Демократы.ru

В Москве и Питере с некоторым опозданием отметили День космонавтики – в стиле фантастической киноэпопеи Джорджа Лукаса. Наряженные в костюмы «космонавтов» милиционеры играли роль имперских войск, демонстранты вкупе с прохожими – повстанцев. Официально мероприятия назывались «Марш несогласных»

14 апреля вкус дубинок «демократизаторов» распробовала Москва, 15-го — Санкт-Петербург. Это были беспрецедентные события: правоохранители хватали и били людей без какого-либо обоснования, не стесняясь множества видеокамер и фотоаппаратов. Лидерам «Марша несогласных» тоже досталось. Из «звёзд» на акции в Москве появились Михаил Касьянов, Ирина Хакамада, Виктор Шендерович, Маша Гайдар (дочь экс-премьера) и Гарри Каспаров. Последних двоих ОМОН схватил и «упаковал» в милицейских автобус сразу же после их появления на месте событий. Обвинение — «антиправительственные лозунги». Хватали всех подряд: и журналистов, и школьников, приехавших на экскурсию, и просто выходящих из метро. Несколько автобусов и грузовиков с захваченными «повстанцами» поехали в отделения внутренних дел, где были написаны объяснительные записки или подписаны протоколы.

Демонстранты планировали пройти маршем, а московские власти были против, дав разрешение только на митинг. Один из организаторов акции Гарри Каспаров заявил, что Конституция не позволяет правоохранительным органам решать вместо граждан — марш проводить или митинг. И люди пришли — марш в Москве состоялся, несмотря на заслоны из милиции, коей свезли в столицу 9 тыc. Демонстранты в основном в возрасте 20-40 лет, это видно по фотографиям, которые они же сами и делали — офисные работники, преподаватели, студенты. Вышли с самодельными плакатами, лозунгами «Нам нужна другая Россия!» и «Нет полицейскому государству!». В Москве их было около 5-7 тыс., на следующий день в Питере — 2 тыс. Множество фотоснимков с этих акций и отчётов из первых рук появилось на личных сайтах и в блогах очевидцев:

«Они бежали на нас, бежали очень быстро. Прежде, чем я смогла что-то сообразить, замелькали дубинки. Страшно было не по-детски. Били всех подряд, стариков, женщин, молодёжь. Тридцати секунд не прошло, как наша группа была рассеяна» (juliaaug. livejournal. com).

Милиция препятствовала свободе передвижения тех, кто просто хотел добраться от Пушкинской к Тверской пешком: «Никаких объяснений при задержании не было. Я шёл с группой людей по тротуару в сторону метро, без символики. Нас взяли в кольцо, хватали всех. Это бандитское нападение на граждан России, которые не делали ничего противоправного» (Гарри Каспаров, лидер Объединённого гражданского фронта).

Санкционированный же митинг на Тургеневской площади в Москве продолжался… минут 20. Площадь была оцеплена двумя кордонами милиционеров. Через некоторое время омоновцы начали отодвигать людей с площади, их буквально затрамбовывали в метро. Пострадали от милиции и журналисты — хотя все были в жилетах с надписью «Пресса». Прошлись по голове дубинкой японскому журналисту, попал под руку сотрудник фотоагентства ЕРА Анатолий Мальцев, Томасу Петеру из Reuters разбили лицо.

В Санкт-Петербурге на следующий день, 15 апреля, ситуация повторилась: две тысячи «несогласных» собрались на санкционированный митинг на Пионерской площади. Столько же милиционеров стояли в оцеплении. Большинству задержанных инкриминировали нецензурную ругань в общественном месте — больше нечего было предъявить, митинг-то был санкционирован мэрией.

События на «Марше несогласных» — это цветочки. Ягодки будут на президентских выборах 2008 г. Массовые акции в Москве, Питере, Нижнем Новгороде — пока только репетиция важной сцены блокбастера «2008». Граждане репетируют право свободного передвижения по улицам родных городов, а ОМОН на гражданах тренируется «защищать закон». Несмотря на то, что последние «Марши несогласных» немного смахивали на избиение младенцев, всё же нужно констатировать, что на российские улицы наконец-то выходят граждане. В полном значении этого слова.