Президентский десант. Чем закончатся кадровые перестановки в ГБР

Фото: Getty Images
Фото: Getty Images

Временным руководителем Государственного бюро расследований назначена экс-нардеп от "Слуги народа" Ирина Венедиктова, сменившая на этом посту фигуранта многочисленных "плёночных скандалов" Романа Трубу. Но ГБР опять штормит

На днях в столице собрался парламентский подкомитет по соблюдению законодательства в сфере предотвращения и противодействия коррупции. На встречу с депутатами пришли представитель Офиса генпрокурора, адвокаты семей Героев Небесной сотни и майдановцы. На повестке дня один вопрос: возможное нарушение антикоррупционного законодательства во время назначения на должность замдиректора ГБР Александра Бабикова, одного из адвокатов беглого президента Виктора Януковича. Но объяснять, кто и почему его назначил, было некому: ГБР встречу проигнорировало.

— Государственное бюро расследований должно было стать украинским ФБР, в котором работают самые профессиональные следователи, ведь их обязанность — расследовать преступления в отношении топ-чиновников, — заявила народный депутат Виктория Сюмар, открывая заседание. — Но на деле ГБР оказалось "в трубе".

Слово взяла Евгения Закревская, адвокат семей Героев Небесной сотни.

— На недавней встрече с и. о. директора ГБР Ириной Венедиктовой мы заявили о возможном конфликте интересов, но она ответила, что его нет, — говорит Закревская и тут же добавляет, что это лукавство. — Уголовный процесс построен на конфликте между защитой и обвинением — это базовый принцип состязательности. Существует запрет перехода одних лиц на другую сторону. А Бабиков не просто работал в фирме, представлявшей интересы Януковича, а непосредственно его защищал в некоторых уголовных производствах. В одном из таких производств мы — потерпевшая сторона. Кроме того, есть ещё минимум три других аналогичных примера.

Адвокат опасается, что если Бабикова допустят к делам Майдана, в которых фигурирует Янукович, то ГБР либо перестанет их расследовать, либо начнёт преследование потерпевших.

— Позиция его адвоката строилась на заявлении Януковича, не признававшего вины и считавшего, что всё делал правильно. Получается, виновен не экс-президент, а люди, которые вышли на протесты, — подчёркивает Закревская. Кроме того, назначение Бабикова в ГБР нарушает права и самого Януковича, ведь человек, владеющий адвокатской тайной, вдруг становится следователем.

Впрочем, претензии в свой адрес Венедиктова отвергает, а замечания к работе ведомства называет "волнами грязи", "хорошо спланированными и профинансированными акциями по влиянию на сознание граждан и дискредитации ГБР". Помимо того она утверждает, что Бабиков не будет курировать дела Майдана, а руководитель отдела, который займётся их расследованием, будет подчиняться лично директору ГБР.

Кадровые рокировки

Напомним, в конце декабря президент Владимир Зеленский подписал закон №2116 о перезагрузке Государственного бюро расследований. Этот документ дал возможность уволить старого главу ведомства и предоставить широкие полномочия новому. Кто именно возглавит ГБР на постоянной основе, покажет конкурс, а пока открывшимися возможностями пользуется ставленница президента Ирина Венедиктова.

В том, что глава государства предпочёл близкого ему человека, нет ничего удивительного. У Зеленского был выбор между Виктором Трепаком, нынешним заместителем генпрокурора, в прошлом руководителем одного из отделов СБУ, и Венедиктовой, главой парламентского Комитета по вопросам правовой политики. На одной чаше весов оказались репутация и опыт (в своё время именно Трепак передал НАБУ "чёрную бухгалтерию" партии Януковича), на другой — политическая преданность.

Первые шаги Венедиктовой оказались радикальными: она уволила либо понизила в должности людей, занимавших позиции заместителей директора ведомства, и срочно объявила конкурс на освободившиеся вакансии. Однако сделала это настолько быстро, что большинство желающих участвовать в конкурсе не успели даже собрать необходимые документы.

— За три дня надо было заполнить декларацию, подготовить полный пакет документов и лично его подать, — возмущается Елена Сотник, юрист и экс-нардеп. Объявление о конкурсе на должность заместителя директора ГБР она увидела 1 января. — Если документы не собраны заранее, то выполнить условия конкурса нереально. Думаю, люди, которые должны были его выиграть, знали о нём заблаговременно. Меня же к участию в отборе не допустили. Пока я выясняла, почему так получилось, конкурс состоялся. Какая комиссия его проводила, какие были критерии отбора, до сих пор непонятно.

ОДНОЙ КРОВИ. Руководители большинства силовых ведомств страны преданы Зеленскому. С их помощью глава государства способен влиять на политических оппонентов

Зато бывший адвокат Януковича Бабиков о том, что выиграет этот конкурс, мог знать ещё за день до его старта, поскольку 28 декабря он неожиданно подал заявление о приостановке адвокатской деятельности.

Всего на конкурс были поданы 38 человек, но к участию в нём допустили лишь 11. При этом эксперты, с которыми пообщался Фокус, утверждают, что после внесения изменений в закон о ГБР Венедиктова могла назначать себе заместителей без конкурса. Поэтому непонятно, зачем он ей понадобился, ведь ранее она самостоятельно приняла решение понизить в должности Ольгу Варченко и Александра Буряка, экс-заместителей Трубы. Теперь Варченко возглавляет Управление по борьбе с преступлениями, совершёнными правоохранителями и судьями, а Буряк — отдел по делам Майдана.

К слову, назначение Буряка вызвало резкую критику со стороны семей Героев Небесной сотни и их представителей.

— Это именно тот "Саша", с которым на "плёнках окружного админсуда Киева" судья Павел Вовк согласовывает решение в отношении судьи Майдана Аблова", — уточняет адвокат Евгения Закревская.

Битва за кресло

Впрочем, самое главное назначение — постоянного директора Государственного бюро расследований — ещё впереди.

По закону его выбирает комиссия из девяти членов. В её состав входят представители президента, парламента и Кабмина (трое от каждого ведомства). Причём с декабря только правительство имеет право делегировать экспертов-международников. Представлять остальные структуры должны украинские специалисты.

— Этот конкурс будет условным, — считает Евгений Крапивин, эксперт Центра политико-правовых реформ. — Процедура избрания нового главы ГБР выписана так, чтобы выбрали человека, удобного "Слуге народа".

Главная проблема Ирины Венедиктовой — совместная с президентом и "слугами" политическая история, тогда как по закону глава ГБР должен быть аполитичным

Летом в состав своей тройки Зеленский ввёл сотрудников научных юридических институтов: Оксану Квашу, Александра Костенко и Виктора Кощинца. Первая баллотировалась в Раду по списку "Слуги народа" под номером 159. "Двое других — Костенко и Кощинец — связаны с Русланом Стефанчуком, заместителем главы парламента", — говорит Александра Устинова, нардеп от фракции "Голос".

Имена членов конкурсной комиссии от Верховной Рады должны назвать до 27 января, но уже известно, что в их число, скорее всего, попадут действующие нардепы "Слуги народа". Например, Владлен Неклюдов, бывший криворожский прокурор, глава подкомитета ВР по вопросам правоохранительной деятельности.

Фракция "Голос" надеется делегировать в комиссию Евгению Закревскую, но её кандидатуру вряд ли одобрит профильный комитет.

— Получится шестеро против троих, — говорит Крапивин. — При этом у международников не будет решающего голоса. По сути, они будут лишь наблюдать за работой комиссии: как она изучает документы, проводит собеседования, являются ли их коллеги предубеждёнными.

Фокус также пообщался с Виталием Тытычем — адвокатом, который в своё время принимал участие в конкурсе на главу ГБР, но не прошёл проверку. Почему — юрист до сих пор не знает. После конкурса Тытыч обратился в суд с требованием определить, соответствуют ли специалисты, работающие в комиссии, критериям закона.

— В законе о ГБР написано, что у каждого члена конкурсной комиссии должны быть юридическое образование и моральный авторитет в обществе. Но кто определяет, были ли авторитетны Роман Майданик или Татьяна Слипачук [бывшие члены конкурсной комиссии от президента], является ли таковой Кваша? Ответ на вопрос должен дать Верховный суд, — говорит Тытыч. — Выбирать главу правоохранительного органа, к которому должно быть доверие, могут лишь люди, несущие полную ответственность за свои действия.

Ирина Венедиктова не скрывает, что будет бороться за кресло директора. Эксперты прогнозируют, что именно у неё как ставленницы президента самый большой шанс занять это кресло. В противном случае она бы не отстаивала так яростно своих нынешних замов и не отказывалась от депутатского мандата. Но главная проблема Венедиктовой — её политическая ангажированность, совместная с президентом и "слугами" политическая история, тогда как по закону глава ГБР должен быть аполитичным.

Сжечь мосты на Банковую

Возразить экспертам сложно. Венедиктова и сама никогда не скрывала, что она человек президента. В ноябрьском интервью Фокусу тогда ещё нардеп заявила: "Где я буду работать, зависит от президента". В тот момент Венедиктова не собиралась покидать парламентские стены, но затем быстро согласилась выполнить новое партийное задание.

Такая преданность президенту в новейшей украинской политике не новость. Мы уже слышали, как доверяет Владимир Зеленский своему другу детства Ивану Баканову, руководителю СБУ, и почему считает "на 100% своим человеком" Руслана Рябошапку, генерального прокурора. Последний публично признавался, что не хотел занимать эту должность, но не смог отказать президенту. Не хватило у него воли настоять на своём и в процессе передачи "ЛДНР" бойцов спецподразделения "Беркут", которых подозревают в массовых расстрелах на Майдане. Накануне их потребовала передать Россия. Зеленский согласился, дал указание генпрокурору, а тот — подчинённым. Когда одна группа прокуроров отказалась выполнять указание, Рябошапка сменил её на другую, которая в суде уже не настаивала на содержании подозреваемых беркутовцев под стражей. В итоге пятёрку подозреваемых отпустили, и теперь место их пребывания неизвестно.

Да, это была публичная акция, в результате которой домой вернулись заложники донбасских террористов. Но сколько подобных договорняков между офисами президента и генпрокурора остаётся за кадром?

— После появления "плёнок Гончарука" состоялось заседание у президента. На него прибежали все руководители силовых ведомств: СБУ, ГПУ, ГБР. Сели за стол и начали дружно записывать указания Зеленского, — говорит Владимир Петраковский, бывший прокурор, а ныне юрист Реанимационного пакета реформ. — Но что это такое? Прямое неконституционное влияние президента на органы прокуратуры, правопорядка, которые не подконтрольны ему никоим образом. Выходит, что в любой момент материалы какого-то уголовного производства могут оказаться в руках главы государства. В результате чего президент может воспользоваться любым кейсом, чтобы остановить судебные процессы, повлиять на депутатов или своих политических оппонентов.

И хотя на днях Венедиктова заявила, что "ГБР не играет в политику, наша задача — навести порядок", сделать это она сможет лишь тогда, когда сожжёт мосты с президентом и его Офисом. В противном случае авторитет ГБР постигнет та же участь, что и большинство правоохранительных органов страны. Ведь в компетенции ГБР — расследование преступлений, совершённых должностными лицами высшего уровня: министрами, замминистрами, руководителями департаментов, экс-президентами, правоохранителями, судьями и военными. По сути, ГБР может заниматься всеми делами, которые ранее расследовала Генеральная прокуратура и которые не входят в компетенцию Национального антикоррупционного бюро. Именно поэтому власть (как прошлая, так и нынешняя) стремится его контролировать.