Любовь на продажу. Украинки учатся по-новому писать женские романы

В Украине есть собственные Даниэлы Стил и Дарьи Донцовы. Тиражи их книг пока не такие, как у международных звезд, но читать отечественные женские романы куда приятнее

Накладные ресницы из паучьих лапок и смесь из мела и мяты для чистки зубов — это не строчки из стихотворения современного автора, а подробности быта британской аристократии XII века. О них и нескольких сотнях других мелочей можно узнать из любовного романа "Леди-послушница", написанного украинкой Симоной Вилар. Автор ничего не выдумывала. "Я изучаю и прорабатываю много деталей, стараюсь, чтобы от книги оставались какие-то знания", — говорит Симона, историк по образованию. Ну а любовь? Любовь, уверена писательница, украшает любую эпоху.

За звучным псевдонимом, придуманным еще в 1990-е для увеличения продаж, скрывается 46-летняя харьковчанка Наталья Гавриленко. Она — главная звезда украинского дамского романа и самый покупаемый отечественный писатель. За прошлый год ее последняя книга "Леди-послушница" разошлась в количестве 78 тыс. экземпляров. Всего же за 2011-й украинские читатели купили 250 тыс. книг Симоны Вилар. Причем продаются ее книги, в основном, по почтовым каталогам, которые распространяет издательство Книжный клуб "Клуб семейного досуга".

"Хорошая литература — всегда успешна, но жанровая имеет более широкую аудиторию, ведь она создается для развлечения и быстро читается", — объясняет причины такого успеха Светлана Скляр, главный редактор книжного "Клуба семейного досуга". Кроме Симоны Вилар, которая пишет на русском языке, в отечественной литературе есть несколько десятков украиноязычных авторов легкого чтива для женщин. Они стараются писать по западному шаблону, а их книги не претендуют на высокую художественную ценность. О таких тиражах, как у Вилар, они пока могут только мечтать. Однако и у них есть свои издатели — например, "Зелений пес" и "Дуліби".

"Популярность такой литературы сродни популярности мексиканских сериалов, — считает владелец книжного интернет-магазина "Предмет" Александр Ворошило. — Эти книги на реальность претендуют как бы понарошку, подстраивая в голове читательницы реальный мир под мифы, созданные глянцевыми журналами. Миф реализовать нельзя, а вот сладостно представлять себе снова и снова, что он реализовался, можно". Правило справедливо и на Западе, и у нас.

Слишком просто
Первую попытку издать свою книгу Тамара Клюкина предприняла еще в школе. Замысел был амбициозный: она приехала в киевское издательство "Веселка", просидела возле кабинета главного редактора целый день и все-таки вручила ему свою рукопись. "В 1960-х в Белой Церкви было много старых домиков с деревянной резьбой и покосившимися пристройками. В детстве мне казалось, что там должны жить феи, духи и привидения", — вспоминает Клюкина. Об этом и написала.

Правда, попытка оказалась неудачной. Свои детские тетрадки Тамара уничтожила, а роман дописала спустя много лет — разменяв пятый десяток. Он вышел в свет, но уже в виде двух дамских романов — "Моя кохана відьма" и "Відьмине кохання". "Вот так я принесла свою первую жертву", — шутит писательница, известная под псевдонимом Ганна Ручай.

У большинства отечественных авторов жанровой литературы похожая история, утверждает Клюкина. Она успела поработать редактором и наблюдала, как неформатные произведения втискивались в "женский" жанр. И в итоге под обложками, украшенными сердечками, скрывалась вполне качественная литература. "Межжанровость — это как раз моя основная проблема", — говорит писательница Ирина Потанина, автор нескольких женских иронических детективов. Она считает, что просто описывает жизнь со всеми ее любовными, детективными, социальными и психологическими линиями.

У издателей другая позиция. "Некоторые писательницы очень обижаются, когда их прозу называешь "женской", — написали в ответ на вопрос Фокуса Виталий и Дмитрий Капрановы, основатели издательства "Зелений пес". – Как это? Это ведь психологически-социально-эротический роман с элементами философии и никак не меньше! А "сопли в сахаре" — вроде бы стыдно". Когда в начале 2000-х братья Капрановы только начинали издавать дамские романы, их обвиняли в пропаганде дурного вкуса. Особенно интересно было наблюдать за реакцией читательниц, рассказывают братья. "На книжной выставке она подходит к стенду, видит яркие обложки с сердечками и к тому же на украинском языке, но стесняется спросить или взять в руки, — пишут Капрановы. — А если и решается купить, то так, чтобы никто не видел. Потому что у украинской литературы не может быть "низких" жанров, а могут быть только высокие".

Когда этот жанр появился в Европе и США, его называли "куриной литературой". Такие книжки предназначались для домохозяек и были написаны по одному шаблону. В любовном романе обязательно должны быть красивый и благородный герой и прекрасная, но страдающая героиня. Они преодолевают препятствия на пути к взаимному счастью, а в финале их ждет свадьба. "Это фастфуд от литературы, — честно говорит Тамара Клюкина. — Обычный фастфуд можно есть, но от него бывает язва желудка. Женские романы тоже можно читать, но от них высыхают мозги". Поэтому даже в свое самое форматное произведение — написанный за две недели любовный роман "Дикі руські пані" — писательница постаралась внести социальный подтекст.

На украинской книге почти не зарабатывают не только авторы, но и издатели. Себестоимость одного напечатанного экземпляра — порядка 20 грн. Чтобы эти расходы окупились, в рознице книга должна стоить вчетверо дороже. Такие цены отпугивают покупателей, к тому же на дворе кризис. "В 2008 году в нашем издательстве вышло 60 новых книг, а в 2010-м — шесть, — жалуются братья Капрановы. — Приходится концентрироваться на самых востребованных направлениях — дет-ской литературе и звездных авторах". А в женской литературе у нас есть только одна звезда — Симона Вилар, но ее на все издательства не хватит.

Писательниц такая ситуация не смущает, они работают скорее для себя. "Мне безумно хотелось прочитать любовный роман на украинском языке, и я решила написать что-нибудь сама. Как любила говорить моя бабушка, "сам склав і сам напам"ять вивчив", — улыбается Наталья Шевченко. Пару лет назад у нее вышли довольно успешные "Паризьке кохання", "Афера на віллі" и "Столичний роман". Сейчас Наталья пишет очередной любовный роман, но, как и Шеина-Ковальская, пока не знает, будет ли он издан. "В украинском книгоиздательстве наметилась изумительная тенденция псевдоинтеллектуальности, — отмечает она. — Сейчас вроде как стыдно читать, писать и выпускать в свет ужасы, любовные романы, фэнтези. Но это все равно что упорно закрывать глаза на радугу, если тебе не нравится фиолетовый цвет".

Как и их героини, отечественные авторы любовных романов верят в мечту. В мировой литературе есть две великие женские книги: "Унесенные ветром" и "Поющие в терновнике". Но бог троицу любит. И автором третьего канонического текста в этом жанре вполне может стать украинка.

Юлия Куприна,
Фокус