочем, сам экс?министр внутренних дел тоже "отличился", раздав за неполных два года своего пребывания на посту более полуторы сотни наградных "Фортов", из которых только треть досталась непосредственно милиционерам. Коллекция разнообразных "стволов" украшает кабинет Александра Турчинова, а Александр Волков нередко устраивает экскурсии для журналистов по своему дому, где стены увешаны ружьями и охотничьими трофеями, запросто позволяя желающим пострелять по движущимся мишеням.

журналисты неоднократно подмечали, что в портфелях народных избранников между папками с документами небрежно валяются "стволы". Кстати, хотя на пути в помещение Верховной Рады депутаты и должны проходить сквозь рамки металлоискателей, большинство из них это правило игнорируют, подвергая таким образом риску не только собственных коллег, но и многочисленных гостей законодательного органа.

Тем не менее, даже после трагических случаев украинские политики, похоже, не собираются отказываться от своих привычек. Заядлый охотник, депутат-"регионал" Владимир Сивкович считает, что для этого мероприятия нужно тщательно выбирать компанию. В интервью Фокусу он сообщил: "Отношение к охоте у меня уже не изменится, потому что охочусь я 30 лет. Но также никогда у меня не изменится отношение к дуракам на охоте. По тому, как человек охотится, как стреляет и ведет себя на охоте, можно описать весь его внутренний мир и его характер. На охоте всегда видно, с каким человеком можно "идти в разведку", а с каким — нет".