Дань гневу. Украинцы учатся контролировать эмоции

В Украине появились первые центры реабилитации агрессоров. Людей, совершивших насилие в семье, учат общаться с домочадцами без кулаков

34-летний киевлянин Сергей Новиков проходит курс социально-психологической коррекции поведения. На протяжении четырёх месяцев он учился понимать свои поступки, анализировать чувства и мирно реагировать на критику. В Центр по вопросам семьи и женщин Деснянского района, как официально называют центры реабилитации агрессоров, его направили из районного отделения милиции. «Жена постоянно говорила: «Ты неудачник», я взял однажды, да и врезал», – опустив глаза в пол, говорит мужчина. В течение нескольких месяцев, когда Сергей потерял работу, в его дом едва не ежедневно наведывался районный участковый – как правило, милицию вызывали соседи. Супруга агрессора посещает занятия женской группы, но комментировать ситуацию отказывается.

«После работы в группе женщины начинают осознавать, что сами применяют психологическое насилие, а потом становятся жертвами», – говорит директор Центра по вопросам семьи и женщин психолог Наталья Грищенко. По её словам, во многих семьях супруги ежедневно меняются ролями жертвы и насильника. И насилие не обязательно бывает физическим – экономическое и психологическое ничем не лучше.

В семье Сергея Новикова растёт 10-летняя дочь. Сергей говорит, что если бы ему не объяснили, как его поведение может сказаться на восприятии и судьбе его ребёнка, он вряд ли ходил бы на психологическую коррекцию. Потому что считает: проблема в его семье была связана только с отсутствием работы и денег, а вовсе не с его агрессией. Психолог предложил Сергею и его жене пройти семейные расстановки по методу Берта Хеллингера.

«В каждой клетке нашего тела содержится информация обо всём организме в целом, – поясняет метод Анна Романюк. – Так и каждый человек в семье знает про историю рода всё, даже если эта информация не была озвучена. В семейной системе, как и в теле, работают определённые законы. Если кто-то в семье их нарушал, то от этого страдают потомки. Задача семейных расстановок – навести порядок в системе, восстановить иерархию, вернуть утраченные отношения». В случае супругов Новиковых такой метод позволил выявить, что жена переносила на мужа свои отношения с отцом, что и становилось причиной конфликта.

Семья: перезагрузка
В Украине уже в 21 социальном центре внедряют коррекционную программу, разработанную ведущими украинскими специалистами в области психологии. За два года работать по этой программе начали 336 психологов. Она предполагает участие как жертвы, так и насильника. Но пока присутствие на занятиях обеих конфликтующих сторон – скорее исключение. Например, по статистике центра реабилитации, в котором побывал Фокус, из 44 агрессоров, направленных в этом году на реабилитацию из милиции, в полном объёме (22 занятия по 3 часа) прошли всего шесть человек.

Членам кризисных семей в особо сложных случаях предоставляют бесплатное проживание в приюте. В Украине их восемь. Один из них находится в Киеве, но адреса этих учреждений засекречены. «Живут у нас либо пока не наладят отношения, либо пока не разведутся – как правило, от одного до трёх месяцев», – рассказывает заведующая социальным приютом в Киеве Катерина Волавец. Нередко в приютах проживают престарелые родители, которые испытывают насилие со стороны своих взрослых детей или внуков.

Несмотря на множество семейных драм, развивающихся прямо у них на глазах, сотрудники центра умеют абстрагироваться и не осуждать своих клиентов. «В том, что происходит в семье, как правило, участвуют все, – объясняет позицию психологов Наталья Грищенко. – Если у матери комплекс жертвы, то подсознательно она будет провоцировать сына или мужа на негативные поступки в отношении неё. Поэтому мы стараемся прежде всего помочь прояснить её отношение к самой себе».

«Один из парадоксальных выводов, открывающий в результате семейных расстановок, – это скрытая любовь, которой руководствуются члены семей, состоящие в отношениях насильник –
жертва», – к такому выводу приходит психолог Олег Миронов, работающий с семьями частным образом.

Грищенко уверена, что украинцам пора учиться хотя бы базовым психологическим навыкам – самоанализу, постановке жизненных целей, управлению своим временем. Причиной семейных раздоров, по её мнению, часто является нереализованность в профессиональной среде или завышенные ожидания от жизни. В целях профилактики в её центре читают курс лекций для пар, вступающих в брак, а также для женщин, которые пытаются понять, как совместить карьеру и семейную жизнь.

На злобу дней
• За первое полугодие 2011 г. в милицию поступило 78,1 тыс. заявлений
и сообщений о насилии в семьях.

• По состоянию на 01.07.2011 г.
на учёте в органах внутренних дел состоят 104 тыс. человек, совершивших насилие в семье.

• Более 2 тыс. человек направлены
в кризисные центры для прохождения коррекционной программы.

• Более 50% населения Украины страдали от насилия в семье в течение своей жизни, причём 30% испытывали насилие в детском возрасте.

• 30–40% вызовов, поступающих в милицию, касаются домашнего насилия.

Источники: МВД, результаты Gfk Ukraine по заказу «Программы равных возможностей и прав женщин в Украине» за ноябрь–декабрь 2009 года, исследования Донецкой областной Лиги деловых и профессиональных женщин

Анастасия Рингис, Фокус