Индустриальная страна

Валерий Коновалюк рассказал Фокусу о том, сколько украинцев способна прокормить существующая экономика, почему Украина нуждается в индустриализации, кто обеспечит наше государство, если Запад перестанет выделять финансовую помощь, и на какие рейтинги стоит обратить внимание украинским политикам

14 апреля — год работы правительства Владимира Гройсмана. Кабинет министров отчитывается о проделанной работе и рассказывает о своих достижениях. Как вы оцениваете деятельность нынешнего правительства?

— Моя оценка их деятельности абсолютно не отличается от оценки наших граждан. Только я как экономист вижу еще и те недостатки и упущения, с которыми нам необходимо бороться. Стране нужна новая стратегия, план перезапуска экономики, новая индустриализация. Только так мы выйдем из процесса стагнации и обеспечим развитие наших основных отраслей. Улучшим ситуацию с бюджетом, повысим социальные стандарты. Если же мы и дальше будем ориентироваться на 2-процентный рост и программу меморандума с МВФ, то нам понадобится еще 10 лет, чтобы достичь экономических показателей 2013 года.

В чем, по вашему мнению, недостатки стратегии нынешнего правительства?

— Нет у них никакой стратегии. Есть принцип: нам бы день простоять, да ночь продержаться. Уникальность этого правительства в том, что оно вообще ничего не делает, а только следует в фарватере указаний МВФ, чтобы получить очередной транш. Никто не говорит о том, как Украине изменить долговую нагрузку, списать часть долга, добиться от МВФ финансирования программ развития и реформирования экономики. МВФ нам отвел роль исключительно сырьевой колонии. В этом плане интересы Запада в какой-то степени совпадают с интересами России. Они хотят, чтобы Украина оставалась "серой зоной", страной, которая зависит исключительно от принятия внешних политических решений и не в состоянии обеспечить достойный уровень жизни собственных граждан.

По-вашему, Украине стоит отказаться от следующих траншей?

— Я могу ответственно сказать, что больше траншей не будет. Условия МВФ выписаны таким образом, чтобы был предлог больше не кредитовать Украину. За все время сотрудничества фонд в одностороннем порядке диктует Украине условия: откажитесь от промышленности, продайте землю украинцев, уничтожьте малый и средний бизнес, взвинтите тарифы, повысьте пенсионный возраст и так далее. И правительство слепо следует требованиям. Министры поклоняются "культу карго": ради очередного транша МВФ Кабмин готов снять с украинцев последнюю рубашку. Страна уверенно приближается к точке невозврата. Через несколько лет в Украине не останется работающих предприятий, ее покинут специалисты, мы забудем, что такое собственные технологии. Страна будет обречена оставаться сырьевым придатком, нацией заробитчан и эмигрантов с населением не более 30 млн человек. И МВФ идет на это преднамеренно. Нам надо осознать, что решение экономических проблем исключительно в наших руках и никто нам в этом не поможет.

Что конкретно вы предлагаете делать?

"Украина должна выдвинуть МВФ ультиматум, предусматривающий экстренный перезапуск экономики страны"

— Мы должны использовать тот огромный потенциал, который у нас еще остался. Украина должна выдвинуть МВФ ультиматум, предусматривающий экстренный перезапуск экономики страны. Это понятные действия, которые должны лечь в основу ультиматума фонду уже сегодня. Это поддержка национального производителя; это приоритет в госзаказах для украинских, а не зарубежных предприятий; преференции производителям товаров с высокой добавленной стоимостью; реализация инфраструктурных проектов.

Речь идет о протекционизме?

— Безусловно, только о рациональном протекционизме. Это главная мера. Если Украина сегодня не начнет внедрение крупномасштабной экономической стратегии, осно­ван­ной на индустриализации и протекционизме, через 1-2 года производственные предприятия, которые еще работают, закроются и начнется новый виток экономической стагнации. Надо определить приоритетные сферы и сконцентрировать усилия на их поддержке. Создать максимально замкнутый производственный цикл с высокой добавленной стоимостью. Госзакупки должны быть направлены исключительно на национальных производителей. Это можно реализовать благодаря системе ProZorro.

Если изменений, о которых вы говорите, не произойдет, то как тогда будет развиваться украинская экономика?

— Чудес не бывает. Обратите внимание на основные мировые рейтинги. В рейтинге экономической свободы Украина на 162-м месте, по легкости ведения бизнеса — на 80-м, по глобальной конкурентоспособности — на 79-м. Фактически по всем показателям мы находимся в конце таблицы, за нами только африканские страны. Я бы всем политикам настойчиво советовал, проснувшись поутру, смотреть не на собственные рейтинги, а на место Украины в мире. Стране нужны механизмы, стимулирующие развитие современных производств. Надо создавать технопарки, специальные экономические зоны. В Польше ВВП в 1991 году был ниже, чем в Украине, а в 2015-м — уже в 6 раз больше, чем у нас. Я убежден, что надо пересмотреть и политику Национального банка.

Возможно, уход Валерии Гонтаревой с поста главы НБУ повлияет на экономическую ситуацию в стране?

— Я считаю, что ее уход запоздал как минимум на три года. Большего вреда нашей кредитно-финансовой системе, чем Гонтарева, не наносил ни один руководитель НБУ. Она фактически способствовала усилению кризиса во всей банковской системе, которая перестала кредитовать экономику. За счет искусственного снижения ликвидности банков НБУ удерживал курс национальной валюты и инфляцию. Это недопустимо. Надо было обеспечивать рефинансирование, направляя деньги именно в реальный сектор через коммерческие банки, чтобы были программы поддержки экспортеров, создание новых технологий и производств. На мой взгляд, просто попрощаться, улыбнуться и закрыть за собой дверь — недостаточно. Должна быть оценка ее деятельности, ответственность, понимание того, что ее политика привела к таким печальным последствиям.

А у вас нет ощущения, что в экономике сейчас слишком много государства?

— Государства много там, где его присутствие необязательно: проверки предпринимателей, бюрократия, зарегулированность и так далее. И совсем не видно государства там, где нужна его поддержка: защита инвестиций, поддержка нацпроизводителя, протекционизм украинских экспортеров продуктов с высокой добавленной стоимостью и прочее. Но, например, за счет грамотной государственной экономической политики тот же Китай смог обеспечить высокотехнологическое производство, которого раньше не было. Мы говорим о макроэкономике, о тех условиях и правилах, которые правительство должно формировать для стимулирования работы предприятий. В рейтинге легкости оплаты налогов Украина занимает 107-е место (для сравнения: Россия — 47-е, Казахстан — 18-е). Почему так активно развивается Казахстан? Потому что у них упрощенная система налогообложения и высокий приток инвестиций. Это исключительно компетенция правительства.

Владимир Гройсман также говорил о необходимости поддержки экспортеров и промышленности. Но пока этого не происходит. Почему?

— В прошлом году иностранные инвестиции составили всего 3,5%. Мы должны признать, что условий для привлечения западных инвесторов в Украине нет. Нет системы эффективной защиты инвестиций, защиты прав собственности. Правительство должно было обеспечить принятие соответствующих законов в парламенте. Но этого не произошло. Парламент дал старт государственному экспертно-кредитному агентству. Оно должно было удешевить кредиты для укрэкспортеров. Подобные структуры работают в США и европейских странах. Увеличение экспорта — это рост валютных поступлений, развитие экономики. Но в МВФ поднажали на Кабмин и он отказался от этой структуры. Фонду не нужна самостоятельная украинская экономика.

В последние годы растет эмиграция рабочей силы из Украины. Хватит ли нам человеческого ресурса и потенциала, чтобы обеспечить перезапуск экономики?

— Это одна из основных проблем. Полная деквалификация трудовых ресурсов возникла не вчера, она формировалась годами. Только в Польше в прошлом году вид на жительство получило около миллиона украинцев. Гораздо проще взять специалиста высокого уровня на умеренную заработную плату, чем потратить деньги на его образование, обучение, получение опыта. И когда мы привлечем серьезные инвестиции, окажется, что у нас просто некому работать и возрождать экономику. Зайдите на любое крупное предприятие в Харькове, Запорожье, вы увидите, что в слесарном цеху нет ни одного фрезеровщика или токаря моложе 70 лет. Нам нужно создавать не только учебную базу, но и такие условия в стране, чтобы выехавшие за рубеж украинцы захотели вернуться.