Освобождение от иллюзий. Как Украина будет реинтегрировать Донбасс

2017-06-20 19:35:00

3779 0

Член рабочей группы по подготовке законопроекта о восстановлении государственного суверенитета в Донбассе Виктория Сюмар рассказала Фокусу о деталях документа

Законопроект о реинтеграции Донбасса ещё не опубликован, однако уже стал одной из главных политических тем последних дней. Первым его анонсировал секретарь СНБО Александр Турчинов, заявивший, что необходимо завершить АТО и перейти к новому формату защиты страны от российской агрессии. Президент Пётр Порошенко отметил, что в случае отмены АТО и непредоставления военным права адекватно действовать Украина останется беззащитной. Спикер Андрей Парубий накануне заявил, что законопроект может быть зарегистрирован в парламенте уже в ближайшие дни. Однако очевидно, что последние правки в документ внесёт Пётр Порошенко, причём они будут зависеть от результатов встречи президента с Дональдом Трампом. Как сообщила 20 июня представитель главы державы в парламенте Ирина Луценко, законопроект с рабочим названием "Об особенностях государственной политики по восстановлению государственного суверенитета в Донбассе" не может быть зарегистрирован без дополнительных замечаний главы государства. 

Тем временем в кулуарах Верховной Рады озвучиваются противоположные версии о содержании законопроекта: от "смягчения" режима АТО и перехода к политической части реализации минских соглашений до объявления военного положения на востоке страны и более активных действий армии. О том, что же именно предлагают авторы документа, Фокусу рассказала член рабочей группы по его подготовке, депутат от фракции "Народный фронт", глава комитета ВРУ по вопросам свободы слова и информационной политики Виктория Сюмар.

О чём речь в этом законопроекте?

— Об урегулировании украинского законодательства в контексте того, чтобы происходящее на востоке Украины находилось в правовом поле. Использование вооружённых сил сейчас предусмотрено только в двух случаях: объявление войны и антитеррористическая операция. Очевидно, что говорить об антитеррористической операции сегодня смешно. Такой формат приемлем для 2014 года, когда были захвачены здания органов власти, что трактуется как террористическая деятельность. И для их освобождения тогда предложили формат АТО. Сейчас объявлять войну России было бы, мягко говоря, странно, потому что Россия ведёт с нами войну гибридного типа. Три года РФ платит деньги наёмникам, предоставляет им оружие, не объявляя войну официально. Потому нам нужны эффективные формы противодействия. Мы должны признать, что там, по сути, другие условия, нежели в мирной Украине, и создать эффективную систему управления. Задействовать вооружённые силы, но не в рамках АТО, которая себя исчерпала. Создать оперативный штаб, включающий в себя все силовые подразделения, над которыми сейчас нет единой системы управления, — это насущные потребности, которые сделают противостояние с врагом более эффективным.

"Пока мы не заблокируем российский сигнал, не сделаем эти территории украинскими в смысле украинского информпространства, общественных организаций, наконец, работы украинской власти, думаю, мы не сможем проводить там выборы"

То есть будут внесены изменения во многие действующие законы.

— Именно так. Сегодня, к примеру, пограничники и Нацгвардия подчиняются МВД, армия — Министерству обороны, министр обороны подчиняется президенту и премьер-министру, министр внутренних дел — только премьер-министру, СБУ подчиняется только президенту. А ещё есть военно-гражданские администрации, которые вообще сами по себе. Всё это разрозненные структуры. Однако все они должны управляться единым центром, а принимаемые решения должны быть согласованными. Иначе в этой ситуации мы проигрываем как государство.

Вам не кажется, что такое решение нужно было принять давно? Ведь уже три года очевидно, что происходящее в Донбассе — не терроризм, а полноценные военные действия?

— Кажется. Многое следовало делать давно, ещё 24 года назад. Но лучше поздно, чем никогда. На прошлой неделе я была в зоне АТО и лично убедилась, что такие решения назрели. Я ещё не знала подробностей законопроекта, но про оперативный штаб наслушалась от военных очень много. И всё же мне было приятно увидеть, что у нас за три года появилась армия. Поздно, но лучше так.

На что направлены предлагаемые изменения? Условия проживания, нахождения на этих территориях будут ужесточены или, наоборот, закон будет способствовать решению проблем населения?

— Жёсткие условия продиктованы не позицией украинской власти, а войной. Там невозможно пойти гулять вечером не потому, что власть запрещает. Комендантского часа там нет, но парки заминированы. Это освобождённые территории, там были окопы врага. Сейчас их заняли наши военные. Это постоянные блокпосты, потому что там много людей с оружием. Они не живут в режиме мирного времени, и не нужно тешиться иллюзиями, что сегодня это возможно. Если мы хотим бороться с контрабандой, если не хотим допустить сюда, на украинскую территорию, оружие, взрывчатку, терроризм — мы не можем облегчать сейчас условия. Об этом речь.

Введение военного положения на этих территориях возможно?

— Возможно.

Будет ли население в таком случае иметь возможность участвовать в выборах?

— Знаете, это не очень логично — проводить выборы в тот момент¸ когда объявлено военное положение. Сегодня я не представляю, как проводить выборы даже на территориях, контролируемых украинской властью. Вы знаете, какое там присутствие украинских телеканалов? Максимум 20%. Остальное — российское ТВ. В Авдеевке у нас вещает только UA Первый и "До ТеБе" (Донецкое отделение НТКУ. — Фокус), у которых рейтинг, я думаю, на уровне 1%. Да там на рынках обсуждают Жириновского и Зюганова. Люди живут в российском информпространстве.

А как же наши телевышки?

— Вышки не покрывают всей территории. Люди получают сигнал с главной донецкой телевышки высотой 360 метров — прекрасный мощный сигнал российских передатчиков. Пока мы не решим эти проблемы, пока не заблокируем российский сигнал, не сделаем эти территории украинскими в смысле украинского информационного пространства, общественных организаций, наконец, работы украинской власти, думаю, мы не сможем проводить там выборы. Это было бы самоубийством. Я не враг своей стране.

То есть заявления Оппоблока о том, что этот закон ударит по их электоральным перспективам, близки к реальности?

— Конечно. Они там играют в абсолютно пророссийскую игру. Они это делали в Украине 25 лет, создавая собственное государство. Теперь они продолжают этот процесс на тех территориях. "Россия — наш брат", "Украинские каратели" — зачем в это сейчас играть? Они привыкли угождать электорату. "Люди там так думают". Но почему они так думают? Потому что они смотрят российское ТВ. Встаньте, наконец, на сторону своего государства. Но там развели бардак и коллаборационизм.

Loading...