Финансовый аут. Европейские футбольные клубы терпят миллиардные убытки

Убытки европейских футбольных клубов превысили полтора миллиарда евро в год. УЕФА бросился спасать утопающих, но его методы могут навредить, особенно украинским командам

Владелица "Марселя", россиянка по происхождению, Маргарита Луи-Дрейфус в 2010 году заняла четвертое место среди самых богатых людей Франции. Ее состояние оценивается в
8 млрд. В общем, дама не бедствует. Но, став футбольным руководителем после смерти мужа, она поразилась тому, какие деньги здесь крутятся. "Суммы, задействованные в футболе, просто сумасшедшие! Если ничего не менять, футбол перестанет быть спортом", — сделала вывод мадам Луи-Дрейфус. И выразила готовность продать любимое детище супруга хоть завтра.

В этом нет ничего удивительного. Согласно последнему финансовому отчету УЕФА, опубликованному в конце января, 57% из 665 клубов высших дивизионов Европы являются убыточными. В 2010-м они ушли в минус на рекордные 1,64 млрд евро. Убытки растут каждый год вне зависимости от географии команд или их спортивной успешности. Среди 20 клубов с самыми большими убытками — семь команд из английского чемпионата, наиболее популярного в мире. УЕФА признает, что эти цифры заставляют содрогнуться. Ведь через год произойдет одно из самых значимых изменений в истории футбола — будет введен так называемый финансовый фэйр-плей, который обяжет клубы тратить не больше, чем они зарабатывают.

Но клубы нерационально используют заработанные деньги. "Команды не следили за своими расходами, и ситуация вышла из-под контроля", — признается президент испанской "Осасуны" Франсиско Иско. Если в 2008-м безубыточными были 15 из 30 крупнейших дивизионов Европы, то уже в 2010 году таких осталось только четыре. А в целом, потратив за прошлый сезон на 13% больше заработанного, футбольное сообщество установило еще один рекорд — 14,4 млрд евро расходов. Чистые убытки по сравнению с предыдущим годом выросли на 36%.

Главная проблема, согласно исследованиям УЕФА, — расходы на трансферы игроков и особенно зарплату персонала. Несмотря на финансовый кризис, эта статья бюджета клубов увеличилась на 14% и составляет теперь две трети всех расходов.

Последствия такого расточительства не заставили себя долго ждать. В нескольких чемпионатах возникли задолженности по зар-платам и даже начались забастовки игроков, как в испанской Примере. А некоторые собственники клубов вообще приняли решение избавиться от футбольного бизнеса. К примеру, Сильвио Берлускони, по информации итальянских СМИ, готов продать "Милан", которым руководил последние 26 лет.

Еще в 2009 году УЕФА предвосхитил сложную экономическую ситуацию, приняв революционное решение ввести финансовый фэйр-плей. Начиная с сезона/2013–2014 клубы с бюджетом свыше
5 млн евро обязаны тратить не больше, чем зарабатывают. Рубить с плеча УЕФА не стал —
допускается превышение расходов максимум на 5 млн евро. Клубы с дефицитом до 45 млн евро попадают в "оранжевую" зону риска и оказываются под жестким контролем. Им придется представить максимально детальную финансовую отчетность и стратегический план выхода из ситуации. А команды, превысившие порог "минус 45", окажутся в "красной" зоне, к ним планируется применять санкции — начиная с запрета на покупки игроков и заканчивая лишением лицензии.

Спрятаться в тени
Для украинских топ-клубов нововведения особенно болезненны. Если европейские команды в среднем окупаются на 87% и подтянуться к безубыточности для них вполне реально, то наши отбивают лишь 10–30% расходов и попадут как минимум в "оранжевую" зону. Неудивительно, что владельцы украинских грандов, ежегодно вкладывающие в клуб десятки миллионов евро, скептически оценивают введение финансового фэйр-плей. "Считаю, нельзя было применять такой подход ко всем европейским клубам, — говорит президент киевского "Динамо" Игорь Суркис. —
Постсоветские чемпионаты — не ровня ведущим лигам в плане финансовых возможностей, для них стоило сделать более плавный переход". Гендиректор донецкого "Шахтера" Сергей Палкин высказывается еще категоричнее: "Я против любых искусственных ограничений. В футбол все равно играют не деньги, в противном случае самые богатые клубы никогда бы не проигрывали".
У руководителей отечественных клубов есть все основания для недовольства: уровень жизни и экономики Украины не позволяет существенно повысить доходы в футбольном бизнесе. "Мы ведь не можем установить цены на билеты 50–100 евро, как в Европе, — подчеркивает Сергей Палкин. — И телевидение не станет вдруг платить нам в разы больше". Суркис тоже считает, что выход футбола на самоокупаемость напрямую зависит от развитости страны. "Мы уже готовимся к финансовому фэйр-плей, — рассказывает президент самого титулованного клуба Украины. — Планируем привлекать больше спонсоров, переезд на "Олимпийский" поможет. Но это лишь незначительно улучшит ситуацию".

Нашим ФК неминуемо придется работать в другом направлении — уменьшать расходы. Какая статья бюджета должна первой подвергнуться сокращению, угадать несложно — украинский чемпионат вместе с испанским и турецким вошел в тройку самых убыточных на трансферном рынке 2010 года. "Уровень украинской Премьер-лиги понизится, — прогнозирует Игорь Суркис. — Но у нас нет выбора, мы должны принять правила УЕФА. Выход один — воспитывать и подтягивать в основной состав свою молодежь. Это и дешевле, и перспективней".

А вот гендиректор "Шахтера" настроен прагматично. "Вы же понимаете, реальный бюджет и финансовая отчетность — это разные вещи, — говорит Сергей Палкин. — На бумаге и "Шахтер" может стать прибыльным. Если УЕФА будет действовать жестко, клубы начнут использовать разные схемы, чтобы показать необходимые данные. И УЕФА сложно будет найти концы". Другими словами, и без того непрозрачный футбол рискует уйти в тень, словно наркобизнес или торговля оружием.

Сергей Болотников, Фокус