Russia Today по-украински. Что стоит за переделом телепростора Украины

2019-06-29 10:00:00

1411 18
Russia Today по-украински. Что стоит за переделом телепростора Украины

Коллаж Леонид Лукашенко

Кто стоит за новым владельцем телеканала ZIK и какие вызовы для нынешней власти несет возможный передел медиапространства

В том, что народный депутат Тарас Козак пополнил уже имеющуюся у него коллекцию телеканалов, прикупив ZIK, на первый взгляд, ничего крамольного нет. Украина — страна свободная, и здесь никто не вправе запретить человеку удовлетворять страсть к собирательству. Тот же Козак, например, помимо увлечения телеканалами проявляет интерес к коллекционированию швейцарских часов, запонок с бриллиантами и офшорных фирм. Другое дело, что телеканалы, в отличие от часов Patek Philippe или Breguet, — это не только предметы роскоши, но ещё и инструменты информирования, влияния, пропаганды, агитации и формирования общественного мнения. И особенно их роль велика в период гибридной, в том числе информационной, вой­ны. А также во время выборов различных уровней.

А казачок-то засланный!

В данной ситуации, впрочем, дело не столько в депутате Козаке, который баллотируется в ВР от партии "Оппозиционная платформа "За жизнь", сколько в том, что под номером три в этом же списке значится лидер общественного движения "Украинский выбор" Виктор Медведчук. Политик, который сегодня гордо носит звание одного из главных врагов украинской государственности в её нынешнем виде. В то время как Украина шестой год воюет с Россией, законодательно закрепив за ней статус страны-агрессора и оккупанта, Медведчук в интервью Би-би-си заявляет, что Россию агрессором не считает.

"Коллекционер" Козак не просто сосед Медведчука по предвыборному списку (№10), а давний партнёр, соратник и единомышленник. И покупка им в 2018 году двух новостных телеканалов — сперва NewsOne, а затем "112 Украина" — дала Медведчуку возможность быстро завоевать телепространство страны, начав открытую пророссийскую политическую деятельность.

С позиций кремлёвских политтехнологов, которые видят Медведчука гауляйтером подконтрольной Кремлю Украины, этот прорыв более чем важен. Поскольку именно так, подминая под себя телеканалы, закреплялся во власти Владимир Путин. Дополнительная ценность этого этапа гибридной войны видится ещё и в том, что практически с момента начала российской военной агрессии на Донбассе в Украине запретили российские телеканалы. И то, что к пропаганде Кремля "подключены" только граждане приграничных с РФ областей Украины, — недостаточное утешение для российских властей.

После смены владельцев "112", NewsOne и ZIK у крёстных отцов Медведчука появилась возможность вернуть статус-кво. Новый продюсер ZIK Алексей Семёнов заявил, что три телеканала Козака планируют слить в единый новостной медиахолдинг "Новости", из которого новое руководство хочет сделать украинский аналог Би-би-си или Си-эн-эн. Хотя с учётом пропагандистской заточенности проекта речь скорее идёт об аналоге главной кремлёвской машины по международной промывке мозгов — телеканала Russia Today.

В СМИ начала циркулировать информация о том, что Порошенко и аффилированные с ним структуры готовы продать "5 канал" и "Прямой", а покупателями станут люди из окружения Медведчука. На первый взгляд, такая перспектива выглядит удручающей. Но поскольку планы пишут на бумаге, а ходить приходится по земле, то в Кремле рано откупоривать шампанское.

По накатанным схемам. В бытность Медведчука главой АП Леонида Кучмы в журналистский обиход прочно вошло понятие "темники"

Весомые "карлики"

В украинском медиапространстве вещают семь сугубо информационных телеканалов: "24 канал", "Эспресо TV", "Прямой", "5 канал", NewsOne, "112 Украина" и ZIK. По данным исследования мирового лидера в области телевизионных измерений компании AC Nielsen, их общая доля охвата аудитории составляет 8,61%. На каналы, которые находятся под контролем Медведчука, приходится 5,63% охвата аудитории.

По сравнению с общим рейтингом других телеканалов, охватывающих 91,39% телеаудитории, это кажется совсем немного и может служить основанием для сдержанно-оптимистических выводов. Во-первых, чисто новостные каналы в Украине не представляют важный инструмент формирования общественного мнения. Во-вторых, не являются важным инструментом формирования общественного мнения чисто новостные каналы пророссийской направленности, сколько бы их ни собрал Медведчук. В том числе потому, что на общественное мнение в Украине влияют не только телевидение, но и соцсети, где Медведчук и Ко практически отсутствуют. В-третьих, сколько бы украинские СМИ ни демонизировали Медведчука, триумфального шествия не получится. Даже если он станет дважды или трижды кумом Путина.

Стоит ли по этому поводу расслабиться и выйти из окопов? Вне всяких сомнений, нет. Скорее наоборот. По мнению медиаменеджера Никиты Потураева (советника команды президента Зеленского, баллотирую­щегося на парламентских выборах по списку партии "Слуга народа"), степень влияния информационных каналов неправильно определять исключительно охватом аудитории. "Информационные телеканалы — это аналог проводного радио времён СССР, которое фоном беспрестанно вещало в каждом доме, капля за каплей отравляя сознание людей советской пропагандой, — утверждает Потураев в комментарии Фокусу. — Да, пока это медиакарлики, но со временем в заботливых руках профессионалов смогут стать действенным инструментом в информационных войнах и пропагандистских кампаниях". Поэтому, считает эксперт, необходимо пересмотреть антимонопольное законодательство в части, касающейся СМИ, и определить информационное теле- и радиовещание как отдельное вещание. Чтобы под определение монополиста подпадал владелец, сосредоточивший в своих руках большую часть подобных каналов.

Угрозы и их устранение

Казус с телеканалом ZIK дал дополнительный повод для неотложного возвращения к теме о ситуации с украинскими СМИ. В первую очередь с телевидением, поскольку телеканалы давно и привычно распределены между олигархами, став таким же признаком их значимости, как собственные футбольные клубы, конюшни или автопарки.

Смена владельца канала вызвала демарш. Его менеджеры и журналисты отправились искать поддержку в Офис президента. Это выглядело по меньшей мере странно. Достаточно вспомнить, как ходили к Путину на заре его президентства журналисты телеканала НТВ, притом что именно Путин и инициировал разгром телеканала.

Понятно, что Украина — не Россия. Но в первую очередь журналист должен искать поддержку в своём профсоюзе, а не у царя, каким бы добрым и демократичным тот ни был. Иное дело, что нынешние украинские профсоюзы — это один из постсоветских живых трупов. В странах же устойчивой демократии именно профсоюзы журналистов не только отстаивают права своих членов, но и в состоянии заморозить любую спорную сделку по купле-продаже медиаактивов, пока новый владелец не даст железобетонных гарантий соблюдения прав творческого коллектива.

Есть ли выход из этого кризиса, помимо подключения Офиса президента? Есть. На пути к нему должны быть сделаны шаги оперативного и стратегического характера. Что касается первого, то для начала СБУ должна разобраться с деятельностью Медведчука, поскольку в его лице мы имеем дело с украинским аналогом основателя Союза британских фашистов (СБФ) — британским политиком сэром Освальдом Мосли. Тот продолжал активно поддерживать Гитлера после того, как Британия вступила во Вторую мировую войну, призывая к миру и союзу с Третьим рейхом. Лишь жёсткая позиция премьер-министра Уинстона Черчилля положила конец деятельности СБФ. Организацию объявили вне закона, а руководство во главе с Мосли арестовали.

Есть ли основания для подобных шагов в отношении "Украинского выбора" Медведчука и ОП "За жизнь" — это вопрос к СБУ и СНБО.

Помимо этого власть в лице Нацсовета по телевидению и радиовещанию должна довести до конца рассмотрение вопросов, связанных с нарушением телеканалами NewsOne и "112 Украина" отечественного законодательства, о чём Нацсовет не единожды заявлял. И даже обращался в суд на предмет аннулирования лицензий. Но дальше дело не пошло, поскольку "телеканал "112 Украина" отказывался принимать почтовые уведомления".

С юридической точки зрения, существование канала "112 Украина" нелегитимно, утверждает Татьяна Котюжинская, глава правления Национальной ассоциации украинских медиа. "В своё время он получил лицензии как несколько региональных вещателей, но Нацио­нальный совет по телевидению и радиовещанию отказался оформить изменения в его программную концепцию. Более того, срок этих лицензий истёк почти год назад, и вещание для компаний под брендом "112 Украина" запрещено. По этому поводу Нацрада вынесла им несколько предупреждений. Но телеканалы до сих пор в эфире благодаря так называемому предварительному решению суда (то есть до рассмотрения дела по сути) по иску канала "112 Украина" к Нацраде в связи с её бездеятельностью по рассмотрению вопроса о продолжении лицензии", — сообщила Фокусу эксперт.

Перетряхивание законодательства

Параллельно новый состав Верховной Рады обязан приступить к рассмотрению пакета законов — как регулирующих отношения собственников медиа с творческими коллективами, так и ограничивающих влияние владельцев СМИ на редакционную политику.

Украинское законодательство в сфере СМИ настолько размыто, что привлечь к ответственности за его нарушение практически невозможно

По мнению исполнительного директора Украинского института медиа и коммуникаций Дианы Дуцик, украинское законодательство в вопросах информационной безо­пасности настолько размыто, что привлечь кого-то к ответственности за его нарушение не на словах, а через суд, практически невозможно. "Мы потеряли пять лет и не смогли создать такое законодательное поле, которое смогло бы обезопасить страну от подобных рисков", — утверждает Дуцик.

С ней сложно не согласиться. Достаточно взглянуть на статью 5 Закона Украины "О телевидении и радиовещании". "Государство устанавливает действенные ограничения по монополизации телерадиоорганизаций промышленно-финансовыми, политическими и другими группами либо отдельными лицами, а также гарантирует защиту телерадиоорганизаций от финансового и политического давления со стороны финансово-политических групп, органов государственной власти и органов местного самоуправления", — говорится в законе.

Интересно, кто-нибудь знает, что такое "действенные ограничения" в свете скупки командой Медведчука новостных телеканалов?

По мнению Дуцик, необходимо найти такую модель, которая, с одной стороны, не мешала бы развиваться бизнесу, а с другой — не позволяла бы крупным собственникам концентрировать в своих руках большие медийные ресурсы и через них влиять на политические решения и общественное мнение. "Нужно принять закон об аудиовизуальных услугах, который давно завис в парламенте. И предусмотреть в этом законе широкие полномочия регулятора, в частности, в отношении реагирования на нарушения телеканалами законодательства и привлечения их к ответственности", — отмечает эксперт.

По словам Никиты Потураева, в команде президента Зеленского готовы к разработке и принятию новых правовых норм. "Это должен быть либо единый всеобъемлющий закон, либо кодекс законов, охватывающих все сферы, грани и направления деятельности СМИ", — делится планами Потураев, у которого при избрании в новый состав парламента есть шансы заняться их реализацией. В документе, говорит он, должны зафиксировать принципы прозрачного финансирования средств массовой информации. Общество должно знать, откуда теле- и радио­компании, а также газеты, журналы и интернет-издания берут деньги. Для этого будут предусмотрены ежегодные отчёты, проверяемые независимыми иностранными аудиторами. "Ведь в случае с продажей ZIK мы не можем быть уверены в том, что он куплен на деньги Тараса Козака, а не на средства, к примеру, представителей страны-агрессора. Законодательство не позволяет это выяснить", — уточняет кандидат в депутаты.

Кроме того, по его мнению, при обновлении законодательства в сфере медиа необходимо зафиксировать принцип независимости информационной политики СМИ от его собственника. "В радикальном обновлении нуждается всё медийное законодательство. И если за вопрос браться серьёзно, это вызовет сопротивление всех крупных собственников медиа", — предупреждает Диана Дуцик.

Так что вызов, стоящий перед новой властной командой в медийной сфере, более чем серьёзный. В одном флаконе здесь собраны и обеспечение информационной безопасности воюющей страны, и преодоление сопротивления олигархов-медиамагнатов, и необходимость активной законотворческой деятельности. Примет ли руководство Украины этот вызов — станет понятно после парламентских выборов и обновления всех ветвей власти.

Loading...