Куда вы спешите. Президент Эстонии Керсти Кальюлайд: "Технологии не изменят страну. Украине надо менять законы и дать надежду людям"

2019-02-27 15:00:00

9590 215
Куда вы спешите. Президент Эстонии Керсти Кальюлайд: "Технологии не изменят страну. Украине надо менять законы и дать надежду людям"

Фото: Getty Images

Президент Эстонии Керсти Кальюлайд рассказала, когда Украина будет готова к вступлению в ЕС, о российских деньгах и о том, почему она не боится называть войну на Донбассе войной

Керсти Кальюлайд стала президентом Эстонии в октябре 2016 года. Как внешне, так и по поведению она настолько отличается от других глав государств, что в 2017 году во время Мюнхенской конференции модератор одной из дискуссий, редактор The Financial Times, не узнал ее и попросил представиться. Спустя два года опять же на Мюнхенской конференции президента Эстонии узнают все.

Мы встречаемся с Керсти Кальюлайд в 9 утра в одном из кафе Мюнхена. На ней минимум косметики, платье в стиле casual и располагающая улыбка. Наливает мне и себе воды и признается, что до сих пор ждет свой завтрак, который, как выяснится позже, будет состоять из обычного омлета. В кафе, где мы находимся, на первом этаже завтракают обычные гости. Охрана президента не зачищает для первого лица страны пространство, а лишь внимательно наблюдает за происходящим со стороны.

КТО ОНА


Президент Эстонии

ПОЧЕМУ ОНА


Возглавляет самую богатую страну на постсоветском пространстве

Проблемы Европы

Вы стали первым лидером иностранного государства, посетившим в мае 2018 года линию разграничения на востоке Украины. Какие ваши впечатления?

— После этой поездки я поняла, в чем основное отличие украинцев, находящихся по разные стороны баррикад. Люди, которые живут возле линии фронта, не хотели с нами говорить. И это очень печально. А вот люди из более дальних сел подконтрольной Украине территории были свободны в своих мыслях и словах. Они высказывали одному из ваших вице-премьер-министров (в поездке присутствовал вице-премьер-министр Украины Геннадий Зубко. — Фокус) свое недовольство. Люди были злы, но я этому радовалась. Потому что видела, что они готовы бороться за свои права. Люди не должны бояться критиковать власть. Это и есть самая важная платформа для построения демократии.

Ваше мнение после увиденного: как дальше будет развиваться ситуация на Донбассе?

— История войн обычно показывает, что те, кто вовлечен в конфликт, способны решить проблемы самостоятельно. Обычно это дает лучшие результаты, чем переговоры с участием третьей стороны. Мне сложно представить, какие новые идеи могут помочь решению этой проблемы. Возможно, после выборов в Украине будут предложены новые дополнительные решения. В конце концов, это проблема Украины, и только украинским политикам ее решать. Но у вас точно есть поддержка Европы.

Вы одна из немногих лидеров на европейской арене, кто называет ситуацию на востоке Украины "войной". Когда Россия захватила в плен украинских моряков, вы назвали это "вой­ной в Европе". В то же время европейские политики используют эвфемизмы и более лояльны в своих высказываниях. Почему так?

— Каждый политик ориентируется на свой электорат и граждан своей страны. Если народ открыт к сильным заявлениям, тогда политик не использует осторожные формулировки. Но я должна вам сказать, что сегодня европейские лидеры, говоря об Украине, понимают, что это не внутренний конфликт. Этого никто не отрицает.

Вам не кажется, что ввиду растущих перед Европой угроз рано или поздно наступит момент, когда Евросоюзу станет не до украинских проблем?

"Не концентрируйтесь на том, когда вы присоединитесь к Европейскому союзу, концентрируйтесь на том, чтобы быть готовыми к этому"

— Я так не думаю. Вообще, я не разделяю мысль о том, что количество глобальных проблем в Европе увеличилось. Если изучить статистику, станет понятно, что конфликтов и жертв от них сегодня меньше, чем раньше. Десятилетие назад в мире было намного больше людей, которые находились за чертой бедности. Но совершенно иное ощущение складывается из-за риторики в социальных сетях и в журналистских материалах. Сегодня европейские страны сосредоточены на экономических вопросах. Германия — на экономических реформах, Франция — на либерализации рынка труда. А самая большая проблема, которая стоит перед всеми нами, — это изменение климата. Я думаю, что именно над этим мы сейчас должны все вместе работать. Мне нравится идея экономиста Джеффри Сэкса, что мы должны тратить 1% ВВП на проблему изменения климата. Мы должны все вместе и одновременно решить, что не будем разрабатывать больше нового оборудования, машин или типов самолетов, которые вырабатывают углекислый газ. Если мы не решим проблему с климатом, обсуждение вопросов экономического развития или других проблем не будет иметь никакого значения.

Начало всех начал

Украина — на пути вступления в НАТО И ЕС. Вы уже прошли этот путь. К чему нам готовиться?

— Украина сейчас воодушевлена возможностью вступления в НАТО и Европейский союз, но надо понимать, что это длительный путь. Вступление в Европейский союз не начинается с попыток получить членство, оно начинается с создания либеральной демократии в стране. Вы должны быть готовы, когда откроется окно возможностей перед вами. И сделать это надо будет быстро. Потому что мы знаем, что окно возможностей долго открытым не бывает. Однажды оно открылось для нас, и мы этим воспользовались вместе с 11 другими странами Восточной Европы. Сейчас оно закрыто, но если вы подготовитесь, если будете подходить, такая возможность у вас появится. Создайте условия для развития страны. Не концентрируйтесь на том, когда вы присоединитесь, концентрируйтесь на том, чтобы быть готовыми.

Что для Эстонии было самым сложным на этом пути?

— Мы боялись, что откроем страну для европейского рынка и у нас тут же поднимутся цены и оплата труда вырастет, а наша экономика просто не справится, потому что невозможно увеличить продуктивность в один момент. В Украине другая ситуация. Для вас, по-видимому, самым сложным будет создать верховенство права и побороть коррупцию.

Страна и бизнес

Как вы решили экономические проблемы?

— Мы не решили. Мы пошли на риск и надеялись, что у нас будут прямые инвестиции и продуктивность продолжит расти вместе с ценами и оплатой труда. Это была "рулетка", и, чтобы убедиться, что вы­играем, мы создали действительно хороший бизнес-климат. Открыть компанию в Эстонии может человек из любой страны и любой национальности. Белорус, китаец, украинец — это не имеет значения. Но надо понимать, что, открывая бизнес в Эстонии, вы попадаете под европейские законы, налогообложение и определенные регуляционные моменты. Однако у нас достаточно урегулировано налогообложение, поэтому можно легко избежать бюрократии.

Нетипичный президент. Во время интервью Керсти Кальюлайд все время пьет воду, пристально смотрит в глаза и ведет себя непривычно просто как для лидера государства

Как вы мотивируете предпринимателей из других стран развивать свой бизнес именно в Эстонии?

— Мы их не мотивируем. Мы просто не конкурируем с ними. Мы говорим бизнесменам: "Идите и делайте. Это ваша территория". Бизнес ведь создает не государство, а люди. Мы, в свою очередь, поддерживаем региональный бизнес и экспорт в другие страны, как и вся Европа. Но я не большой фанат таких мер. Я бы лучше создала рынок с подходящим законодательством и убедилась, что все функционирует легально. Тогда вы позволяете частному сектору развиваться самостоятельно. Мы всегда были за свободный, либеральный рынок.

В рейтинге легкости ведения бизнеса Doing Business в 2019 году Эстония заняла 16-е место из 190 стран. Как другим странам добиться такого успеха?

— Для этого надо создать государство, которое живет по законам. Речь идет и об экономической свободе, и о том, чтобы бизнес понимал, что он играет по честным правилам. Никакой бюрократии и легкость в оформлении процедурных документов. Понятная и приемлемая система налогообложения. Так, чтобы людям оставалось лишь начать.

Во многих эстонских банках есть российский капитал. Для вас это проблема?

— Честно говоря, нет. Происхождение денег для нас не имеет значения — главное, чтобы эти деньги были чистыми. Регулирование Европейского союза и правовое пространство довольно хорошо защищают страны. Поэтому происхождение денег не причина для отказа от них, откуда бы они ни заходили. Нет смысла вводить экономические ограничения. Если встает вопрос происхождения денег, включаются другие процедуры.

Эстония один из мировых лидеров в области e-government, электронного правительства. Как вы оцениваете развитие этого направления в Украине?

— Технологии не меняют страну. Украине надо менять правила игры, менять законы, бороться за свободы, за независимые суды, дать надежду людям, что весь капитал и весь бизнес будут действовать на равных условиях, проводить честные публичные государственные закупки. Эти фундаментальные основы, которые вам необходимо установить, не имеют ничего общего с технологиями. Некоторые думают, что если мы делаем процедуры технологичными, то это само по себе создает прозрачность. Но это не так. В первую очередь вам надо создать правовое пространство в стране, а потом внедрять технологии.

Loading...