Выборы своими руками

2007-07-30 10:00:00

161 0
Выборы своими руками
Специалист по предвыборным кампаниям (слово «политтехнолог» Сергей Гайдай принципиально не любит) в разное время он сотрудничал с Порошенко, Кинахом и Хакамадой, в штабе у кандидата в Президенты Виктора Ющенко придумывал знаменитые оранжевые ленточки, а сейчас работает с Катеринчуком. О своей деятельности Гайдай и рассказал Фокусу — разоткровенничавшись ровно настолько, насколько посчитал возможным


— Правда, что всё решает технология? Можно ли совершенно никчёмный проект, используя только технологии, привести к успеху?
— Здесь алгоритма нет. У меня вот за плечами больше 30 кампаний, и могу честно сказать, что в некоторых мы, технологи, не более чем участвовали. Главную работу делало содержание самого проекта. Например, в 2002 г. на округе Порошенко, даже если б не было нас, результат оказался бы успешным. Рейтинга Порошенко и так хватало для победы. Но были и кампании, когда я понимал, что наши кандидаты победили только потому, что нам удалось организовать правильный и убедительный диалог с избирателями.

Хотя я понимаю, что если бы мы не участвовали в кампании 2004 г., Майдан бы всё равно произошёл, и люди бы ленточки носили. Часто спрашивают — кто их придумал? И я рассказываю, как мы  предложили сторонникам Ющенко так пометить себя, чтобы выявить лживость социологии, которая приписывала большинство симпатий Януковичу. Но не было бы нас — уверен, рано или поздно эта мысль пришла бы кому-то в голову.

— Наличие любой политтехнологи избиратели воспринимают негативно, как обман.

— Я не верю в эффективность обмана. И моя команда вообще к нему не прибегает.

— Хорошо, тогда манипуляции.

— Манипуляция — слово незаслуженно обиженное. Оно переводится с латинского как «своими руками», «вручную». А большинство вещей в жизни ведь так и надо делать! Человечество уже два века не видит естественного развития событий. Повсюду чьи-то проекты. Проект западного общества, проект СССР. Мы живём в эпоху манипуляций. И это нормально. Другое дело — с какими целями манипулируют. Если с целью привести к власти толковых людей — это положительная манипуляция. Но, к сожалению, определить — на пользу или во вред конкретная манипуляция, часто невозможно.

— С кем бы вы точно не работали?

— С коммунистами. Я давний сторонник того, что эта страна наелась коммунизма, и нам нужна инъекция правой идеологии. Также я не буду работать с теми, кто, по моему мнению, несёт социальное зло обществу.

— Пример?

— Меня не привлекает Партия регионов. Хотя зарекаться нельзя. Я, конечно, не считаю, что там сплошные негодяи, но пока их стиль ведения политики мне не нравится.

— Насколько я знаю, вас звали в БЮТ.

— Нет, никогда не звали. Я периодически в своих комментариях «покусывал» БЮТ за их выборный популизм, левоцентризм и так далее. Вообще у меня профессиональное неприятие популизма. Я думаю, что рано или позд­но он ударит по партиям, которые его активно практикуют. Потому что избирателю надоест верить в популизм. Рано или поздно даже борец должен покинуть баррикаду, чтобы начать строить свою стану, а не бороться с врагами.

— А с кем бы вы хотели поработать?

— Я уверен, что мы на пороге прихода новых политиков и новых партий. Пока между собой борются существующие политические силы, но наступит время политических боёв между «бывшими» и «новыми». И вот тогда начнётся настоящая работа!

— Вы раскручивали «Гражданский актив Киева» на выборах в Киевсовет. А он провалился.

— Люди, которые так говорят, либо лукавят, либо ничего не понимают. Проект ГАК — успешный. Без подкупа избирателей, с нуля вошёл в избирательную кампанию, где участвовали монстры киевского и всеукраинского уровня! Результат: 7 депутатов Киевсовета — это больше, чем у Литвина.

— Кто из иностранцев сейчас работает с украинскими политиками? Если послушать — их множество.

— Честно признаюсь, если российские имена, имевшие на нас влияние, я ещё знаю, то американских не знаю напрочь. В 2002 г. Партия регионов обвиняла Ющенко в том, что это проамериканский проект, поскольку в штабе его консультируют американцы. В тот момент я присутствовал в штабе. Да, пара иностранцев была. Но поверьте, что их влияния не было никакого. Это был такой имиджевый момент: вот есть у нас американец! Это похоже на покупку стильной иномарки — вопрос статуса. Но она непрактична в городе, и поэтому владелец ездит на машине попроще. Сегодня в «Нашей Украине» уже нет американцев, зато они есть у Партии регионов — это стало престижным. Тем не менее я не представляю себе американца, который мог бы свою технологическую матрицу натянуть на нашу страну. Американцы хорошо работают в устоявшихся общест­вах, а мы работаем в обществах нестабильных, кризисных. И это принципиальное отличие нас от них.

— Сколько стоят ваши услуги?

— Ну это всё равно что спросить — сколько стоит машина вообще? «Запорожец» — 4 тыс., а «Мерседес» 200 тыс. Зависит от количества участников, решаемых задач и значимости проекта.

— Если кампания проваливается, вы свои деньги всё равно получаете?

— Это вопрос любых услуг! Никто не будет работать в долг. Да, это зона риска для заказчика, но её не избежать.

— В отличие от работающего на заводе вы ведь плод своего труда не сразу видите.

— Верно, поэтому неопытный политик неуютно себя чувствует, если до конца не видит, что же он на самом деле покупает у политтехнологов. В действительности то, что он покупает — это социальное чутьё и умение его упаковывать. Самые дорогие вещи — самые простые. Вот есть Украинская горно-металлургическая компания — мы с ней работаем. И самый дорогой продукт, который мы ей продали — всего одну фразу: «Покупать металл у нас удобно». Но к этой фразе, мы шли целый год. В итоге её поймут даже те, кто металл никогда не покупал.

— Вы оцениваете кампании, которые уже ведут разные партии?

— Партия регионов ведёт, по-моему, хорошую кампанию. Она мне может не нравиться, я могу понимать, что это популизм, и тем не менее то, что она сделана профессионально и что на неё реагируют их избиратели — несомненно.  Кампания, которая началась у Тимошенко — тоже выдержана хорошо и креативно. НУ не начала пока кампанию, я могу только надеяться, что она будет лучше, чем в 2006-м.

— Политтехнологи — те, что ведут политсилы, разрушающие страну, — как считаете, должны нести ответственность за совершённое?

— Они уже несут ответственность, потому что живут в этой стране. Вот российский пример: все полит­технологи нынешней власти РФ были настолько недальновидны, что уничтожили свою профессию таким образом. Ведь с приходом Путина политтехнология в стране оказалась просто ненужной. Вот и у нас — не все, но наиболее профессиональная часть политтехнологов, однако, помнит о том, что им в этой стране ещё жить.

Loading...