Михаил Федоров: проведем альтернативное онлайн-голосование на президентских выборах в 2024 году

  • Мария Бондарь
Михаил Федоров: проведем альтернативное онлайн-голосование на президентс...

Фото: Кирилл Чуботин

Министр цифровой трансформации Михаил Федоров рассказал Фокусу, на что будет похожа задуманная им революция в системе госуправления

Министр цифровой трансформации Михаил Федоров рассказал Фокусу о том, как его проекты обходятся без бюджетного финансирования, кто несет ответственность за утечку личных данных украинцев из реестров, почему множество чиновников скоро лишатся работы и зачем он установил камеры слежения в своем кабинете.

"Государство пока импотентно"

 Украинцы постепенно привыкают пользоваться электронными паспортами, водительскими правами, полисами автострахования и техпаспортами автомобилей. Какие еще документы появятся в наших смартфонах в ближайшем будущем?

— Скоро в приложении появится цифровой ИНН [идентификационный номер налогоплательщика]. Им можно будет пользоваться в любом банке или почтовом отделении. Мы планируем в течение нескольких месяцев избавить украинцев от необходимости хранить и копировать бумажные справки о присвоении ИНН. Соответствующие предложения по изменению Налогового кодекса уже разработаны.

КТО ОН: Министр цифровой трансформации Украины
ПОЧЕМУ ОН: Пытается превратить госструктуры в клиенто­ориентированные сервисы с удобным интерфейсом и понятным функционалом

Постепенно переводим популярные госуслуги в онлайн. К примеру, уже есть возможность зарегистрировать и при необходимости ликвидировать субъект предпринимательской деятельности через портал "Дія". Скоро эти услуги наряду с остальными появятся в приложении "Дія". Там же можно будет оплатить любой штраф, внести коммунальный платеж. Сегодня человек может даже не знать о том, что за ним числятся какие-то долги по бюджетным выплатам, до тех пор, пока наличие задолженности не создаст ощутимую проблему. Когда госуслуги перейдут в цифровой формат, вся эта информация будет доступна онлайн.

Ну и электронная подпись через смартфон без необходимости приобретения специальной SIM-карты станет технической революцией. Когда вам нужно будет подписать какой-то документ, на смартфон придет push-уведомление. Вы нажмете "да", вас идентифицируют по особому коду, биометрии лица или отпечатку пальца — и все, документ подписан.

 Когда в Украине можно будет провести цифровые выборы и готовы ли мы к ним с точки зрения информационной безопасности?

— Пока не готовы. Планируем провести альтернативное онлайн-голосование на президентских выборах в 2024 году. Справимся за четыре года — будем супергероями, другим странам на подготовку цифровых выборов требовались десятилетия. До этого обязательно появится система онлайн-референдумов, будет несколько пилотных проектов. Но без централизации реестров и создания большого Data-центра с мощной киберзащитой ничего не выйдет.

"Автоматизация процессов ломает коррупционные схемы, на которых привыкли зарабатывать сотрудники ведомств. С их стороны мы встречаем серьезное сопротивление"

Сейчас идет аудит всех базовых реестров страны. Многие из них, к сожалению, "текут", данные из них продаются — это проблемы, над решением которых мы работаем.

 Недавняя новость о чат-боте, торговавшем личными данными украинцев через Telegram, вызвала скандал. Чья обязанность обеспечивать защиту такой информации и кто несет ответственность за сливы?

— Сегодня, к сожалению, это коллективная безответственность. Отвечать должны держатели реестров, но их слишком много. В большинстве стран Европы нет такого количества реестров — у нас их больше 350, а должно быть 5–10. Личные данные украинцев содержат около 200 баз, у большинства из них нет даже КСЗИ [сертификата комплексной защиты информации]. Данные, о которых вы говорите, были давними, очевидно, их взяли до 2018 года. К сожалению, я не могу гарантировать, что подобное не случится сейчас, реестры многих ведомств находятся в ужасном состоянии. Я же не шокирую вас, если скажу, что на таможне базу со свежими личными данными украинцев можно было купить за $200? Потому мы и хотим централизировать реестры, защитить от несанкционированного доступа. Надеюсь, скоро появится закон о едином реестре, он уже принят в первом чтении.

Теоретически обеспечивать защиту должна госспецвязь, но по факту ей для этого не хватает ресурсов. На данный момент я лично взялся координировать большую операцию, направленную на то, чтобы пресечь несанкционированный доступ к реестрам и оказать давление на тех, кто торгует данными. Участвовать в нашей кампании будут СБУ и Киберполиция.

 Вопрос использования личных данных всегда будет чувствительным. Сам факт того, что кто-то хранит подробную информацию о нас, видит все наши перемещения, вызывает определtнное напряжение.

— Во-первых, Facebook знает о вас больше, чем государство. Во-вторых, госструктуры зачастую не справляются даже со своей рабочей информацией, что говорить о каких-то дополнительных данных. Государство в этом смысле пока импотентно. Теоретически следить за кем-то, используя современные технологии, возможно. Однако для этого нужны законные основания. Да и сама слежка должна иметь смысл. Если же мы говорим об обычном законопослушном гражданине, накапливать данные о том, где он находится и что делает, — напрасная трата ресурсов, никто не станет этим заниматься.

Мощное сопротивление

 Недавно у министра обороны и у руководителей еще нескольких министерств появились заместители по цифровой трансформации. Штат чиновников в стране и без того раздут, так ли необходимы эти должности?

— Необходимы. Это как раз тот случай, когда, наняв одного человека, можно сократить сотню. К примеру, в Сингапуре с тех пор как в госуправлении появились CDTO [Chief Digital Transformation Officers — руководители по цифровой трансформации] штат чиновников сокращается в среднем на 10–15% в год. В глобальном контексте практика не новая, но если говорить о европейских странах, мы внедрили ее в числе первых. Через год-два свои CDTO или похожие должности с другими названиями будут у большинства правительственных структур Западной Европы. В Украине министерства — только начало, менеджеры по цифровой трансформации появятся в каждой областной администрации и центральных госструктурах. Они будут приводить в порядок электронный документооборот, оптимизировать все административные процессы и автоматизировать там, где это возможно.

"Только задумайтесь: Украина — один из мировых лидеров по аутсорсингу в IT, специалистов хватает. Почему тогда внедрение технологий в сфере государ­ственного управления и администри­рования до сих пор шло так медленно?" (фото: Кирилл Чуботин)

Наш менеджер по цифровой трансформации в Налоговой службе, по сути, продолжает налоговую реформу, борется с коррупцией. А мировой опыт показывает, что с ней действительно можно бороться с помощью современных технологий. Мы пытаемся поставить CDTO в таможенную службу, но эти попытки встречают мощное сопротивление — видимо, слишком много схем обрушится, когда придет наш человек. 

Ноль гривен

 Сразу после создания Минцифры пошли разговоры о том, что столько всего придется согласовывать с другими ведомствами, что не останется времени на реальную работу. Говорили даже, что проще и дешевле было бы вынести цифровую трансформацию гос­управления на аутсорсинг, просто проводя тендеры по отдельным проектам. 

— От множества разрозненных проектов, не объединенных общим замыслом, толку мало. Мы же не просто оцифровываем существующие процессы, а создаем новую систему, которая должна быть дешевле и эффективнее предыдущей. Задача нашего министерства — за три года перевести в онлайн все существующие госуслуги, причем так, чтобы максимальное количество этих услуг можно было получать без участия чиновников. Реформируемые ведомства в этом совершенно не заинтересованы по той причине, что автоматизация процессов ломает коррупционные схемы, на которых привыкли зарабатывать их сотрудники. С их стороны мы встречаем серьезное сопротивление. 

Задумайтесь: Украина — один из мировых лидеров по аутсорсингу в IT, с доступом к современным цифровым технологиям проблем здесь нет, специалистов тоже хватает. Почему тогда внедрение этих технологий в сфере государственного управления и администрирования до сих пор шло так медленно? Дело точно не в том, что большинство украинцев к чему-то не готовы. У приложения "Дія" почти 4 млн пользователей, у портала — больше 100 тыс., больше 10 тыс. уже зарегистрировались онлайн как субъекты предпринимательской деятельности. Мы инициируем опросы, чтобы определить, довольны ли пользователи качеством госуслуг. Так вот, после внедрения цифровых сервисов уровень удовлетворенности в среднем — 92%, до этого он не поднимался выше 60%.

"Ко мне присылали людей, пытавшихся договориться. Я нарочно поставил камеры в кабинете, чтобы проще было доказать попытку дачи взятки"

Вы упомянули, что кто-то другой мог бы реализовать те же проекты дешевле и эффективнее. Как думаете, сколько государственных денег мы потратили на портал "Дія", приложение, портал "Цифрова освіта", проект "Дія. Бізнес" и консалтинговую зону офлайн, которую мы открыли в Харькове? Правильный ответ — ноль бюджетных гривен. Более того, мы находим и останавливаем неэффективные закупки в сфере IT. В прошлом месяце таким способом предотвратили расходование 700 млн грн. В первый месяц существования Министерства цифровой трансформации я пресек попытку "распилить" миллиард бюджетных гривен — один из органов государственной власти должен был получить эту сумму якобы на расходы, связанные с IT. 

 Если не госбюджет, то кто финансирует ваши проекты?

— Например, приложение "Дія" бесплатно разработала 
IT-компания EPAM Systems, одна из крупнейших в мире в своей отрасли. Но даже для нее разработка электронных водительских прав и паспортов была амбициозной задачей, они получили уникальный опыт, а успех проекта стал классной рекламой. В мире вообще не было электронных паспортов до того, как они появились в Украине. Что касается электронных водительских прав, некоторые страны внедрили их раньше нас, но и тут мы в первой десятке.

Портал "Цифрова освіта" развивается за счет донорских средств. Его финансируют разные благотворительные фонды, причём делают это очень охотно, потому что результативность проекта очевидна. На сегодня обучение прошли 250 тыс. человек, далеко не каждый грантовый образовательный проект может похвастаться такими показателями.

Международные организации и благотворительные фонды и раньше оказывали Украине финансовую помощь. На что шли деньги тогда, непонятно, мы просто не дали им уйти в никуда, а использовали по назначению. Только поймите правильно: то, что мы пока вынужденно обходимся без бюджетных средств, не предмет моей гордости. Я как раз выступаю за то, чтобы у нас появилось бюджетное финансирование.

 Евросоюз недавно выделил Украине €25 млн на развитие системы электронного управления и цифровой экономики. Можете рассказать, на что именно они потрачены?

— Ни на что, мы ни копейки из этих денег еще не получили. Их действительно выделили, но перечислять будут в течение пяти лет. Первый транш должен прийти осенью.

 В нескольких медиа были публикации о том, что общий бюджет проектов "Дія" составил 25,5 млн грн.

— Авторы этих публикаций неправильно интерпретировали информацию, взятую с наших страниц в соцсетях. 25,5 млн грн — не бюджет, а уставной капитал ГП "Дія". Мы бы хотели, чтобы у него были эти деньги, они ему нужны, но в реальности их пока нет. Для сравнения скажу, что сейчас открыт тендер на мелкую доработку реестра для Министерства образования с бюджетом 30 млн грн.

Камеры для самозащиты

 В июне должны запустить цифровой реестр строительной деятельности. Вы как-то сказали, что диджитализация разрешительной и согласовательной систем искоренит коррупцию в строительстве. Не боитесь, что люди, зарабатывавшие на разрешениях, попытаются затормозить процесс?

— Уже пытаются. Этот проект на начальном этапе. В строительстве различают несколько категорий сложности объектов и, соответственно, несколько "классов последствий": СС1, СС2 и СС3. От класса зависит процедура получения разрешений. На первом этапе услуга онлайн-оформления разрешения на строительство без участия чиновников и уведомления о сдаче в эксплуатацию будет доступна только для СС1. Речь идет о небольших объектах, например, гаражах, складах и зданиях с малой этажностью. Если вам покажется, что это несерьезно, я скажу, что на долю объектов СС1 приходится 91% всех строительных работ в стране. Осенью мы сделаем то же самое для СС2 и СС3, тогда все согласовательные процессы будут автоматизированы и у коррупции в сфере недвижимости не останется шансов: там, где нет человеческого фактора в принятии решения, взятку давать некому.

"В мире вообще не было электронных паспортов до того, как они появились в Украине. Что касается электронных водительских прав, то и тут мы в первой десятке стран"

Зимой мы запускали пилотный проект, для него использовали старый строительный реестр, существовавший только офлайн, и с ним вышла целая детективная история. Тот реестр физически находился в Европе, в руках каких-то частных лиц. Потребовалась спецоперация СБУ, чтобы вернуть его в Украину. Новый реестр сделан на блокчейне, каждое действие в нем логинится с цифровой подписью, невозможно будет что-то изменить, не засветившись. Конечно, тем, кто раньше зарабатывал на коррупционных схемах в строительстве, это не нравится. На мой телефон до недавнего времени то и дело приходили сообщения от неизвестных абонентов с предупреждениями в стиле "не лезь". Ко мне присылали людей, пытавшихся договориться. Я нарочно поставил камеры в кабинете, чтобы проще было доказать попытку дачи взятки.

 Борясь с коррупцией в других ведомствах, важно не потерять контроль над тем, что происходит в вашем. Вы очень оптимистично отзываетесь о проекте Diia City, речь о свободной экономической зоне. СЭЗ, существовавшие в Украине, раньше были рассадниками коррупции. Какие превентивные меры вы предпринимаете, чтобы не допустить повторения истории?

— Цель проекта — создать наилучшие условия для развития креативной индустрии, протестировать их в Diia City и в перспективе масштабировать на всю страну. У нас уже есть шорт-лист компаний, которые хотят зайти в СЭЗ, инкорпорироваться и вести бизнес на территории Украины, но мы не возьмем на себя роль арбитра, принимающего решение, кто войдет, а кто нет. Вообще процедура вхождения будет максимально прозрачной, и существование человека, способного единолично на нее повлиять, исключено. Будет ряд критериев: средняя зарплата, доля экспортной выручки в обороте, минимальное число сотрудников и определенные виды деятельности. Кстати, мы хотим, чтобы в Diia City действовали элементы английского права.

 То есть по всей Украине действует континентальная правовая система, а в вашей СЭЗ будет англосаксонское прецедентное право? Отдаете себе отчет в том, насколько это осложнит рассмотрение любых конфликтных ситуаций в суде?

— Такой опыт в мире существует — например, в Казахстане. Правовая система важна для многих крупных компаний, которые мы бы хотели привлечь. К примеру, ведем переговоры с Telegram, они в континентальной правовой системе работать не готовы.