Переход на личное

Предстоящая избирательная кампания будет как никогда богата политическим компроматом — таков прогноз большинства экспертов. Впрочем, для бывшего генпрокурора Святослава Пискуна этот сезон, кажется, уже начался


Синдром Пискуна
— Шестого июня я шёл в редакцию «України молодої» с конкретной целью поздравить Мишу Дорошенко (главный редактор издания — Фокус) с днём журналиста и дать ему в морду, — рассказывает Александр Пискун, дядя Святослава Пискуна (родной брат отца экс-генпрокурора, журналист с многолетним стажем — Фокус). — Да отговорили коллеги. Сказали, что меня повяжут и «пришьют» избиение советника Президента. Я Мишу хорошо знаю, мы работали вместе в «Молоді України». Но я до сих пор хочу спросить у него: «Если Слава — Фурман, то кто тогда я?».

Эту бурю эмоций у ближайшего родственника Святослава Пискуна вызвала появившаяся две недели назад во всеукраинском издании статья, начинавшаяся словами «Позвольте представить: Фурман С. М., более известный как Пискун Святослав Михайлович». Издание раздобыло «эксклюзивную» информацию: Святослав Пискун, согласно ей, трижды менял фамилию. Правда, в детские годы. Был сначала Фурманом — по фамилии отца Рафаила Моисеевича Фурмана, лет в шесть стал Святцем (мать якобы дала ему свою фамилию после развода) и наконец «остановился» на Пискуне. Такой, по информации газеты, была фамилия второго супруга матери. Обо всех этих запутанных семейных делах столь скрупулёзно газета рассказала для того, чтоб уличить Пискуна в нарушении закона: поступая на госслужбу, он будто бы скрыл «двойную смену фамилии». И, мол, не имел права быть допущенным к гостайне. То есть — не мог быть генпрокурором. Источник информации в заметке не указывался, но как потом написал в блоге заместитель редактора «України молодої» Дмитро Лыховий «базовые материалы получены из СБУ», хотя пресс-секретарь СБУ Марина Остапенко не подтвердила Фокусу данную информацию.

Так или иначе, но вряд ли эти сведения имели решающее значение для генпрокурорского будущего Пискуна — как раз в день её выхода Президент вернул на место главы ГПУ Александра Медведько.

Где заметка наделала шуму, так это в Бердичеве — родном городе «трижды генпрокурора». Там до сих пор живёт его ближайшая родня, и историю с тройной фамилией все приняли близко к сердцу — как «фамильное» дело.

— Зачем в этом ковыряться? Кому это выгодно? — возмущён старший брат Святослава по отцу Жора, 54 лет отроду. Он в отличие от брата человек не знаменитый — в родном городе вместе с женой торгует обувью на рынке и наблюдать «семейные тайны наизнанку» не привык.

— Да это бандеровцы какие-то пишут! Какая разница, какая у него в детстве была фамилия? — восклицает в свою очередь первая учительница Пискуна Галина Бакмаева и предлагает свою версию «фамильной» истории. — Его отец Пискун, а не Фурман. Он жил с матерью в гражданском браке, и поэтому сначала Славик был записан на фамилию её первого мужа. В четвёртом классе он пришёл в школу и сказал мне: «Галина Усмановна, не записывайте меня Фурманом, запишите меня Пискуном. Меня папа усыновил». Мама его была зубным врачом, души в нём не чаяла.

— Они бы его ещё обвинили в том, что мама аборты делала! — подытожил Пискун-дядя. — Эта публикация направлена на то, чтобы сбить пыл у Славы. Нечем крыть, так они написали, что он Фурман. Думали, что Славу инфаркт хватит. Ведь о семейных делах неудобно говорить. Это ошибка в жизни. Я знаю, что этого Фурмана (первого мужа матери — Фокус) просто невозможно было найти, а в СССР нельзя было развестись заочно. Вот и возникла такая история с фамилией.

Только начало
Сам того не подозревая, Пискун-старший таким образом задаётся очень актуальным, особенно — в преддверии выборов, вопросом: все ли средства политборьбы одинаково хороши? Одно и то же ли: выявлять расхищенные политиком-чиновником миллионы, пересчитывать построенные на казённые деньги дачи (тут, пожалуй, можно даже усмотреть нечто общественно полезное) и — выносить на обозрение всей страны сложности семейных отношений его родителей, братьев, сестёр и прочих родственников, за которые политик, даже такой одиозный и скандальный как Пискун, отвечать по определению не может.

Юрист, директор Института Медиа Права Тарас Шевченко объясняет — действительно, в образце анкеты для оформления допуска к государственной тайне, утвержденной СБУ ещё в 2001 г., спрашивается — менял ли соискатель госдолжности фамилию.


«Но реально ситуация сложнее — уточняет он, — ведь не сам Пискун, скорее всего, менял фамилию, а ему её меняли родители. Если человек вообще не знает, что его фамилия была изменена в детстве, потому что эта информация находится

Георгий Пискун:

– Брат не предлагал вам перебраться в Киев?


– Как вы оцениваете его деятельность?

– Откуда у Святослава такое чувство юмора?

– Что вы можете рассказать о детстве брата?
Фокус
– С праздниками поздравляете друг друга?

под защитой тайны усыновления, то такому человеку тоже следует отказывать в предоставления доступа к гостайне? Наверное, нет. Но самое главное, газетная публикация затронула не только права Святослава Пискуна, но и права его мамы, его отца и ещё одного его отца, поскольку были прямо указаны их полные имена. Вмешательство в личную жизнь этих людей, не являющихся ни политиками, ни генеральными прокурорами, вряд ли можно оправдать, ведь можно было бы в публикации просто не указывать их имена».

Политолог Владимир Фесенко видит здесь целую тенденцию: предстоящая избирательная кампания, считает он, будет богата всевозможным компроматом.

— Уже сейчас можно говорить, что усиливаются информационные войны и очень много признаков того, что грядущие выборы будут очень жёсткими и грязными. Уже появилась информация о третьей судимости Януковича, причём со ссылкой на МВД 2005 г. Таким образом могут быть нанесены сразу два удара — один по Януковичу, другой по Луценко, — ведь в то время именно он возглавлял МВД.

В случае с Пискуном залп компромата выдало массовое пропрезидентское издание. Но не исключено, что следующий выброс компромата будет направлен уже против президентской команды. Ведь начало положено!

Родня, нация, ориентация
Тут надо сказать, что знатоки выделяют минимум две разновидности политкомпромата — служебные злоупотребления и личные тайны.

Как работает первый, можно было наблюдать в разгар недавнего кризиса на примере истории с «неправедно приобретёнными» и «записанными на родню» квартирами «конституционной» судьи Сюзанны Станик. Эта информация, с тех пор кстати, не получившая развития, фактически, решила в тот момент исход борьбы коалиции и президентского стана за Конституционный суд. Тем не менее «переход на личное» в компромате явно считается в отечественном политикуме более перспективным направлением. В разное время практически каждый деятель политики становился его объектом.

Набор ярлыков невелик и примитивен — порочные родственные связи, нетрадиционная сексуальная ориентация и т.д. Помните, во время парламентских выборов-1998 газета «Бульвар» напечатала материал под названием «Лидер украинских коммунистов Пётр Симоненко — гомосексуалист?». Материал якобы был взят в Сети.

Одного из ближайших соратников Тимошенко Богдана Губского анонимные листовки изображали в наряде садо-мазо и приписывали ему организацию гей-парада. Если в большинстве стран Западной Европы, где нетрадиционная ориентация уже легализована, подобная информация о политике не наделала бы скандала, в консервативной Украине она должна была, очевидно, создать о Губском самое неблагоприятное впечатление.

Ещё один «отличный» приём для компромата — национальный вопрос. На протяжении последних лет в СМИ периодически всплывает информация о якобы еврейском происхождении Юлии Тимошенко. Это утверждение аргументируется именем её отца — Владимир Абрамович Григян. Сама Юлия Владимировна неизменно парирует, что её отец — латыш. Кстати, и копание в биографии Пискуна его родственники восприняли как антисемитизм. Ведь в материале «України молодої» отец и мать Пискуна проходят под характерными еврейскими именами, хотя редакция и настаивает, что при этом их национальность нигде не упоминается. «Есть представление, что для того, чтобы человека дискредитировать — надо сказать, что он еврей, скрывающий своё происхождение», — комментирует г-н Фесенко.

«Грехи отцов» — тоже распространённая тема политкомпромата. Во время выборов мэра Чернигова и после вступления социалиста Николая Рудьковского на пост министра транспорта появилась информация, согласно которой дед Рудьковского в годы войны сотрудничал с фашистами. Ранее от подобного был вынужден «отмываться» глава администрации Президента Виктор Медведчук.

Подобных примеров, когда реальные промахи и преступления политиков замещаются ничего не значащими, но резонансными, биографическими фактами и вымыслами — ещё десятки.

Что нового мы узнаем об основных отечественных деятелях на предстоящих выборах — можно только догадываться. Ведь, по выражению политэксперта, «некую морально-этическую грань в этом вопросе уже давно переступили». Зачастую — сами же политики.

Автор: Эдуард Докс