Миссия — Шевченко

Эта фамилия стала брендом: те, кто так думает и кто ею владеет, объединяются. Они не изучают творчество украинского поэта и не осваивают технику украинского футболиста. Просто гордятся и возвеличиваются в собственных глазах

Счастливые потомки Трубецких, Шереметьевых и Нарышкиных могут жить где-нибудь во Франции, пить "Шабли" и весьма посредственно говорить по-русски. Но в глазах старушки Европы они навсегда останутся олицетворением той, настоящей России. Принадлежность к известной династии — как золотая карточка закрытого элитного клуба.

Фамилия Шевченко — далеко не дворянская и отнюдь не благородная, хотя именно она для всего мира стала синонимом Украины. Шевченко — самый узнаваемый национальный бренд. А уж поэт или футболист — не суть важно.

Нужен рекорд
О едва ли не божественном происхождении рода Шевченко написаны десятки диссертаций и научных трудов. Считают, что слово "швец" известно на Руси с XI века и что восходит оно к корню индоевропейского языка. А имя Шева встречается еще в библейских текстах. Говорят, что некий смысл звуков Ш, Е, В означает духовную силу, проникающую в ткань творения, наподобие иглы мастера-швеца. Однако вряд ли подобная эзотерика позволила крепостному Тарасу прослыть великим человеком.
— Шевченко — даже не фамилия, а прозвище, — говорит Ольга Карпенко, старший научный сотрудник литературно-мемориального дома-музея им. Т.Г.Шевченко.

— Поэт принадлежал к окрепаченному казацкому роду Грушевских. Но поскольку его прадед был сапожником, как тогда говорили — швецом, то и отпрысков стали звать Шевченками.

Сына сапожника еще при жизни именовали не иначе как "батьком", а его "Кобзарь" наизусть знали неграмотные крестьяне.

Юрист Игорь Шевченко к роду великого поэта никакого отношения не имеет, но фамилией все равно гордится. Говорит, к этому обязывает само ее наличие. Но для того чтобы держать марку, ему мало йельского образования, успешной юридической практики и собственного благотворительного фонда. В книге рекордов Гиннесса фамилии Шевченко по-прежнему нет, а это, считает однофамилец Кобзаря, — непорядок.
— В одном только Киеве живут 15,4 тыс. Шевченко, — подсчитал господин юрист. — Если хотя бы половина из них откликнется — мировой рекорд Украине обеспечен!

Похожий рекорд принадлежит мистерам Джонсам, которых более тысячи одновременно собралось в Уэльсе. "Чем Шевченко хуже?" — задался вопросом Игорь Шевченко и организовал "Шевченко-Клуб" (shevchenkoclub.org), в котором сейчас официально зарегистрированы 120 человек. В их числе — поэт, знаменитый футболист, бизнесмены, политики, журналисты, министерские замы. То, что одноклубники — люди сплошь успешные, организатор объясняет просто: от Шевченко другого и не ждут.
— Фамилия Шевченко уже сама по себе несет какое-то патриотическое начало. И дело даже не в том, что она всемирно известна, — рассуждает Игорь Шевченко. — Ее обладатели по натуре своей лидеры. Тарас Шевченко, хотя и не поднимал восстаний, стал предводителем целой нации.

Имя и бремя
Надежда В., одна из немногих кровных родственников Кобзаря, лидерского энтузиазма не разделяет. Она никогда не носила фамилии знаменитого предка: ей казалось куда важнее оставаться Шевченко по духу, чем по паспорту. Впрочем, сейчас завидное родство женщина старается не афишировать, да и говорить с журналистами о Тарасе Григорьевиче отказывается наотрез.
— Быть потомком Шевченко — нелегкое бремя, — вздыхает Надежда. — Если бы никто не знал о моих корнях, я, наверное, была бы и более успешной, и более счастливой. Есть, конечно, и выродки — в семье не без этого. Но в большинстве своем Шевченко по крови благородны духом!

Потомки "батька Шевченка" живут в Украине, США, на Ближнем Востоке. По словам Надежды, беречь славную память о гениальном поэте — их невольная жизненная миссия. Вот только реализовывать ее становится все сложнее.

Другой родственник Кобзаря несколько лет назад умер в Крыму. Незадолго до смерти он приезжал в Киев, чтобы отдать в Национальный музей им. Т.Г. Шевченко несколько ценных экспонатов. Ажиотажа они не вызвали, но благодаря вмешательству одной из сотрудниц музея дары на баланс все-таки приняли.

К тому, что "просто однофамильцы" объединяются в клубы, а первоклассников с пафосом награждают значками, принимая в "кобзарики", Надежда В. равнодушна. Она уверена: фетиш из шевченковского имени нивелирует его значение.

В офисе Игоря Шевченко рушники на стенах не висят, нет и портретов однофамильца-поэта. По мнению юриста, показуха ни к чему. Зато перед сном он нередко читает Кобзаря. Говорит, что даже отдельная фраза может здорово вдохновить.

А вот дискуссия о том, кто важнее — однофамильцы или родственники Тараса Григорьевича, его раздражает:
— Это моя фамилия. У меня не было цели создать клуб Тараса Шевченко или клуб его родственников. "Шевченко-Клуб" — организация людей, действительно гордящихся своей фамилией. Известной она стала благодаря поэту, но при чем тут его потомки? Хочу, чтобы однофамильцы Шевченко приумножали славу фамилии своими собственными достижениями! Например, среди наших членов — футболист Андрей Шевченко. Ну принимают где-то детей в "кобзарики"… Что здесь такого? Потомкам обидно, что им роялти не платят?

Абсолют по-кобзарски
Писательница Наталка Шевченко ни в каких клубах не состоит. Еще пару лет назад она была Левченко. Шевченко совсем не обязательно родиться — можно просто выйти за него замуж. Новой фамилией она и впрямь гордится, но говорит, что теперь требования к ней ужесточились:
— Как-то в издательстве, — смеется Наталка, — один из редакторов, увидев мое творение, сказал: "Дожили! Шевченко женские романы пишут. Эдак теперь и Шекспиры массовую литературу станут приносить!".

Наталка уверяет: культа из фамилии она не делает, но за успехами однофамильцев следит.
— Когда на чемпионате мира Андрей Шевченко промазал по воротам, мы с мужем страшно волновались. Весь район слышал, как кричали: "Шева, не позорь фамилию!".

А для сестры знаменитого футболиста, Елены, "шевченковский вопрос" не стоит. Слышать от преподавателей: "Iз таким прізвищем не знати "Заповіт?" — Лене Шевченко не доводилось.
— Может, если бы я плохо училась, фамилия мне мешала бы. Но я настолько любила и свою учительницу, и украинскую литературу, что журить меня было не за что!

На успеваемость не жаловался и бютовец Андрей Шевченко. Уж не в пресловутой ли "шевченковской энергетике" дело?
— Абсолютизировать, конечно, нельзя, — говорит политик, — но определенная сила в этой фамилии есть. Все Шевченко — люди с характером. Патриоты, на первом месте для которых свобода. Шевченко — это не просто строчка в паспорте, это бренд!

Бывший телевизионщик вспоминает, как в Милане ему не удавалось обменять деньги в банке — до тех пор, пока администратор не узнал его фамилию. В Италии проблемы сеньоров Шевченко принято решать быстро, и благодарить за это стоит отнюдь не мастера рифмы, а — мяча.

В "Шевченко-Клуб" пролитик пришел потому, что убежден: быть Шевченко в Украине — миссия. Елена Шевченко оспаривать этот тезис не берется, хотя честно говорит: она на клубных заседаниях не была ни разу.