Бойцы невидимого фронта. Сколько в Украине карманных армий

Фото: Getty Images
Фото: Getty Images

В добровольческие подразделения принимали всех, кто хотел воевать. Трофейный автомат, бронежилет и миска каши для них находились всегда

Когда под зданием Укрнафты появились вооруженные автоматчики, представлявшиеся бойцами полка "Днепр-1", у властей открылись глаза на то, чего они давно старались не замечать. В Украине множество незаконных или полузаконных вооруженных формирований. Конфликт между олигархом Игорем Коломойским и президентом разрешился, но проблемы остались. На встрече с командирами подразделений ВСУ Петр Порошенко заявил, что не позволит губернаторам владеть "карманными армиями". А министр МВД Арсен Аваков решил провести ревизию охранных фирм. Тем не менее подразделения с неопределенным юридическим статусом никуда не делись.

"Армия" Коломойского

За год своего пребывания в кресле губернатора Игорь Коломойский активно помогал разным подразделениям ВСУ и финансировал создание добровольческих батальонов. Общая численность всех вооруженных формирований, которых одевал и кормил олигарх-губернатор, втрое превосходит вооруженные силы Эстонии.

Заместитель главы Днепропетровской облгосадминистрации Геннадий Корбан еще в августе 2014 года говорил, что Игорь Коломойский помогает батальонам "Днепр-1", "Донбасс", "Шахтерск", "Азов" и "Айдар". Плюс те соединения ВСУ, которые базируются в Днепропетровской области: 25-я воздушно-десантная бригада, 93-я пехотно-механизированная, 17-я танковая. То есть всего около 15 тыс. бойцов. По словам Геннадия Корбана, на один батальон ежемесячно выделялось около 10 млн грн. Деньги на содержание этой армии шли через "Фонд оборони країни", который как минимум на 70% наполнял Коломойский.

Коломойский обеспечивал около 15 000 бойцов различных боевых подразделений

Ядром "армии Коломойского" был "Днепр-1". Владимир Парасюк, служивший в "Днепре" летом прошлого года, признался Фокусу, что зарплата добровольца могла доходить до 14 тыс. грн — на то время свы­ше $1 тыс. "Днепр-1" также обеспечивался всем необходимым военным снаряжением: бронежилетами, касками, обмундированием. Начальник Департамента организации деятельности подразделений милиции особого назначения МВД Украины Виктор Чалаван сообщил Фокусу, что полк "Днепр-1" вскоре перейдет в подчинение Нацгвардии. По официальной версии — из-за несоответствия функциям милицейских подразделений. По неофициальной, озвученной источником Фокуса в ВСУ, — чтобы ослабить влияние Коломойского.

Еще одним вооруженным формированием, поддержка которого Игорем Коломойским не особо афишировалась, стал добровольческий украинский корпус "Правый сектор". Благодаря Коломойскому, ПС получил возможность создать свою базу недалеко от райцентра Покровское в Днепропетровской области. Лидер ПС Дмитрий Ярош в свое время отмечал, что конструктивно сотрудничает с губернатором в вопросах обороны области, признавая, что Игорь Коломойский оплачивает счета базы ПС в Покровском. Среди вооруженных формирований, с которыми сотрудничает команда Коломойского, Правый сектор — единственное, не входящее ни в какие государственные силовые структуры.

Неуправляемый героизм

В Минобороны не называют точных цифр, говоря об общей численности добровольческих подразделений. Пресс-секретарь Генерального штаба АТО Владислав Селезнев сообщил, что в подчинении у Министерства обороны около 50 отдельных мотопехотных батальонов, созданных на основе добровольческих батальонов территориальной обороны. Еще 37 батальонов состоят в структуре МВД. Четыре боевых единицы входят в состав Нацгвардии: батальоны им. С. Кульчицкого, "Донбасс", "Крук", а также полк "Азов". Кроме того, в зоне АТО находятся формирования, которые не входят ни в структуры ВСУ, ни в МВД. Кроме Правого сектора это еще несколько относительно мелких формирований вроде батальона ОУН и чеченских батальонов имени шейха Мансура и Джохара Дудаева.

Большинство экспертов видят в провокациях 30 января под Минобороны российский след

В некоторых добровольческих подразделениях отсутствует строгий учет бойцов. Летом прошлого года в них принимали всех, кто хотел воевать, даже если штатных должностей уже не было. Один из собеседников Фокуса рассказал о том, как полгода воевал в "Айдаре" внештатно, дожидаясь, пока появится свободная вакансия. Трофейный автомат, бронежилет и миска каши для настоящих патриотов находились всегда. Сколько всего в Украине таких "внештатников", неизвестно. Отсутствие у бойцов каких-либо документов, которые могли бы их идентифицировать в качестве военных, приводит к недоразумениям.

По словам командира "Айдара" Евгения Пташника, из 10 запросов на военнослужащих, представляющихся айдаровцами, только один являлся бойцом, остальные девять — самозванцы, служившие одному из депутатов. А в киевском батальоне территориальной обороны "Печерск" Фокусу рассказали о том, что раньше главный спонсор батальона после прохождения службы обещал бойцам трудоустройство в его охранных компаниях. Но когда выяснилось, что вчерашние фронтовики нужны ему для рейдерских захватов, сотрудничество с ним прекратили.

Арсен Аваков констатирует, что криминал манипулирует существующими стереотипами о том, что "менты — сволочи, а командиры из АТО — молодцы". Во время рейдерских атак нередко появляются "бойцы Правого сектора". В последнее время все большую активность проявляет псевдоайдар, появляясь то на картонной фабрике в Житомире, то на разработках янтаря, то в Киеве на протестных акциях. О том, насколько условна грань между реальными участниками АТО и правонарушителями, видно на примере конфликта вокруг Укрнафты.

"Мы оставляем за собой право избирательно относиться к приказам Генштаба, не подчиняясь ему беспрекословно, как подчиняется армия"


Артем Скоропадский
Пресс-секретарь ДУК ПС о возможности вхождения корпуса в силовые структуры
Артем Скоропадский Пресс-секретарь ДУК ПС о возможности вхождения корпуса в силовые структуры

Вооруженные люди, находящиеся в разгар скандала в офисе компании-монополиста, представлялись, как известно, бойцами полка "Днепр-1". Руководство же полка сразу открестилось от событий в Укранафте и Укртранснафте. Но на вопрос, что за "зеленые человечки" защищали государственную компанию, ответа нет до сих пор. Едва ли Игорь Коломойский просил командира "Днепр-1" Вячеслава Печненко прислать ему на подмогу в Киев два взвода. Логичнее предположить, что вместе с "Днепром" в свое время тренировались бойцы каких-нибудь охранных подразделений. Каково количество таких охранников, может быть известно только самому Игорю Коломойскому.

Могут ли военные участвовать в подобного рода междоусобицах? Во время конфликта вокруг Укрнафты в словах экс-командира "Днепра-1", а ныне депутата ВР от Народного фронта Юрия Березы чувствовалась некая двойственность. На своей страничке в "Фейсбуке" он писал: "Серце крає туга і біль. Я не знаю, хто винний… Я знаю одне. Тогоріч, навесні, більше, ніж Коломойський, для збереження миру не зробив жоден олігарх. Але кожен має розуміти, що у нас є глава держави, верховний головнокомандуючий, і інших зараз бути не може". Командир батальона "Кривбасс" Николай Колесник был более откровенен: "План и мечты Москвы в действии. Скорее всего, это закрытая часть минских соглашений по нейтрализации руководства Днепропетровской области…"

Нажмите для увеличения

Проблема возникла не вчера. То, что неуправляемые герои могут оказаться опасны для общества, стало понятно в начале прошлого года, когда патриотично настроенный Саша Белый демонстрировал перед камерами свой "калаш". Лидер ПС Дмитрий Ярош утверждал тогда в интервью Фокусу, что автомат Саши Белого был абсолютно законным. В Украине, как оказалось, можно без проблем зарегистрировать нарезное автоматическое оружие, если оно стреляет только одиночными выстрелами.

Проблема Правого сектора

Самая крупная военизированная организация с неопределенным юридическим статусом — Правый сектор. Добровольческий украинский корпус ПС располагает восемнадцатью территориальными батальонами, общая численность которых превышает 5000 бойцов. У ПС есть трофейные минометы и даже артиллерия.

На днях ПС получил очередное предложение влиться в структуру любого силового подразделения или покинуть зону АТО. При этом Дмитрия Яроша пригласили в Генштаб в качестве советника. И хотя Ярош предложение принял, у ПС свое видение того, как должна происходить легализация корпуса.

Дмитрий Ярош с недавнего времени — сотрудник Генштаба

"У нас два условия, — сказал Фокусу пресс-секретарь ПС Артем Скоропадский. — Прежде всего мы хотим сохранить целостность нашего добровольческого корпуса и не примем командиров со стороны. Все командиры должны оставаться нашими. Второе: мы оставляем за собой право избирательно относиться к приказам Генштаба, активно сотрудничая с ним, но не подчиняясь беспрекословно — так, как подчиняется армия". По словам Артема Скоропадского, легализация ПС возможна на основе специального закона, который должна принять Верховная Рада. Прецедент есть: подобный Правому сектору Союз обороны Эстонии входит в состав вооруженных сил страны, являясь при этом отдельной структурой.

Даже если в ближайшие дни формат легализации ПС будет найден, это не решит всех проблем. В зоне АТО множество небольших добровольческих батальонов. Сколько именно, не знает никто. Так же, как не знает, сколько бойцов, которые нигде не числятся, прибившихся к разным военным частям, защищают сегодня Пески, Широкино, Авдеевку, Счастье… Многие из них не хотят подписывать контракты с силовиками по разным причинам, зачастую вполне житейским. Одних не устраивает минимальный срок контракта — три года. Другие не верят Генштабу. Но как бы ни было велико уважение украинцев к этим людям, рано или поздно от их услуг придется отказаться.

Инфографика: Дмитрий Синяк, Елизавета Букреева
Фото: Укринформ, Getty Images, УНИАН, из личных архивов