Люди солнца. Как живется дауншифтерам в египетском Дахабе

2013-05-16 13:34:00

956 0
Люди солнца. Как живется дауншифтерам в египетском Дахабе
Истории пяти человек, которые отказались от рутины и начали новую жизнь на тёплом берегу египетского Дахаба

Ещё в 70-е годы, когда слово «дауншифтинг» было неведомо украинцам, в Дахабе начали оседать хиппи, дайверы, сёрферы и просто искатели свободы. Теперь в небольшой городок на Синайском полуострове съезжаются и жители наших широт. О них даже сложили песню: «Тут каждый первый — русский и лишь второй — араб, мы захватили Дахаб».

Анна Смоленская, Харьков
Пять лет работы дизайнером в харьковской фирме оставили у Анны приятные воспоминания. «Было интересно, ходила туда с удовольствием», — вспоминает она. Но грянул кризис, зарплата резко снизилась, к тому же сын Анны начал болеть гриппом, потом появилась аллергия. Стало понятно: нужно что-то менять. И давний знакомый Смоленской, владеющий станцией сёрфинга в Египте, предложил ей работу в этой солнечной стране. На станции «Ветратория» Анна живёт уже четыре года. С переездом в сухой и солнечный климат Синайского полуострова её сын Илья практически сразу перестал болеть. Оказалось, что в Дахабе много «наших» мам с детьми, есть интернациональные школы и садики. Сейчас Илья занимается водными видами спорта, скалолазанием и рисованием. А Анна удалённо работает дизайнером в украинской фирме. «У меня даже место в офисе есть, только я его не видела ни разу», — смеётся она.

Анна Ишуткина, Донецк


В прошлом Анна была инспектором по экологии: проверяла горнодобывающие предприятия Донбасса, штрафовала директоров заводов. «Было весело, но на жизнь зарплаты не хватало», — говорит Анна о тех днях. А со временем у неё появилось специфическое ощущение: «вроде бы работа хорошая, коллектив нормальный, но на душе кошки скребут». Поэтому когда коллега Ишуткиной невзначай сказала, что в Первой горбольнице открылись курсы массажа, Анна вспомнила о своей детской мечте и прямо посреди рабочего дня ушла записываться. «В период обучения жила без зарплаты и гарантий, но занималась любимым делом», — вспоминает Ишуткина. Выжить помогло трёхмесячное пособие по безработице. На деньги, полученные по программе развития предпринимательства, Анна купила массажный стол. С ним она и переехала в Дахаб, куда её пригласили открывающие гостиницу друзья. В первый же день Анна заработала $100. «Это было фееричное ощущение, в Украине за $100 надо было уработаться», — говорит она. В Дахабе живёт уже пять лет, своей жизнью довольна. «По Донецку не скучаю», — улыбается Анна.

Наталья Науменко, Санкт-Петербург (Россия)


«Слон и тот отдыхает, а у меня отпуска никогда не было», — подумала Наталья, когда её коллега предложила слетать на 10 дней к морю с тогда ещё непонятной целью «посёрфиться». Наташа была клубной танцовщицей и для государства как работник и налого­плательщик никогда не существовала. Работа была нелёгкой, но девушка её любила и ни о каком дауншифтинге не помышляла. «Дахаб встретил меня деревенской простотой: сразу стало понятно, что каблуки я везла зря, — вспоминает Науменко. — По ночам наступала блаженная тишина, и бессонница, которая была моим постоянным спутником в путешествиях, здесь забыла обо мне». Наташа вернулась в Россию, продолжила работать, но работа тяготила: всё время хотелось тишины. Она вернулась в Дахаб, потом ещё раз и, наконец, осталась там. «Безусловно, я не перестала работать совсем, — рассказывает Наталья. — К гастролям добавилось обучение взрослых, и воплотилась давняя мечта — преподавать детям». Иногда Наталья устраивает dance-surf camp — тренинги, которые совмещают в себе занятия танцами, стретчингом (упражнениями на развитие гибкости) и обучение сёрфингу. «Сейчас Дахаб для меня дом, в России бываю редко, — говорит Науменко. — Я улетаю на гастроли и возвращаюсь назад с радостью».

Ольга Квятковская, Киев


Ольга была VIP-менеджером в киевском ночном клубе, когда её пригласили отработать сезон арт-директором отеля в Турции. Возвращение со средиземноморского берега в холодный Киев ей не понравилось, поэтому, когда знакомый позвал Квятковскую с мужем в Дахаб для раскрутки туристического инвестпроекта, они не раздумывая приехали. За время жизни в Дахабе Ольга родила дочку, освоила кайт-сёрфинг, стала практиковать йогу, увлеклась восточными танцами. А фридайвинг (ныряние без акваланга) превратился из увлечения в источник дохода. Сейчас Квятковская ведёт тренинги и работает «домашним турагентом», организовывая отдых всем желающим познакомиться с Дахабом. Её дочь Софийка с детства ведёт активный образ жизни: к примеру, плаванием она занимается с двух лет. Простуда и грипп ребёнку неведомы.

Нэйсен Моулдс, Олд Рейн (Великобритания)


За плечами у Нэйсена 20 лет карьеры в IT-сфере. В целом ему нравилась работа, смущал лишь малоподвижный образ жизни. «Когда мой отец поселился в Каире, я навещал его каждый год 12 лет подряд, — вспоминает англичанин. — Занимался дайвингом на Красном море в Хургаде, получил сертификат профессионального инструктора». Со временем жизнь в Англии стала тяготить Нэйсена. Он подождал, пока подрастёт дочь, и переселился в Египет, узнав от друга о Дахабе. «Расслабленный ритм жизни, солнце, ветра, необычные люди», — перечисляет Нэйсен преимущества жизни на Синае. Сейчас он совмещает несколько занятий: преподаёт английский, работает инструктором по дайвингу и консультирует строителей. В свои 43 года Нэйсен начал учиться кайт-сёрфингу и стал инструктором по фридайвингу. «Для меня стало важным качество жизни, а не работа», — резюмирует Нэйсен.

Наталья Тулюлюк, Фокус

Loading...