Судебный коллапс и Донбасс. Семь вызовов независимой Украине

2019-08-24 08:54:04

270 4
Судебный коллапс и Донбасс. Семь вызовов независимой Украине

Внешний враг Украины – Россия, внутренний – коррупция. А еще стране надо обеспечить себе энергетическую безопасность, рассчитаться с кредиторами и выиграть в информационной войне. Сегодня страна празднует 28-й День Независимости, а Фокус разобрался, в каких направлениях Украина все еще зависима от проблем и угроз

Вызов первый: агрессия России

Более двадцати лет Украина старалась сохранить дружбу с Россией. Подписав Договор о дружбе, оставив российский флот в Севастополе. И все это оказалось бессмысленно.

«Это сейчас мы недоумеваем, как можно было все эти годы договариваться с россиянами так, чтобы соглашаться практически на все их условия, – говорит Павел Лакийчук, руководитель программ Центра глобалистики «Стратегия ХХI». – А ведь еще в начале 2010-х годов в украинском обществе была высокая поддержка двухсторонних отношений. Если бы лет десять назад кто-то сказал о войне с Россией, общество бы возмутилось, что быть такого не может. И такой лояльностью в РФ активно пользовались, навязывая идею «братства» и защиты прав русскоязычного населения».

Разумеется, в 2014 году Украина не была готова к войне. Стране пришлось мобилизовать усилия на двух фронтах – внутреннем и внешнем. На первом – возобновлять оборонную промышленность, укреплять сектор безопасности и строить новую армию. На втором – вести переговоры о мире с помощью международных партнеров, не поддаваясь на шантаж Кремля и боевиков Донбасса. И ныне для Украины, как и пять лет назад, актуальны оба направления.

«За пять лет мы так и не сумели рассказать миру, что в Украине происходит не гражданский конфликт, о чем все громче говорит Россия, а международный, с вторжением войск РФ, – говорит юрист «Украинской правовой консультативной группы» Алина Павлюк, – Не достаточно лишь закрепить на законодательном уровне то, что Россия – государство-агрессор. Необходимо это доказать. В частности, в международных судебных инстанциях. А этого не происходит. Например, в процессе по захвату украинских моряков возле Керченского пролива в Международном трибунале ООН по морскому праву Украина и не вспоминала о международном вооруженном конфликте на территории нашей страны, а лишь заявляла о нарушении права мирного прохода суден. При этом даже Генассамблея ООН признала их военнопленными. То есть даже внутри мы не можем определиться: какой у нас конфликт, как рассказывать о нем на международном уровне, а то и дело ситуативно выбираем более «выгодную позицию». А она правильная не всегда».

Вызов второй: энергетическая безопасность

«На газовой игле», – так говорили с конца 2000-х о поставках газа в Украину. В 2008-м мы были самым крупным потребителем в Европе – получая 66 млрд. кубометров, что в два раза больше, чем, например, Германия. С кубами росли и миллиардные долги перед «Газпромом». Тот использовал это и навязывал новые не выгодные контракты. Самый известный подписала Юлия Тимошенко: «бери и плати» – не менее 41 млрд. кубометров в год по цене 450 долларов 1000 «кубов».

Украине навязывали миф: без российского газа не обойтись. Развеялся он в 2015-м, когда Украина полностью отказалась от прямых поставок «Газпрома», а стала покупать голубое топливо у 65 компаний и трейдеров из Словакии, Венгрии и Польши. Впрочем, нужно понимать, что это зачастую тот же российский газ, перепроданный нам.

И этот статус-кво надо сохранить, уверен эксперт в энергетической сфере Михаил Гончар. Он говорит, вызов для новой власти – не поддаться на шантаж со стороны России. Для этого, во-первых, уже сегодня стратегически важно сделать необходимый запас газа в хранилищах. А, во-вторых, не договариваться с посредниками, имеющими российские корни. Ныне же известно, «Газпром» переживает не лучшие времена: доходы упали, европейцы не дают кредиты, России не хватает украинского рынка. Да и сам председатель правления компании Алексей Миллер говорил: «Газпром» готов договариваться о прямых контрактах с Украиной. Но напрямую – вряд ли получится. Поэтому, вполне возможно, РФ попробует реанимировать схему с карманным для себя посредником.

Другое дело – вопрос транзита. В 2020-м, с запуском «Северного потока-2», главным лоббистом которого является Германия, Украина потеряет статус «главной дороги российского газа в ЕС». Но при этом в Европе обещают сохранить транзит через Украину – ныне обсуждаются условия нового контракта: Еврокомиссия настаивает на заключении долгосрочного договора – на десять лет. Разумеется, Россия сопротивляется, а для Украины это еще один повод подумать: за счет чего она уже завтра может компенсировать грядущие потери.

Кроме того, чтобы ограничить общение с Россией, Украине необходимо заключить новые контракты с Европой на поставку ядерного топлива для украинских АЭС. Ныне более 60% поставляется из РФ. А также закончить строительство своих хранилищ для отработанного ядерного топлива, которое мы сегодня вывозим в РФ.

Вызов третий: долговые обязательства

В долгах как в шелках. У Украины есть многомиллиардные как внешние, так и внутренние долги. И с каждым годом их размер только увеличивается. По данным Министерства финансов, объем государственного и гарантированного государством долга Украины ныне составляет 80,35 миллиарда долларов (2,1 триллиона гривен), из которых 70 миллиарда – прямой госдолг.

А впереди – тяжелые времена. В 2019-2021 годах Украину ожидает период пиковых выплат по внешнему долгу. В третьем квартале мы должны заплатить 133 млрд грн.

Но Украина – не единственная страна мира с огромными долгами. США, Великобритания, Германия – живут также на займы. Правда разница в том, что обслуживание их долгов обходится гораздо дешевле. Развитые страны берут деньги в долг на длительный срок и под низкие проценты, поскольку они имеют стабильную национальную валюту. Украина же получает в долг под высокие проценты. И единственный способ для нас открыть более выгодные кредитные линии – провести реформы, которые ждут от нас в ЕС, и МВФ.

Вызов четвертый: информационные атаки

«Ложь является «сильным оружием», если использовать ее правильно и в широких масштабах», – сказал глава МИД Литвы Линас Линкявичюс, комментируя вопрос борьбы с российской пропагандой. Он отметил, что Запад «по-прежнему недооценивает информационное влияние России».

Как ведет информационную войну Россия, Украина знает с начала 2000-х. Наверняка, многие помнят атаку во время российско-украинского газового противостояния – мол, Украина ведет нечестную игру и ворует российский газ. Тогда советник президента Украины Владимир Горбулин сказал: информационная война была, а украинские СМИ ретранслировали месседжи россиян, и не выступали в защиту украинских интересов.

Накануне аннексии Крыма Россия подняла новую волну пропаганды через СМИ и социальные сети. По данным американских спецслужб, в 2014-ом сотрудники российской военной разведки создавали сотни псевдо-украинских англоязычных групп в социальных сетях, придумывали новости и распространяли фейковые комментарии.

В 2018-м информационное противостояние обрело новую форму. За последние два года как минимум три рейтинговые телеканала перешли под контроль украинских политиков, связанных с Россией. Сразу после продажи их эфиры наполнились лояльными к РФ новостями, а в программах заметно усилился дискурс о возобновлении дружбы со страной агрессором. Яркий пример – попытка проведения на телеканале «NewsOne» телемоста с российским каналом «Россия-1» «Надо поговорить!».

Вызов пятый: коррупция

По итогам 2018 года Украина заняла 120 место в перечне из 180 стран мира по уровню коррупции. Именно коррупция, по данным многочисленных аналитических отчетов и опросов, является самой большой проблемой, как для иностранного, так и для отечественного бизнеса.

Особая тема – коррупция наивысшего уровня. С ней обещал бороться и бывший президент Петр Порошенко, ее хочет преодолеть и нынешний, Владимир Зеленский.

За пять лет мы стали свидетелями нескольких громких задержаний высокопоставленных чиновников. Например, экс-исполняющий обязанности председателя Государственной фискальной службы Мирослав Продан подозревался в незаконном получении многомиллионного имущества в Киеве, а мэр Одессы Геннадий Труханов – в Лондоне. Но подобные дела зависли либо на этапе расследования, либо загрузли в судах. А весной 2019 года вообще пришлось закрыть 65 производств – Конституционный суд признал статью о незаконном обогащении неконституционной.

Ныне президент Зеленский обещает подать в парламент свой антикоррупционный законопроект и начать борьбу заново. Европейские партнеры, предоставляющие нам кредиты и подарившие безвиз с ЕС, надеются, что наконец-то станет эффективной все связка антикорупционных органов. В сентябре 2019-го заработает Высший антикоррупционный суд, после произойдет перезагрузка Нацагенства по предотвращению коррупции и сработаются САП и НАБУ.

Вызов шестой: судебный коллапс

Украинцы не доверяют судам. В 2014- м в отечественное правосудие верили только 3%, ныне таких – 14%. За пять лет это низкий результат, отмечают эксперты. Михаил Жернаков, директор Фонда DEJURE, говорит: «Судебная реформа Петра Порошенко провалена, обновления судебной системы не произошло, судьи до сих пор подотчетны политикам, а не обществу».

За пять лет появившийся при Януковиче «порядок» разрушить не удалось по двум причинам. Первая – сопротивлялись сами судьи: они не готовы были меняться. Вторая – у руководства страны не хватило политической воли перезапустить систему, ему легче было ее приручить. Поэтому вместо капитального ремонта президент Порошенко, главный инициатор судебной реформы, решил провести косметический.

И начал с формирования нового Верховного суда. Конкурс проводили долго – в два этапа, при участии общественности. Его результаты объявляли пафосно, в присутствии глав дипломатических миссий. На деле же оказалось, что вместе с десятком достойных кандидатов в наивысшую судебную инстанцию прошли те, кто работал при Януковиче и выполнял заказы Банковой того времени.

Ныне на повестке дня перезагрузка всей судебной системы – от судов первой инстанции до органов, решающих, кого назначать или увольнять – Высшей квалификационной комиссии судей и Высшего совета правосудия. Первые зависят от высших судебных инстанций, вторые – от политических сил.

Вызов седьмой: международный вектор

Об Украине за спиной Украины – такой новый формат переговоров последние месяцы практикуют европейские и американские лидеры.

Все началось с возвращения России без ограничений права голоса в ПАСЕ. Возможно, кому-то может показаться, что это было неожиданно, хотя, на самом деле, прогнозируемо. Еще во времена президентства Порошенко Запад намекал: Россия может вернуться в большую европейскую семью. Когда же в Берлин и Париж поехал новоизбранный президент Владимир Зеленский, лидеры Франции и Германии Макрон и Меркель сказали: решение уже принято, необходимо смириться. Зеленский так и сделал – он не выступал с громкими призывами к партнерам в Европе, не пытался создать коалицию дружественных стран, а просто промолчал. В обмен Россия обещала освободить военнопленных моряков, захваченных в ноябре 2018 года вблизи Керченского пролива. Правда, это могло произойти лишь на условиях России, среди которых признание правомерности судебного процесса в РФ и частично оккупацию Крыма.

Далее – больше. После встречи с Путиным 19 августа Макрон написал пост по-русски: «Россия – очень глубоко европейская страна. Мы верим в Европу, простирающуюся от Лиссабона до Владивостока». А вскоре президент США Трамп инициировал возвращение России в состав клуба самых влиятельных государств мира G-8.

Глава парламентского комитета по иностранным делам 8-го созыва Анна Гопко говорит, как важно, чтобы принцип «ничего о нас без нас» был приоритетным: «Мы должны предоставить четкий сигнал нашим международным партнерам, что есть красные линии, которые мы пересекать не будем».

Loading...