Следственный эксперимент при участии Мельниченко обошелся без диктофона

Экс-майор государственной охраны Николай Мельниченко не приносил на следственный эксперимент в Секретариат Президента диктофон, на который он записывал разговоры в кабинете Леонида Кучмы.

«Следственное действие, оно подтверждало, должно подтвердить было только тот факт, что я физически мог заходить в кабинет, что я физически мог пронести диктофон, что я физически его мог поставить, поставить именно в то место, где я уже 7 лет даю показания, в какое именно место я мог его поставить», - заявил Мельниченко в интервью «5 каналу».

Во время эксперимента, который состоялся в четверг в Секретариате Президента, были воссозданы условия, во время которых экс-майор мог проводить записи. Если показания Мельниченко подтвердятся, пленки привлекут в качестве вещественных доказательств по нескольким резонансным делам, в частности по делу Гонгадзе. Это первый эксперимент по установлению аутентичности записей.