Роман не окончен. Могут ли объединиться в новой Раде Порошенко и Медведчук

2019-08-02 12:55:37

1022 0
Роман не окончен. Могут ли объединиться в новой Раде Порошенко и Медведчук

Рисунок: Борис Кошкин. Фото: Наталья Кравчук / Новое Время

Порошенко и Медведчук станут ключевыми оппозиционерами в новоизбранной Верховной Раде. Оба не обещают сладкой жизни ни президенту, ни парламентской монокоалиции, но исключают сотрудничество между собой. И всё же условия, при которых политики способны объединиться, есть

Кто знает, о каком формате оппозиции в будущем парламенте мы бы сейчас говорили и где вообще был бы Виктор Медведчук, если бы не случайная, а быть может, сознательная помощь Петра Порошенко куму Путина.

Их история началась давно. Свой первый политический союз Медведчук и Порошенко заключили более 20 лет назад. В 1998-м будущий пятый президент Украины, победив на выборах народных депутатов по мажоритарке, вошёл в парламентскую фракцию СДПУ(о), председателем которой был Виктор Медведчук. Спустя два года Порошенко покинул фракцию, создав свою — "Солидарность". А чуть позже удачно переметнулся к Виктору Ющенко. Медведчук же до последнего служил Леониду Кучме на должности главы Администрации президента. В том числе во время Оранжевой революции. После того как революционные страсти утихли, представители старой власти попали в немилость. Одних обвинили в коррупции, других — в фальсификации выборов. И только к Медведчуку вопросов не было — тот по-тихому ушёл в тень. Позднее кум Путина явился народу с идеями русского мира, тщетно пытаясь развить блок "Не так!". Ещё позже появился "Украинский выбор". Но ни должностей, ни полномочий многие годы у Медведчука не было.

Реанимация "трупа"

Всё изменилось в 2014-м, когда Медведчук стал спецпредставителем СБУ в минской контактной группе по мирному урегулированию ситуации на Донбассе. Он же превратился едва ли не в ключевого переговорщика по освобождению заложников РФ и оккупированного Донбасса. Теперь никто не скажет, было ли это назначение официальным или только на словах, но факт остаётся фактом: в то время, когда Медведчук попал в санкционный список США, в Украине ему доверили вести переговоры с Путиным о судьбах людей, тем самым повысив его политическую важность в вопросе взаимоотношений с Россией.

При скромных успехах в Минске и вне его (в условный актив политика можно записать лишь освобождение лётчицы Надежды Савченко и участие в обмене пленными с ОРДЛО 27 декабря 2017 года) Порошенко и члены его команды упорно называли Медведчука "эффективным переговорщиком". Ему единственному позволяли напрямую летать в Москву и даже возить в РФ своих бизнес-партнёров. Когда же возникал вопрос, почему его работа не видна, в Администрации президента отвечали, мол, процесс, которым тот занимается, скрыт от посторонних глаз и не требует огласки.

Именно так, тайно, Медведчук встречался и с Порошенко. Осенью прошлого года журналисты программы "Схемы" зафиксировали несколько визитов минского переговорщика к главе государства. На следующий день после выхода программы в АП заявили, что Порошенко "готов вести переговоры со всеми, даже с чёртом, для того чтобы освободить наших пленных".

Всё выглядело бы в рамках приличия, если бы не одно но: к тому моменту Медведчук уже минимум восемь месяцев не занимался обменом пленными. В Минск он прекратил ездить ещё в марте 2018-го, после того как накануне президентских выборов в России стало понятно, что Украина не пойдёт на обмен, дабы не показывать Путина освободителем.

Прорвёмся. В скором времени президентская партия «Слуга народа» рискует породить внутреннюю оппозицию

Зато Минск для Медведчука и Порошенко стал ширмой, за которой скрывалось развитие бизнеса, к которому тем или иным образом причастен Медведчук. Речь идёт о его деятельности на рынке топлива. В 2016 году, к примеру, журналисты "Схемы" зафиксировали, что из России Медведчук прилетел в компании бизнесмена Нисана Моисеева. Тот в 2016-м стал собственником части российского нефтегазового бизнеса в Украине (около 150 заправок ТНК — ныне Glusco, а также нефтеперерабатывающего завода в Лисичанске). В то же время сам Медведчук признался, что управляет нефтяным бизнесом в России, который принадлежит его жене Оксане Марченко. "Приблизительно треть украинского рынка дизельного топлива обеспечивают поставки из РФ, — говорит Михаил Гончар, президент Центра глобалистики "Стратегия ХХI". — И этот процесс контролируют компании, которые связывают с Виктором Медведчуком".

Публично связка Порошенко — Медведчук стала рваться накануне второго тура президентских выборов. Сначала Порошенко заявил об угрозе реванша Кремля, а после объявил, что "эффективный переговорщик" Медведчук не кто иной, как "представитель Путина". На что тот ответил, что с официальной украинской властью больше не сотрудничает.

На этом история нынешних взаимоотношений политиков, как и после Оранжевой революции, могла бы оборваться. Но вдруг случились внеочередные выборы народных депутатов, в результате которых в Верховную Раду прошли и Пётр Порошенко со своей "Европейской Солидарностью", и Виктор Медведчук с "Оппозиционной платформой — За жизнь". Так что обоим придётся снова работать вместе.

Встать в позу

Ключевая интрига нового парламента — какой будет оппозиция. На то, чтобы её возглавить, претендуют оба политика. "Роль в парламенте "Оппозиционной платформы — За жизнь" — исключительно оппозиция. Это было решено задолго до окончания выборов", — говорит Виктор Медведчук. В политсиле также настаивают, что не гонятся за должностями, и уверяют, что отдавать партии Порошенко пальму оппозиционного первенства не собираются. "Ни я, ни Медведчук занимать посты в руководстве ВР не собираемся — это неконструктивно, — делится с Фокусом Вадим Рабинович, сопредседатель партии. — Если "Слуга народа" и "Европейская Солидарность" не могут договориться, то это ещё не означает, что последняя — оппозиция. У обеих политсил одинаковые лозунги о НАТО и МВФ. Так что оппозиция в этом парламенте — только ОПЗЖ".

На выпады в свой адрес команда Петра Порошенко реагирует в стиле предвыборной риторики, но, в отличие от ОПЗЖ, оппозиционными лаврами готова делиться. "В следующей Раде могут быть две оппозиции. Одна — пятая колонна Кремля, вторая — демократическая", — заявляет Ирина Геращенко, третий номер в партийном списке ЕС. К тому же у Порошенко рассчитывают возглавить минимум два парламентских комитета, один из которых — по вопросам европейской интеграции.

Пока Порошенко и Медведчук выясняют, кто из них главный оппозиционер, в президентской политсиле посмеиваются. Мол, и рады бы дать оппозиционерам должности, но сперва пусть между собой разберутся. "Украинские партии должны объединиться в оппозицию. Возьмут ли они в состав политсилу, практически представляющую Россию, — их дело, — объясняет позицию "Слуги народа" Никита Потураев, советник команды президента по политическим вопросам и новоизбранный нардеп. — Да, в Раде должны быть предохранители, которые не позволят узурпировать власть. Поэтому важно подготовить закон об оппозиции. В него необходимо заложить механизмы защиты демократии".

Впрочем, каким будет окончательный вариант этого документа, пока не знают и у Зеленского — будущие члены монокоалиции уехали в Трускавец расширять личностные горизонты. Единственное, что обещает Потураев, так это прописать в законе не только права оппозиции, как, например, гарантии получения ею мест вице-спикера и руководителей комитетов свободы слова, регламентного и бюджетного, но и обязанность работать на благо украинского народа. Хотя, как реализовать, а тем более проконтролировать эту патетическую часть будущего закона, в команде Зеленского ещё не придумали.

Но даже без такого документа украинский парламентаризм имеет конфигурационные традиции. Так, кресло спикера получает кандидат победившего большинства, в данном случае "Слуги народа", а вице-спикера — наибольшей фракции оппозиции, то есть ОПЗЖ.

Однако ввести того же Медведчука в президиум ВР — огромный риск для правящей партии. Если это произойдёт, тень недоверия, считает Александр Доний, в прошлом народный депутат, ляжет и на президентскую силу, и на весь парламент. Чтобы разрешить эту головоломку, возможен компромиссный вариант, когда две из трёх меньших фракций — "Голос", "Батькивщина" и "ЕС" — подпишут совместный меморандум и выдвинут свою кандидатуру на должность вице-спикера. Такой путь решения вопроса добавит очков власти.

Иллюзия величия

Что касается деятельности оппозиции, влиятельной в этом парламенте она не будет. "Мы не увидим выступающих с трибуны депутатов, убеждающих коллег принимать те или иные решения. Не будет и договорняков, как при Порошенко, когда "Оппозиционный блок" мог давать голоса за необходимые власти законопроекты, — уверен политтехнолог Александр Кочетков. — Сомневаюсь даже, что кто-то из них сможет заблокировать трибуну или вывести своих сторонников на площадь Конституции перед Радой".

Причин предстоящей пассивности оппозиции несколько. Во-первых, среди её членов не будет "Батькивщины" — фракции, у которой наибольший опыт такой борьбы. Даже если Юлия Тимошенко не присоединится к коалиции, то она, скорее всего, будет подыгрывать "Слуге народа". Это прослеживалось в её риторике после президентских выборов, прослеживается и теперь, по окончании парламентских.

Во-вторых, в Раду не зашли скандалисты вроде Олега Ляшко. Хорошо осведомлённый о внутренних и внешних проблемах государства, на эту роль может пробоваться Пётр Порошенко, рассказывая о политических репрессиях и о том, как всё кругом плохо и везде предатели. Но в его исполнении это будет выглядеть смешно.

В-третьих, "Европейская Солидарность" и ОПЗЖ чаще будут заняты борьбой друг с другом, нежели контролем коалиции. Что же касается их реального объединения, о котором говорят в команде президента, то публично оно невозможно. "Это совершенно разные политические силы. Их избиратель никогда не поддержит идею более тесного сотрудничества между ними", — уверен политолог Виталий Кулик. Другое дело — история личных отношений лидеров "Европейской Солидарности" и ОПЗЖ. В определённый момент именно она может сыграть ключевую роль для объединения. Пусть даже для ситуативного. "Скорее всего, голосовать вместе они будут против попыток ревизии минских договорённостей, — считает Александр Кочетков. — Порошенко — как человек, который предыдущие пять лет настаивал, что другого пути решения конфликта на Донбассе нет, а Медведчук — как лоббист российских интересов в Украине. Да, их голоса не будут решающими, зато синхронное голосование по этому вопросу станет ещё одним доказательством того, что оба они никакие не враги, а две части одной и той же олигархической системы власти".

На этом фоне за декоративным противостоянием с внешней оппозицией "Слуга народа" рискует прозевать рождение оппозиции внутри самой партии. Ведь никакие тимбилдинги в Трускавце не способны гарантировать монолитность депутатов президентской политсилы. И если на начальном этапе нардепы Зеленского смогут договориться, то вскоре некоторые из них наверняка начнут отстаивать свои точки зрения. Это грозит появлением внутренней оппозиции, которая за год-два может принять организационную форму и перетянуть к себе кого-то из членов "Европейской Солидарности" или "Оппозиционной платформы — За жизнь", а то и вовсе примкнуть к ним. Вот тогда-то у Порошенко и Медведчука появится реальный шанс побороться за власть. Вместе. Ничего личного — это политика.

Loading...