Дети Революции. Как сложилась судьба молодых политиков, пришедших во власть после Майдана

2019-02-22 12:04:00

8602 24

Яркие представители Революции достоинства, на которых украинцы возлагали надежды как на "агентов изменения" страны, рискуют оказаться за бортом следующей Верховной Рады. Шанс продолжить политическое будущее есть лишь у некоторых "лиц Майдана"

Для полусотни общественных деятелей, журналистов, фронтовиков и героев Майдана, пришедших в парламент после Революции достоинства менять страну, политика оказалась холодным душем. "Почти сразу стало очевидно, что границы между постмайданной властью и возникшей тогда оппозицией условны. Поменялись только партийные бренды и некоторые действующие лица, но директорами страны, как и прежде, остаются олигархи", — говорит Егор Соболев, в прошлом журналист и общественный активист, а в 2014 году избранный в Верховную Раду по списку "Самопомочи".

Новые люди и старые правила

Поймав волну Майдана, старые политики и номенклатурные партии мимикрировали под неё, на самом деле не желая менять удобные для себя правила игры. За их декларациями о том, что власти нужна "свежая кровь", на самом деле скрывался прагматичный расчёт: включая в проходную часть избирательных списков "людей Майдана", они повышали электоральную привлекательность своих партий. "Это были полезные люди для умелых манипуляций опытных политических игроков, — констатирует политический эксперт Владимир Цибулько. — Потом многие новички ассимилировались, растворились в системе".

Среди парламентариев, на которых украинцы возлагали надежды как на "агентов изменений", преобладают журналисты (Сергей Лещенко, Мустафа Найем, Светлана Залищук, Татьяна Чорновол, Егор Соболев, Ольга Червакова) и общественные активисты (Виктория Сюмар, Игорь Луценко, Ганна Гопко, Александр Черненко, Игорь Попов, Дмитрий Добродомов). В своей допарламентской жизни все они в той или иной степени были знакомы с политикой и её законами. Майдан же стал катапультой, забросившей их в высшие слои политической атмосферы. Но вместе с тем мандаты получили и абсолютно далёкие от профессиональной политики люди, оказавшиеся в фокусе всеобщего внимания волею случая.

Когда в январе 2014-го в Сети появилось видео, как "Беркут" издевается над раздетым догола, но не теряющим достоинства казаком Михаилом Гаврилюком, он тотчас стал героем, а впоследствии — народным депутатом. Однако уровень знаний и опыта буковинского селянина, выращивавшего до того скот для продажи, откровенно диссонировал с его новой ролью парламентария. Своим мандатом фортуне обязан и львовский кавээнщик Владимир Парасюк, до событий 2014 года занимавшийся организацией свадеб в Жолквовском районе. На Майдане он был сотником, а популярность приобрёл после того, как 18 февраля со сцены призвал протестующих штурмовать Администрацию президента.

Поход во власть новых людей после Революции достоинства наблюдатели сравнивают с волонтёрским движением: пассионарии бросились спасать страну

Потрясения первых месяцев вой­ны на Донбассе способствовали появлению в Раде комбатов и фронтовиков: Юрия Березы, Андрея Тетерука, Семёна Семенченко, Андрея Билецкого, Сергея Мельничука, Игоря Лапина, Дмитрия Яроша. Позже, на довыборах, депутатский мандат получила известный волонтёр Татьяна Рычкова. По спискам БПП прошёл в Верховную Раду и отважный полковник Юлий Мамчур, который в марте 2014-го, будучи безоружным, повёл офицеров-лётчиков отвоёвывать у "зелёных человечков" в Крыму свою воинскую часть в Бельбеке.

В постмайданный парламент пришло много совершенно новых людей, состоявшихся в своей профессии. Это юристы, медики, экономисты: Виктория Пташник, Оксана Сыроид, Ольга Богомолец, Алёна Шкрум, Виктория Войцицкая и др.

Поход активных украинцев во власть политолог Олег Саакян сравнивает с волонтёрским движением: после Революции достоинства пассионарии бросились спасать страну. Но напоролись на жёсткое сопротивление системы. "Партии старого образца, пытавшиеся позиционировать себя как "партии Майдана", разобрали новые лица по своим спискам, — говорит Саакян. — Потому надежды на то, что после Революции достоинства в Украине появится мощная, массовая общественно-политическая сила типа польской "Солидарности", на которую могли бы опереться политики новой волны, не оправдались". В той же Польше именно благодаря "Солидарности" в конце 1980-х кардинально поменялся политический класс. В Украине же на эту роль в начале 1990-х претендовал "Рух" — аналог польского массового общественно-политического движения. Но тогда коммунистические партийные аппаратчики сумели переиграть его лидера Вячеслава Чорновила, а вместе с ним и прочих руховских романтиков.

Притягательность мандата

Почти с самого начала работы Верховной Рады VIII созыва начались конфликты между "депутатами Майдана" и старыми элитами. Слишком разными были их взгляды, интересы и понимание своей миссии в переломный для страны момент.

Чужеродность в Раде вчерашних активистов была столь очевидна, что подтолкнула часть из них к созданию в 2015 году межфракционного объединения "Еврооптимисты", в котором сегодня состоят 26 народных депутатов.

В то же время немало выходцев Майдана капитулировали под прессингом парламентских бонз. "Один из моих самых печальных выводов работы в Раде — политика искажает людей, — говорит Фокусу Егор Соболев. — Многим из тех, с кем мы вместе стояли на Майдане, не хватило принципиальности ичстойкости в парламенте. И вскоре они либо перешли на сторону топ-коррупционеров, либо перестали им мешать".


Рисунок: Михаил Александров 


Притягательность мандата

Пять лет спустя, узнав политическую изнанку, пережив разочарования и неудачи, депутаты, пришедшие в парламент на волне Революции достоинства, уходить из политики всё же не собираются. "Хочу реализовать свою личную программу — добиться наказания за преступления на Майдане, достичь полноценной реформы правоохранительной системы, защитить и возродить исторический Киев. Вижу свою дальнейшую политическую карьеру в этих сферах и готов её реализовывать через парламент", — делится с Фокусом планами Игорь Луценко, депутат из фракции "Батькивщина". У него особые счёты с теми, кто залил кровью Майдан. В январе 2014-го Луценко, в то время заместителя начальника протестного городка, и львовского активиста Юрия Вербицкого похитили неизвестные. Их вывезли за город и сутки пытали. Вербицкий погиб. Луценко чудом остался живым.

Намерен участвовать в следующей избирательной кампании и Егор Соболев. "Заниматься политикой — это прямой способ изменить страну, — говорит он. — И я готов это делать".

О втором походе в Раду думают почти все еврооптимисты. Так, о парламентских амбициях публично заявили Лещенко, Найем и Залищук. Недавно они анонсировали создание нового проекта — общественно-политической инициативы #Дійзнами. Под парламентский купол, полагает Владимир Цибулько, захотят вернуться и те представители добробатов, которые сумели влиться в политическую жизнь, например, Андрей Тетерук и Павел Кишкарь. "Политика — это наркотическая субстанция. Попасть в неё можно и случайно, но выбраться сложно, — утверждает эксперт. — Для этого нужно, чтобы бывшая профессия человека, из которой он пришёл в политику, обладала гораздо большей притягательностью, обеспечивая ему не только самореализацию, но и адреналин". По его словам, из числа известных персонажей в новом созыве мы не увидим многих из тех, кто попал в ВР случайно. Например, Владимира Парасюка, Семёна Семенченко. Они, может, и хотели бы продолжить политическую карьеру, только никто их в списки не возьмёт", — считает Цибулько.

Судя по всему, далёк от мыслей о депутатстве и Дмитрий Ярош, один из рекордсменов по прогулам сессионных заседаний. "Поначалу Ярош попробовал поиграть по правилам бюрократической парламентской кухни, но не дал аппаратчикам использовать себя и погрузился в свою стихию — работу с добровольческими военизированными объединения­ми, — говорит Цибулько, близко знакомый с Ярошем. — Но, учитывая военную угрозу со стороны России, я бы не считал Яроша "угасшей звездой", он может быть заметным внепарламентским политиком".

Тактика маленьких побед

"Многим из тех, с кем мы стояли на Майдане, в парламенте не хватило стойкости, и они либо перешли на сторону топ-коррупционеров, либо заняли нейтральную позицию"

Егор Соболев

Эксперты считают, что, невзирая на очень низкое общественное доверие к парламенту и народным депутатам, нынешняя Верховная Рада сделала немало для модернизации страны. Она создала базу для образовательной, судебной, медицинской реформ, децентрализации, приняла антикоррупционное законодательство, закон о финансировании партий и пр. "Удалось меньше, чем хотелось. Деятельность новых депутатов я бы охарактеризовал как тактику небольших побед", — говорит еврооптимист Александр Черненко, который до депутатства возглавлял Комитет избирателей Украины. На свой счёт Черненко записывает, в частности, соавторство в разработке законопроектов о децентрализации и избирательной системе. "К сожалению, законы, касающиеся выборов, прошли только первое чтение. Но я, по крайней мере, доволен, что законодательная база для избирательной реформы полностью готова, — рассказывает парламентарий. — Мне не удалось бы это, если бы я продолжал работать в гражданском секторе".

Сегодня сложно прогнозировать, кто может прийти в Верховную Раду ближайшей осенью: конфигурация политических сил изменится в зависимости от исхода президентских выборов. "Думаю, тренд 2014 года — "охота" за яркими личностями, лидерами общественного мнения, которые привлекут к партийному списку внимание патриотичного избирателя, — не повторится. Исходя из социологии и личного ощущения, скажу, что возможный состав будущего созыва Рады вызывает у меня определённый скепсис", — делится с Фокусом Александр Черненко.

Впрочем, общественный запрос на обновление украинской власти в целом и депутатского корпуса в частности по-прежнему актуален. Поэтому "лицам Майдана", которые вновь соберутся в поход за депутатскими мандатами, придётся конкурировать со следующей партией "свежей крови". На этот раз уже в статусе представителей старой власти.

Уйти или остаться

"Лица Майдана" о том, собираются ли они продолжить политическую карьеру

Юлий Мамчур,

фракция БПП

В 2014 году командир 204-й бригады тактической авиации, базирующейся в Крыму

Не могу сказать, что мне комфортно в политике. Но в парламент я шёл не за комфортом. Может, это пафосно прозвучит, но я хотел работать на оборону страны, влиять на процессы в армии и улучшать состояние Вооружённых сил. На вопрос, буду ли я идти на парламентские выборы, ответить не готов, по крайней мере пока.

Юрий Береза,

фракция "Народного фронта"

В 2014 году командир добровольческого батальона "Днепр"

Когда после фронта и Иловайского котла я пришёл в Раду, мне казалось, что можно достать шашку и рубить всех "плохих парней", заодно решая проблемы страны. Знаю, что так думал не один я, но не большинство в Раде. Депутаты не сделали для Украины многого из того, что могли и должны были. Откровенно говоря, я не хочу снова идти в депутаты.

Михаил Гаврилюк,

фракция "Народного фронта"

В 2014 году волонтёр, герой Майдана

Я вышел на Майдан ради того, чтобы наша страна стала лучше, и сейчас имею возможность делать её такой. Поэтому я хотел бы продолжать карьеру в политике.

Виктория Сюмар,

фракция "Народного фронта"

В 2014 году медиаэксперт, гражданская активистка

Как раз сейчас размышляю над тем, участвовать ли в парламентских выборах. Для результата в политике необходимы программа действий, наработки, команда и воля продвигать изменения вопреки всему. Без суммы этих составляющих не вижу смысла быть в политике.

Дмитрий Тымчук,

фракция "Народного фронта"

В 2014 году координатор группы "Інформаційний спротив"

Боеспособность армии, социальная защита военнослужащих и семей воинов, погибших на Донбассе, — это те направления, над которыми я работаю в парламенте и буду работать в дальнейшем, где бы ни оказался по окончании каденции. Да, я думаю о возможности баллотироваться в ВР, но окончательного решения не принял.

Loading...