Закон Даши Лукьяненко. Как депутаты предлагают бороться с педофилами

2019-06-27 10:13:14

3119 0
Закон Даши Лукьяненко. Как депутаты предлагают бороться с педофилами

Как убийство девочки вынудило общество обратить внимание на проблему педофилии и добиваться принятия закона, призванного защищать детей от насилия

Днём 13 июня в селе Ивановка Одесской области пропала 11-летняя Дарья Лукьяненко. Девочка шла на урок танцев, при этом она вела трансляцию в Instagram, её кто-то окликнул, трансляция прервалась, телефон перестал работать. Полиция восстановила ход событий в тот день. По меньшей мере трое свидетелей сообщили, что слышали детский вскрик и лай собак, но, когда они выглянули на улицу, ничего подозрительного не заметили.

Вечером 19 июня тело Дарьи нашли в выгребной яме на территории частного дома, расположенного неподалёку от предполагаемого места похищения. Примечательно, что этот дом, как и другие по соседству, полицейские осматривали дважды и ничего подозрительного не нашли. В третий раз у ограды обнаружили обувь пропавшей девочки. Тогда полицейские задержали 22-летнего Николая Тарасова, сына владельцев дома. Молодой человек сознался в убийстве, ему грозит пожизненное заключение.

Эта трагедия подняла общественную дискуссию о необходимости принятия законов, оберегающих детей от педофилов. Полицейские, депутаты, общественные деятели напомнили о том, что уже два года Верховная Рада не может рассмотреть законопроект №6607, предусматривающий создание Единого реестра лиц, осуждённых за преступления против половой свободы и неприкосновенности малолетних и усиление ответственности за подобные преступления.

Закон Алины Васютиной

Законопроект №6607, который теперь всё чаще называют «законом Даши Лукьяненко» — по имени убитой девочки, — появился в 2017 году. Тогда тоже пропал ребёнок — в городе Горняк Донецкой области. Через несколько дней поисков 6-летнюю Алину Васютину нашли мёртвой в подвале заброшенного дома. По горячим следам задержали преступника. 33-летнего убийцу-педофила приговорили к пожизненному заключению.

Алина не была первой жертвой такого рода преступлений в Украине, но именно этот случай заставил депутатов, полицию, криминологов, психиатров объединиться и разработать профильный законопроект. Изначально инициативу активно поддерживали в Раде, в СМИ много писали о «законе Алины Васютиной». Но спустя какое-то время продвижение документа остановилось. Анна Маляр, юрист-криминолог и один из авторов законопроекта, считает, что причиной стали «внутренние политические игры». «По сути, сейчас он блокируется Комитетом законодательного обеспечения правоохранительной деятельности. Часть депутатов его поддерживает, но мы просто не можем вывести его в зал для голосования», — объясняет она Фокусу.

При этом Маляр надеется, что сейчас всё же удастся внести изменения в законодательство. «Выходит, что только смерти детей прокладывают дорогу к этому закону. Только когда что-то происходит, на эту инициативу обращают внимание. Это страшно, но по-другому не получается», — говорит эксперт.

За прошедшие два года документ трижды редактировали. Авторский коллектив дорабатывал законопроект, идя на компромисс и смягчая предлагаемые методы работы с педофилами. Если в первоначальном варианте предусматривалось создание открытого Единого реестра людей, осуждённых за сексуальные преступления против детей, то сейчас предлагается сделать его полузакрытым. Доступ к реестру будет лишь у правоохранительных органов и Минюста, однако по запросу эти данные также смогут получать руководители детских учреждений. «Это необходимо, чтобы зафиксированные в реестре люди не могли трудоустроиться в такие места и находиться возле детей», — комментирует Анна Маляр.

Непомерная плата. Дарье Лукьяненко пришлось заплатить жизнью, чтобы общество обратило внимание на проблему педофилии

В 2017 году авторы законопроекта настаивали на том, чтобы педофилов в принудительном порядке подвергали химической кастрации, теперь в документе это прописано как «добровольная процедура», то есть для её проведения необходимо, чтобы осуждённый сам подал ходатайство. По словам криминолога, критики химической кастрации чаще всего не понимают сути этого положения. «На сегодня единственный действенный способ лечения педофилии — это химическая кастрация. Надо осознавать, что это не наказание, а именно лечение. И мы как государство должны предоставить больному человеку такое право», — убеждена эксперт.

Елена Козерацкая, начальник отдела судебно-психиатрический экспертизы ГУ «Центр психического здоровья и мониторинга наркотиков и алкоголя Минздрава Украины», подчёркивает, что вылечить педофила невозможно. «Это как с шизофренией, которую тоже невозможно вылечить, потому что это хроническое расстройство, но, тем не менее, её лечат. Педофилия — тоже хроническое расстройство, и именно химическая кастрация обеспечивает такое постоянное лечение», — комментирует она.

Пока вводится препарат, сексуальное влечение у пациента снижается практически до нуля, уходят навязчивые мысли о вступлении в интимную связь с ребёнком. Однако спустя несколько месяцев после прекращения медикаментозного курса у человека возобновляется сексуальная функция, а значит, могут вернуться и маниакальные желания.

В то же время судебно-психиатрический эксперт уверена, что химическая кастрация должна быть принудительной, а не добровольной. По её словам, 90% педофилов никогда не признаются, что страдают таким психическим расстройством, и не обратятся за химическими препаратами для купирования своих желаний.

Закон всех пострадавших детей

В 2016 году 37-летний житель Ивано-Франковской области больше недели удерживал у себя дома и насиловал 12-летнего мальчика. Преступника задержали и осудили на 10 лет тюремного заключения. Однако эксперты говорят о том, что надеяться на «перевоспитание» такого человека, чего, собственно, в идеале добивается пенитенциарная система, напрасно. «Насильник детей принципиально отличается от вора или грабителя, например. Если человек занимается грабежом, то есть шанс, что он исправится. Но если мы говорим о насильнике детей, то он не исправляется, он выходит и дальше насилует детей. Так что таких людей надо максимально изолировать от общества», — подчёркивает Анна Маляр.

За преступления сексуального характера в отношении детей минимальным наказанием должно быть 20 лет лишения свободы, а ещё лучше — пожизненное заключение, уверена криминолог. Этот пункт также был в первоначальном варианте законопроекта, но и его пришлось изменить. На сегодня Уголовный кодекс Украины предусматривает, что максимальный срок лишения свободы — 15 лет. То есть за изнасилование малолетнего могут осудить преступника на 8–15 лет. Разработчики документа, в свою очередь, настаивают, чтобы минимальным сроком было хотя бы 12 лет, при этом за повторное сексуальное насилие необходимо предусмотреть пожизненное заключение.

Создание реестра и химическая кастрация — это те методы и механизмы, которые работают по отношению к уже выявленным педофилам. При этом в государстве нет никаких превентивных мер, позволяющих избежать преступлений со стороны людей, которые ранее не были осуждены за такие преступления. Если говорить о том же Николае Тарасове, сознавшемся в убийстве и попытке изнасилования Даши Лукьяненко, то сейчас его соседи рассказывают, что и ранее замечали за ним нездоровый интерес к детям. «Но на этой стадии мы как общество юридически бессильны! Принудительно обследовать такого человека мы не можем», — говорит Анна Маляр.

Закон Меган

20 июня в Запорожье задержали 23-летнего парня, который насиловал свою 4-летнюю крестницу, снимал всё на мобильный телефон и продавал записи в интернете. Об этом на своей странице в Facebook написал первый заместитель главы Нацполиции Украины Вячеслав Аброськин — один из самых ярых сторонников принятия законопроекта. «Каждый день от этих негодяев страдают дети. Пока для каждого из нас это чужие дети, но если ничего не делать, жертвой негодяев станут наши дети», — говорит Аброськин.

Чтобы ускорить процесс и привлечь общественное внимание к проблеме, на сайте Верховной Рады зарегистрировали петицию в поддержку законопроекта о защите детей от сексуального насилия. Для её рассмотрения в парламенте за три месяца авторам надо было собрать 25 тыс. голосов. После убийства Даши Лукьяненко петиция за несколько дней набрала необходимое количество подписей и люди до сих пор продолжают её подписывать.

В других странах принятие соответствующих законов тоже продавливали, используя общественное мнение. В июле 1994 года в американском городке Гамильтон, штат Нью-Джерси, семилетнюю Меган Канка изнасиловал и убил сосед Джесси Тиммендекас. Этот случай привлёк широкое внимание к проблеме педофилии. В результате в мае 1996 года в США приняли федеральный закон, известный как «закон Меган». В Америке и до этой трагедии действовал закон Джейкоба Веттерлинг, подразумевающий обязательный учёт лиц, совершивших половое преступление, «закон Меган» сделал эту базу данных открытой для общественности.

Трагедия в Одесской области в очередной раз подчёркивает, насколько проблема остра и что теперь игнорировать её станет сложнее. Тем более что в МВД практически ежедневно регистрируют новые случаи сексуальных преступлений против детей. Очередной произошёл 23 июня в Мариуполе: там средь бела дня чуть не изнасиловали 11-летнюю девочку, угрожая ей ножом. Насильника заметили дети, играющие неподалёку, они позвали полицейских, которые успели предотвратить преступление. Но так везёт далеко не всем жертвам нападений.

Loading...