Кто не с нами, тот регионал. Власть старается уменьшить влияние крымских татар в Крыму

Новым председателем Меджлиса крымскотатарского народа избран Рефат Чубаров. До него этот пост 22 года занимал Мустафа Джемилев. Оба лидера рассказали Фокусу о главном принципе власти в отношениях с крымскими татарами: разделяй и властвуй

Основные мысли, прозвучавшие во время интервью с Джемилевым и Чубаровым: власть старается уменьшить влияние крымских татар в Крыму, предпочитая иметь дело с лояльными к ней шестёрками и шантрапой; после победы Виктора Януковича сотрудничать с властью стало сложнее, а давление на болевые точки крымского общества усилилось.

Рефат Чубаров:
«В отношениях с Могилёвым — ничего личного»
Новый глава Меджлиса Рефат Чубаров рассказал о том, как связаны политическая ситуация и случаи вандализма в Крыму

Правда ли, что Виктор Янукович приказал властям автономии нивелировать влияние Меджлиса в Крыму?
Если такие рекомендации были, это величайшая ошибка политтехнологов, обслуживающих власть и правящую партию. Рассматривать народ, возвращающийся после десятилетий изгнания на свою Родину, через партийную призму «свой – чужой» — это, как минимум, недальновидно. Тем более что рано или поздно государству придётся решать проблемы крымскотатарского народа как части украинского общества.

Есть ли корреляция между политической ситуацией в стране и случаями вандализма по отношению к культовым крымскотатарским местам?
На этот вопрос нужно отвечать правоохранительным органам. Насколько я могу судить, преступления, которые могут дестабилизировать ситуацию, случаются чаще во время принятия важных политических решений или особого напряжения в обществе. Вот сейчас период осложнения отношений между Киевом и Москвой, и недавно вандалы сожгли две мечети. Мы оцениваем это как давление на болевые точки крымского общества. Начали с мусульман.

Мустафа Джемилев: «Власть выдвигает вперёд шестёрок»
Экс-глава Меджлиса Мустафа Джемилев рассказывает о коварстве власти и политических спекуляциях в крымскотатарском вопросе

Политика Меджлиса изменится с приходом нового председателя?
Новый человек во главе Меджлиса — это возможность начать новый диалог с властью. При мне это было сложно сделать: иногда я очень резко высказывался о власти. Крымская власть не признаёт Меджлис, предпочитая считать представителями крымскотатарского народа людей, которых никто не избирал и которые никого кроме себя не представляют. То есть выдвигает вперёд шестёрок, которые будут повторять то, что скажет власть.

В чём причина этой проблемы?
В Киеве крымскотатарский народ считается главной оппозиционной силой на территории Крыма. Поэтому власти нужно её нейтрализовать. Это такая большевистская теория: кто не с нами — тот против нас.

Что это за орган — Совет представителей крымскотатарского народа при президенте Украины?
Он был создан после многочисленных наших требований. Это была попытка внедрить представителей Меджлиса в правовое поле Украины. После смены президента в члены этого совета власть записала шантрапу, которой многие крымские татары даже руки не подадут. Меджлису дали только несколько мест. Тогда Меджлис отказался участвовать в этом совете. Сейчас его работа — посмешище в глазах крымских татар. Такую же формулу когда-то использовал бывший председатель Верховного Совета автономии Леонид Грач. Он тогда создал Совет старейшин в противовес Меджлису. Его члены были представителями народа, которые прятались от этого народа.

На вас оказывали давление в связи с уголовным делом, открытым против вашего сына? (27 мая младший сын Мустафы Джемилева, Хайсер, из огнестрельного оружия убил человека. — Фокус.)
Нет. Это исключено. Я ни при каких обстоятельствах не позволю, чтобы кто-то на меня давил, в том числе и из-за семейных обстоятельств. Моего сына признали психически здоровым, и я этому рад. Когда-то мы его долго лечили в стационаре известного католического центра в Стамбуле, а потом пять лет он принимал лекарства. Сейчас экспертиза признала эго здоровым. Нет оснований утверждать, что это было умышленное убийство, ведь убитый был другом нашей семьи. А они пытаются доказать умышленность, рассчитывая, что на меня можно давить. Но у меня есть принципы, которые я не нарушу в любом случае.

Юрий Опока, Фокус