Добровольцев в зоне АТО видишь? А их нет

Фото: Facebook батальона "Луганск"
Фото: Facebook батальона "Луганск"

Представители Минобороны и добровольческих батальонов рассказали Фокусу, остались ли добровольцы на восточном фронте

Пресс-центр АТО сообщил, что добровольческие подразделения больше не принимают участия в боевых действиях на востоке Украины. На фронте остаются только регулярная армия и сотрудники правоохранительных органов. В то же время 3 мая в Песках Донецкой области во время обстрела украинских позиций из 120-миллиметровых миномётов был тяжело ранен Дмитрий Афанасьев, на следующий день он умер. В пресс-службе Генштаба погибшего назвали волонтёром, а добровольческий батальон ОУН на своей странице в Facebook сообщил, что Дмитрий был бойцом батальона.

советник министра обороны, советник президента


— В состав Вооружённых сил вошли все добровольческие батальоны, кроме ДУК ПС. Вы знаете, сколько в батальоне ОУН человек? 32 человека. Если у нас каждая группа "пионеров" будет называть себя батальоном, мы никогда не закончим процесс формирования Вооружённых сил. Называть эту группу товарищей батальоном некорректно: численный состав мотострелкового и мотопехотного батальона — это 600 человек.

Те добровольцы, которые вступили в Вооружённые силы Украины, выполняют приказы. Что они делают — это вопросы к Генеральному штабу, передислокацию наших войск мы не обсуждаем. А если они не в регулярной армии, то никто их и не отводил от линии соприкосновения. Как это сделать, если они никому не подчиняются?

Никто не хочет терять этих добровольцев. Мы очень хотим, чтобы они были в составе Вооружённых сил. Подавляющее большинство из них давно вступили в регулярную армию. Наверное, это можно назвать процессом наведения порядка на фронте.

боец ДУК "Правый сектор"


— Официально нас нет на фронте: минские соглашения предполагают, что там не должно быть добровольческих батальонов. Но наши ребята из медицинского подразделения каждый день вытягивают бойцов по всей линии фронта, их называют медиками-волонтёрами.

Сейчас все ожидают эскалации конфликта. Мы готовы основной частью своих батальонов закрывать наиболее проблемные точки. Аналитики предрекают наступление после 10 мая, на конец месяца, в июне. Мы не загадываем. Добровольческие батальоны находятся неподалёку от линии фронта и готовы выполнять боевые задачи, если враг начнёт наступать. А сейчас проводят боевое слаживание для выполнения этих задач.

командир батальона ОУН


— По минским соглашениям добровольцев на фронте нет. Но небольшой отряд ОУН там остался, потому что есть задачи, которые он должен там выполнять. Мы это не афишировали, но когда погиб наш боец Дмитрий Афанасьев, конечно, последние почести мы должны были ему отдать. Он погиб за свободу Украины, поэтому и написали об этом.

Раньше у нас было до 100 человек на позициях, 150 — на ротации. Я постоянно ходил в Министерство обороны с просьбами дать нам официальный статус военнослужащих. Нам не отказывали, мы договаривались, по какой схеме будем легализованы, не ставили невыполнимых условий. Предполагалось, что я остаюсь командиром подразделения, мне дают офицерское звание, мои командиры остаются на аналогичных должностях в Вооружённых силах и начинают формировать отдельную роту при 93-й бригаде. На протяжении года нам это постоянно обещали, но так ничего и не сделали. Думаю, играет роль боязнь добровольцев, как наиболее мотивированной части общества. Поэтому в конце концов я, мои командиры, все ребята приняли решение, что пока не будем вступать в Вооружённые силы.

У батальона свои планы, мы их сформулировали для своих бойцов, сейчас проводим обучение, готовы при первой же возможности вернуться на фронт. Я думаю, что Москва не остановится и мы снова будем защищать свою страну. Война не прекращается, обстрелы продолжаются: САУ, "Грады", танки стреляют. Ждать российского наступления остаётся недолго.