Ирония судьбы. Апгрейд

Тимур Бекмамбетов снял продолжение любимого народом телефильма «Ирония судьбы, или С лёгким паром». Картина вышла в прокат накануне Нового года и уже собирает отзывы – восторженные и не очень

Создателей «Иронии судьбы. Продолжение» ругают за формально-коммерческий подход к фильму. Дескать, о каком режиссёрском замысле можно говорить, если после проведённых фокус-групп была переснята значительная часть материала – в угоду публике? По глубине фильм и близко не похож на прежний. За что поносят, за то и хвалят. К примеру, актёр Хабенский в интервью Фокусу сказал:
– Хорошо, что новый фильм не похож на старый, а мой Лукашин-младший – на Лукашина, сыгранного когда-то Мягковым. Знаете, есть в сценарии нового фильма такая неплохая реплика. Мягков спрашивает у Брыльской: «Ну как тебе мой сын?» На что она отвечает: «Единственное, что в нём есть хорошего, – то, что он совсем не похож на тебя».

Душка Елизавета. «Дочь д’Артаньяна» Елизавета Боярская, даже по мнению злых критиков, органично влилась в ансамбль актёров – ветеранов комедии «С легким паром»

Рождественская сказка
Режиссёр «Иронии судьбы. Продолжение» Тимур Бекмамбетов (снявший оба «Дозора» – ночной и дневной) взял в соавторы писателя Андрея Слаповского, известного по работе над «Участком» и «Остановкой по требованию». Андрею нелегко далось решение взяться за сценарий продолжения.
– Сначала, честно признаюсь, испугался, сказал: «Ни за что! Это святое, трогать нельзя», – говорит Слаповский. – Потом подумал, что в материале можно найти любопытные линии для развития сюжета. Пересмотрел фильм несколько раз. Схватился за замечательную фразу мамы Жени Лукашина: «Поживём – увидим» и приступил к работе.

Главными героями продолжения новогодней комедии Рязанова стали дети персонажей первой картины. Сын Гали и доктора Лукашина, Костя (его сыграл Константин Хабенский), стал врачом и в канун Нового года отправился в Питер. Изрядно употребив с друзьями, доктор уселся в самолёт и заснул. А очнувшись, решил, что самолёт уже приземлился, взял в аэропорту такси и отправился по знакомому адресу: 3-я улица Строителей, дом 25, квартира 12. Прямиком в гости к очаровательной девушке Надежде (Лизе Боярской), дочери Нади и Ипполита. Вскоре в квартире появится Надин жених – преуспевающий в области консалтинга Ираклий (Сергей Безруков). Но протрезвевший Костя кажется девушке симпатичнее прежнего дружка.

В общем, милая рождественская история, снятая в одноимённом голливудском жанре. По-модному. Конечно, её авторам хотелось бы, чтобы она стала популярнее фильма Эльдара Рязанова. Но у того своя, нетленная, планида. Неслучайно Эльдар Александрович отказался снимать продолжение своего шедевра, а ограничился короткой ролью в новом фильме.

Стихи спичрайтера
Новейшая история «Иронии судьбы» началась на праздновании 30-летнего юбилея картины – с объявления о намерении продюсеров Первого канала снять римейк комедии. Сценарная работа к тому времени уже началась. Всего, насколько известно, существовало 47 вариантов сценария с тремя версиями финала.

Долго ли, коротко ли, а режиссёром сиквела назначили бывшего клипмейкера Тимура Бекмамбетова. Некогда он прославился серией псевдоисторических рекламных роликов для банка «Империал», теперь снимает фильмы в Голливуде. В 2008 году ожидается премьера его американского дебюта – боевика «Особо опасен» с Анджелиной Джоли и Морганом Фримэном в главных ролях.

Из прежнего актёрского состава участвовать в фильме согласились почти все, за исключением Лии Ахеджаковой. Отказалась и Милла Йовович, которую звали на роль Нади-младшей. На съёмочной площадке царило согласие, а вот вне её слышались возмущённые голоса противников продолжения «Иронии судьбы», то и дело устраивавших акции протеста под лозунгом: «Ваша «Ирония» неуместна! Продолжение идёт в баню!» Главная «поруганная святыня» демонстрантов – любовь, которая так и не увенчалась свадьбой: Женя Лукашин не женился на училке из Петербурга Наде Шевелёвой.

Публику угомонили, но справиться с отсутствием в фильме качественной музыки не удалось. В конце концов решили не соревноваться с шедеврами Микаэла Таривердиева, исполненными в первом фильме едва проклюнувшейся в ту пору будущей звездой эстрады Аллой Пугачёвой и бардом Сергеем Никитиным. Ограничились песенкой «Опять метель», написанной Константином Меладзе на стихи спичрайтера президента России Джахан Поллыевой. Спели её дуэтом Алла Пугачёва и Кристина Орбакайте – мама за Надю-старшую, дочь – за младшую.

Отсутствие богатого музыкального материала с лихвой компенсировали спецэффектами. В продолжении «Иронии судьбы» их 850, а в «Дневном дозоре» – всего 700. Даже пробка от шампанского у Тимура Нуруахитовича пускается в космическое путешествие подобно гайке из «Ночного дозора».

Отдать лично в руки
Первым зрителем комедии стал Эльдар Рязанов. 20 декабря, за день до премьеры, прошла мини-презентация новой «Иронии» в личном клубе режиссёра «Эльдар». На показе Рязанов смеялся от души. Участники российской телеигры «Фабрика звёзд» после финальных титров и вовсе, хлопая, отбили себе ладоши. Кроме них, до поры до времени о фильме не ведал никто.

Генеральный продюсер Первого канала Константин Эрнст постарался, чтобы вокруг премьеры комедии витал флёр таинственности, а производство фильма было окружено атмосферой строгой секретности. В успехе ленты он почти не сомневается. Об этом свидетельствует и тот факт, что демонстрационных копий картины было изготовлено как никогда много – 1020 (при норме 500–700). К каждой из них приставлены два сопровождающих, которым велено передать демокопию лично в руки директора кинотеатра.

Продюсеры и кинодистрибьюторы из «Гемини/Fox» надеются собрать в прокате $50 млн. Эта цифра в полтора раза больше тех $34  млн., которые собрали рекордсмены российского проката – «Дневной дозор» и третий фильм «Пиратов Карибского моря».
– Хотим попытаться вернуть в кинотеатры старшее поколение. Порядка 75% наших соотечественников ни в одном новом кинотеатре не были, – так Константин Эрнст сформулировал сверхидею продвижения комедии.

Ради привлечения «старого» зрителя в новых кинотеатрах ввели и вынесли на афишу к фильму двухлетний мораторий на показ продолжения «Иронии судьбы» по телевидению. Зато рекламировали новогодний блокбастер на Первом в общей сложности 257 минут. Это без учёта новостной информации о проекте.
– «Ирония судьбы» – почти древнегреческая трагедия, – сказал Константин Эрнст в канун премьеры. – В ней соблюдается единство места, времени и действия. Взять и в абсолютно камерной обстановке – шесть актёров на две комнаты – сделать фильм, который все будут смотреть, это, скажу я вам, задача. Рязанов был мастером раскручивать шедевры в стеснённых условиях: «Гараж» и «Карнавальная ночь» – тому лишнее подтверждение. На мой взгляд, вышло это и у Бекмакбетова. Впрочем, об этом судить зрителю.

После «Пара»