Принуждение к почтению. Что рассказал о Зеленском скандал с "прослушкой" Гончарука

2020-01-17 22:15:00

5415 219

Из истории со сливом записи совещания у Алексея Гончарука, где он и его коллеги лихорадочно соображали, как объяснить президенту, что происходит с экономикой, если президент в этом ни бум-бум, и в итоге решили объяснить на "модели оливье", психолог может сделать несколько выводов.

Во-первых, кто бы ни стоял за организацией Гончарук-гейта, этот кто-то рассчитывал, что столь явное снисходительное пренебрежение со стороны младших членов команды должно президента оскорбить вплоть до наступления необратимых политических последствий. Можно предположить, что с близкого расстояния президент Зеленский выглядит человеком крайне честолюбивым и чувствительным к атакам на самооценку. Судя по тому, сколько отчаяния было вложено в постскандальные заверения Алексея Гончарука в полнейшей преданности и уважении Владимиру Зеленскому, премьер-министр с таким прочтением личности президента в целом согласен.

Однако похоже, что архитекторы слива несколько переоценили точность своих прогнозов относительно реакции президента, и все оказалась сложнее. Зеленский не только не показался уязвленным. Наоборот, он ринулся показательно защищать право на приватность своего премьер-министра, созвав экстренное совещание правоохранителей по поводу незаконных прослушек. Более того, появившись вместе с Алексеем Гончаруком на телевизионной, в путинском стиле, встрече, Владимир Зеленский начал убеждать того в собственной лояльности. "Вы же знаете, как я к вам отношусь!". Несмотря на сценарную необходимость дать премьер-министру негативную обратную связь (навалять за косяки, если по-простому), Владимир Зеленский периодически кидался подсластить пилюлю. Зарплату министрам урежьте, но не сильно, они же нормальные люди. Кого-то придется уволить, хотя они хорошие же ребята. Потребность защищать членов своей команды в президенте не менее сильна, чем потребность в их стопроцентной лояльности, восхищении и почтительном отношении. Пока, во всяком случае. И это второй психологический вывод из данной ситуации.

Вся эта история со сливом записей, потешным заявлением об отставке, вечерней встречей "в золотом" выглядит насквозь постановочной и фальшивой. Хотя за ней стоят реальные и далеко не шуточные политические процессы.

В-третьих, поведение самого премьера в кризисной ситуации выдает в нем довольно истеричного человека. Заявление об отставке на имя президента не имеет правового смысла. Президент не может ни назначить, ни увольнять премьер-министра, это прерогатива парламента. Парламент тоже имеет ограниченный маневр в этом отношении, поскольку у правительства есть годичный иммунитет от отставки. Так что действия Гончарука – не более чем демонстративный жест, в котором зашито много незрелых эмоций. Страх отвержения, обида, эмоциональный шантаж. Премьер-министр оказался более умелым манипулятором, добившись от президента того, чего (возможно, бессознательно) хотел – внимания, утраченного чувства сопричастности, своеобразного благословения.

Наконец, четвертым напрашивается вывод о наметившейся закономерности в реакции президента и его команды на кризисные ситуации. Раз за разом, когда случается какой-то прокол – Зеленский не вовремя посетил мемориал в Бабьем Яру, или непонятно как оказался в Омане, или непонятно как оттуда возвращался после трагедии со сбитым самолетом, или премьер-министр оказался в центре кассетного скандальчика – коммуникационный ответ команды заключается в создании постановочного медийного продукта. В виде фото или видео. И это полностью объяснимо, исходя из кинематографического бекграунда президента. В кино, чтобы создать идеальную версию реальности, достаточно снять удачный дубль. Пусть не с первого раза, но можно найти точную интонацию и поймать правильный свет.

И вся эта история со сливом записей, потешным заявлением об отставке, вечерней встречей "в золотом" выглядит насквозь постановочной и фальшивой. Хотя за ней стоят реальные и далеко не шуточные политические процессы.

К исходу первого полугодия президентства Владимиру Зеленскому еще удается выглядеть искренним и человечным, но его киношный подход к политической реальности начинает давать сбои. По мере углубления конфликтов, кризисов и связанных с ними стрессов почтение публики будет становиться для президента все более важным и необходимым. Ведь архитекторы Гончарук-гейта не зря давили на честолюбие Зеленского. Это действительно его слабое место.

Авторская колонка Светланы Чунихиной.

Loading...