Вопреки всем законам. К чему приведет запрет Меджлиса оккупационными властями Крыма

2016-04-15 19:08:00

1594 0
Вопреки всем законам. К чему приведет запрет Меджлиса оккупационными властями Крыма

Фото: krymr.com

Председатель ревизионной комиссии крымскотатарского национального парламента Курултая Али Озенбаш рассказал Фокусу, почему российские оккупанты хотят признать Меджлис экстремистской организацией

В Симферополе в "Верховном суде" Крыма продолжается рассмотрение дела по иску "прокурора" Крыма Натальи Поклонской, в котором она требует запретить деятельность Меджлиса крымскотатарского народа. "Прокурор" подала иск 15 февраля, поводом стали призывы председателя Меджлиса Рефата Чубарова "к нарушению территориальной целостности Российской Федерации". Поклонская требует признать исполнительный орган крымских татар экстремистской организацией. Примечательно, что свои требования она обосновывает "обращениями руководителей крымскотатарских объединений", которые просят признать деятельность Меджлиса противоправной и провокационной.

13 апреля, сославшись на статьи 9 и 10 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности", Поклонская временно запретила деятельность Меджлиса до момента вынесения судебного решения. Реакция на этот шаг последовала незамедлительно. Лидер крымских татар Мустафа Джемилев заявил, что запрет "равен объявлению войны нашему народу". Протест выразило Министерство иностранных дел Украины, а генеральный секретарь Совета Европы Турбьерн Ягланд подчеркнул, что "запрет будет дискриминировать крымских татар и, следовательно, является недопустимым". С аналогичными заявлениями выступили представители США и Турции. Мониторинговая миссия ООН по правам человека в Крыму ещё в марте, когда начался процесс, призвала РФ воздержаться от запрета, теперь крымские татары надеются на реакцию Совета безопасности и Генеральной ассамблеи ООН.

Председатель ревизионной комиссии крымскотатарского национального парламента Курултая Али Озенбаш рассказал Фокусу, почему считает прокурорский запрет незаконным даже по российским меркам, и пояснил, какой может быть дальнейшая судьба Меджлиса.

На всемирном конгрессе крымских татар в Литве обсуждали тему запрета Меджлиса?

Членов Меджлиса крымскотатарского народа выбирают из числа делегатов высшего представительного органа крымских татар Курултаем сроком на пять лет. В период между сессиями Курултая он является единым высшим полномочным представительно-исполнительным органом крымскотатарского народа. В его состав входят 33 человека. Помимо верховного исполнительного органа существуют 22 региональных меджлиса и более 250 местных меджлисов. В них работают несколько тысяч человек, за которых проголосовали на выборах

— Нет, потому что мы об этом узнали уже после завершения всех официальных мероприятий.

Запрет Поклонской стал неожиданностью?

— Этого от неё не ожидали. Дело уже в судебном процессе, поэтому принятие любых решений о приостановлении деятельности Меджлиса — исключительно компетенция суда. Предписание "прокурора" о временном запрете Меджлиса незаконно и, по сути, ничтожно, в том числе и по этой причине. Оно грубо нарушает процессуальные нормы.

Меджлис не является общественной организацией, объединением граждан. Это всенародно избираемый орган самоуправления. Такая структура не предусмотрена законодательством ни Украины, ни России, юридически её нет, её невозможно запретить. Если у силовых органов есть какие-то подозрения в совершении преступлений либо подготовки к совершению таковых, то они должны быть привязаны к конкретным действиям и именам и преследоваться согласно Уголовному кодексу. Если таковые лица для совершения преступления объединены в группу, то они должны преследоваться согласно статьям о борьбе с организованной преступностью. При этом их вину нужно доказать! Здесь же запросто утверждают: Меджлис нехороший, его члены мыслят террористически. По сути, такое преследование не что иное, как дискриминация по национальному признаку.

И что будет дальше — Меджлис запретят, объявят экстремистской организацией?

— Если бы было так просто запретить, уже приняли бы такое решение. Это только мои предположения, но я думаю, что если бы прокуратура была уверена в решении суда, у неё не было бы необходимости выносить такое предписание. Ведь таким образом она выставляет себя в невыгодном свете, демонстрируя свой правовой нигилизм или безграмотность и государственный терроризм в отношении определённых национальностей.

Сейчас вырабатывается какой-то план действий на случай, если деятельность Меджлиса всё-таки запретят?

— Это самое неприятное. Плана как такового нет. Если такая ситуация возникнет, по всей вероятности, председатель Милли Меджлиса объявит чрезвычайное положение и возьмёт все полномочия на себя. Что, на мой взгляд, недопустимо. Не потому что к нему нет доверия, просто в таком случае мы уподобимся им же — власть нельзя концентрировать в одних руках.

Видимо, в случае запрета Меджлису придётся функционировать на территории материковой Украины.

В Крыму существуют крымскотатарские объединения, которые работают на новую власть — Милли Фирка, Къырым Бирлиги. Насколько они весомы, для какой части народа безусловным авторитетом является Меджлис?

"Горстка нашего народа, даже собранная в кулак, на сегодняшний день слишком слаба, чтобы действовать силовыми методами"

— Я не люблю говорить категорично, но в данной ситуации могу заявить, что они вообще никакого значения и авторитета у народа не имеют. Над ними смеются, их презирают, их не приглашают на свадьбы, если они приходят на какое-то общественное мероприятие, люди демонстративно уходят.

К счастью, авторитет Меджлиса незыблем. Несмотря на то, что есть ошибки и недоработки, он располагает абсолютным доверием народа. Можно это проиллюстрировать таким примером. Наш народ — поголовно мусульмане, но в конфликте Муфтията с Меджлисом народ отдал предпочтение Меджлису, признал его правоту.

Стоит ли ожидать, что народ выразит своё отношение к этим гонениям, или вы будете рекомендовать отказываться от акций протеста, учитывая, что это небезопасно?

— Горстка нашего народа, даже собранная в кулак, на сегодняшний день слишком слаба, чтобы действовать силовыми методами. Поэтому мы всегда пропагандируем ненасильственные методы, это единственная форма, которая нам доступна. Но само противостояние власти, факт того, что мы ей противостоим, — это уже большой акт мужества народа.

В местных меджлисах работает несколько тысяч человек. Если организацию признают экстремистской, всем им будет грозить тюрьма. Что же им делать?

— Как раз этот вопрос сейчас обсуждается в суде. Местные меджлисы не подчиняются напрямую головному органу — Милли Меджлису. Он не может их сместить, поменять состав, они избираются на своих выборах. У нас есть система выборов: в разное время выбираются делегаты Курултая и на отдельных выборах — члены местных меджлисов, которые формируют региональные меджлисы. Региональные меджлисы являются средством коммуникации между центральной властью — Меджлисом крымскотатарского народа и местными меджлисами. Это совершенно другие органы, поэтому, чтобы объявить их вне закона, нужен отдельный процесс.

Запрет Поклонской последовал накануне годовщины депортации. Вас это не настораживает?

— Это последовательная политика. Уже были реплики этих псевдолидеров пророссийских организаций, называющих себя крымскотатарскими, что хватит траурных мероприятий, пора праздновать возвращение. Но нормальное человеческое общество не должно существовать без уважения к безвременно и безвинно погибшим соотечественникам. Оно просто обязано чтить их память и отдавать дань уважения жертвам, павшим исключительно из-за принадлежности к определённому народу. К тому же такие мероприятия служат напоминанием и предостережением всему человечеству о недопустимости геноцида и этноцида, о степени их трагичности.

Loading...