Тренды: армия уже боеспособна, но еще не профессиональна

Фото: Михаил Маркив
Фото: Михаил Маркив

Через 5 лет наша армия, при нормальном финансировании, сможет остановить российские войска. Фокус отследил основные изменения в украинских Вооруженных силах

6 тысяч
боеспособных

Война с Россией началась с того, что новая украинская власть вынуждена была констатировать: армии в стране нет. Когда Крым был уже оккупирован "зелёными человечками", министр обороны Украины Игорь Тенюх с трибуны Верховной Рады заявил о том, что из 134 тысяч военнослужащих можно сформировать боеспособные подразделения общей численностью до 6 тыс.

Большая часть военной техники оказалась непригодной к эксплуатации. Украинские солдаты лишь условно были укомплектованы всем необходимым. Не было ни качественного обмундирования, ни аптечек. При этом, помимо "зелёных человечков", возле восточных границ Украины находилась российская группировка войск: 220 тысяч солдат, 150 самолётов, 60 военных кораблей, танки и другая техника.

На войну
вышел народ

Случилось чудо: украинский народ принял вызов. За три месяца были сформированы десятки добровольческих батальонов, задачи по обеспечению армии взяли на себя волонтёры. Пока Министерство обороны реорганизовывалось, население Украины самоорганизовалось: на средства благотворителей создавались тренировочные лагеря, сотни "челноков" везли в страну берцы, бронежилеты, каски и аптечки.

В волонтёрское движение включились представители всех слоёв общества — от крупных бизнесменов (Игорь Коломойский, Алексей Вадатурский) до пенсионеров. До сих пор значительная доля поставок продовольствия, обмундирования, медикаментов осуществляется такими волонтёрскими группами, как "Крылья Феникса", Штаб национального сопротивления, Волонтёрская сотня, МедАвтоМайдан.

Волонтёры выполняют также военно-тактические задачи: ремонтируют боевую технику и обеспечивают эвакуацию раненых с поля боя (в прифронтовой зоне действует несколько бригад экстренной медпомощи на базе благотворительного фонда "АСАП ЕМС Хоттабыч").

В течение восьми месяцев Министерство обороны провело три волны мобилизации. Сегодня в зоне АТО находятся около 50 тыс. военных, а всего в украинской армии служат 232 тысячи человек.

Сама армия
тоже меняется

Директор информационно-консалтинговой компании Defense Express Сергей Згурец отмечает, что, несмотря на серьёзные потери боевых машин, Укроборонпрому и Минобороны удалось восстановить 18 тыс. единиц тяжёлой военной техники. Заработали украинские бронетанковые заводы. В относительно исправном состоянии сейчас находится больше боевых машин, чем до начала военных действий.

Также эксперт отмечает, что война привела к селекции командного состава. "За последние десять лет не проводилось эффективных учений выше уровня батальона, — объясняет Сергей Згурец. — Зато в течение нескольких месяцев офицеры, прошедшие горнило войны, стали профессионалами".

До идеала
еще далеко

"Время, когда мы были не готовы к войне, проходит", — объявил в начале декабря министр обороны Степан Полторак. И всё же до тех пор, пока бойцов обеспечивают волонтёры, а добровольческие подразделения используют в качестве штурмовых отрядов, говорить о высоком профессионализме украинской армии нельзя. Но о боеспособности — уже можно.

Степан Полторак планирует довести общую численность военнослужащих до 250 тыс. По словам президента Петра Порошенко, на протяжении трёх лет на перевооружение выделят 40 млрд грн.

Руководитель Центра исследований армии, конверсии и разоружения Валентин Бадрак считает: "Если финансирование в течение пяти лет останется адекватным, то оборонный потенциал Украины будет таким, что военная агрессия со стороны России станет невозможна". В то же время эксперт уверен, что эта цель не будет достигнута без военно-технического сотрудничества с Западом.

И это сотрудничество уже началось. Принятый в декабре в конгрессе США Акт "О поддержке свободы в Украине" предполагает, помимо прочего, предоставление Украине военной техники. Госдепартамент США разработал программу помощи украинской армии в размере $350 млн. Сумма сравнительно небольшая, но хочется верить, что это только начало.