Тендер на жизнь. Как чиновники оставили тяжелобольных украинцев без лекарств

2014-11-01 09:16:00

1904 0
Тендер на жизнь. Как чиновники оставили тяжелобольных украинцев без лекарств

Фото: Александр Чекменёв

1607 украинцев умерли в прошлом году из-за отсутствия жизненно необходимых лекарств, подсчитали в организации "Пациенты Украины". В 2014 году количество смертей, скорее всего, увеличится

Шестнадцатилетний Слава Стрельников избегает людных мест, учится дома и общается с друзьями в соцсетях. Такой образ жизни был бы в тягость любому, но Славе он необходим. Семь лет назад у мальчика обнаружили редкое генетическое заболевание — первичный иммунодефицит. Пациентов с таким диагнозом в Украине не более двадцати, и всем им нужна пожизненная заместительная терапия. Дорогостоящие препараты должно предоставлять государство, и до недавних пор с их поставками проблем не было. Но в 2014 году Минздрав провалил программу по госзакупкам, оставив тяжелобольных украинцев один на один с их недугами.

"С февраля у меня на уме одно: лекарство, лекарство, лекарство, — рассказывает мама Славы, Оксана Стрельникова. — На него уходят все сбережения, зарплата и пенсия бабушки Святослава. Но мы всё равно не можем оплатить терапию". Доза препарата "Биовен Моно", содержащего иммуноглобулин, рассчитывается в зависимости от веса пациента. Славе ежемесячно нужно десять флаконов — это более 13 тыс. грн. Семья не может оплатить всё, поэтому решили покупать только пять флаконов. А чтобы ребёнок подвергался меньшей опасности, ограничили его контакты с миром. "Если мы пропустим одну капельницу с препаратом, он не умрёт на следующий день, — говорит Оксана. — И через месяц, наверное, тоже не умрёт. Но если у него будет бронхит, он перейдёт в пневмонию... Такие больные умирают от сопутствующих болезней".

Найти виноватого

Минздрав закупал лекарства для больных туберкулёзом, гепатитом, гемофилией, онкологией, ВИЧ и другими смертельно опасными заболеваниями — всего по шестнадцати гос­программам. Для этого в госбюджете на 2014-й, как и годом ранее, было предусмотрено около 2 млрд грн. Но в 2013-м тендеры на закупку лекарств по госпрограммам были проведены весной. А в этом году, по словам Арсения Яценюка, к началу октября закупили лишь четверть запланированного.

В срыве закупок в Кабмине обвиняют теперь уже бывшего руководителя Минздрава Олега Мусия. "Министр с Майдана", в свою очередь, кивает в сторону своего первого зама Руслана Салютина. "Я как министр отвечаю за это (проведение тендеров. — Фокус). Но есть персональная ответственность ставленника "Народного фронта" Руслана Салютина, которого уволили", — подчёркивает бывший глава Минздрава. Комментарий Салютина Фокусу получить не удалось.

Некомпетентность руководства Министерства здравоохранения — одна из причин, по которым тяжелобольные украинцы остались без лекарств, говорит Ольга Стефанишина, исполнительный директор Благотворительного фонда "Пациенты Украины". Есть и другая. Это противостояние фармацевтических компаний-посредников, наладивших систему откатов и взаимных уступок при прошлой власти, и новых поставщиков, которые хотели участвовать в тендерах. И которых старожилы тендерных закупок за глаза называют "компаниями новой власти".

"Они не смогли договориться, поэтому начались фармацевтические войны", — объясняет Стефанишина. Добавляя, что компании, которые могли остаться вне игры, подавали жалобы в Антимонопольный комитет, затягивая проведение тендеров.

Инфографика: Елизавета Букреева

Сказалась и девальвация. Первые тендеры на покупку лекарств объявили летом, когда украинская валюта подешевела более чем в 1,5 раза. Правда, тендеры можно было бы провести и в этих условиях — если бы чиновники и посредники отказались от откатов и взяток. По подсчётам Владимира Жовтяка, председателя Координационного совета Всеукраинской сети людей, живущих с ВИЧ, в прошлом году "коррупционный налог" составлял от 30% до 80% — в зависимости от препарата.

Избавиться от коррупции можно было, как минимум изменив правила закупок — чтобы предложения нормальных компаний не отклонялись по формальным причинам. Таких немало — требования к тендерным заявкам позволяют легко отказывать неугодным. Ничего не изменилось. "Девальвация "съела" коррупционную составляющую. Вся система упиралась. Госчиновники, представители фармбизнеса, которые жили с тендеров", — констатирует Жовтяк.

Василий Лазоришинец, исполняющий обязанности министра здравоохранения, приводит пример: если в прошлом году в Антимонопольный комитет не поступило ни одной жалобы от участников торгов, то в этом их было 34, а всего в АМК заблокировали закупки на 1,4 млрд грн. Лазоришинец считает, что Минздрав не обеспечил контроль за проведением торгов. Теперь новое руководство ведомства и АМК планируют рассмотреть все остальные жалобы на открытом заседании. "Все должны увидеть, кто блокировал торги", — подчёркивает чиновник.

Не могут ждать

Ответ на вопрос, почему Министерство здравоохранения не обеспечило лекарствами украинцев, сейчас ищет Генпрокуратура.

21 октября истёк срок, отведённый Кабмином на закупку лекарств. В Минздраве отчитались о выполненной работе, заявив, что за первую декаду октября заключены договора на сумму около полумиллиарда гривен (26% запланированных тендеров). А в начале ноября закупят лекарств ещё на 833,9 млн грн (38,6%).

"Пациенты Украины", в свою очередь, настаивают на передаче закупок Министерству чрезвычайных ситуаций — 21 октября организация провела у стен Кабмина акцию "Чёрный вторник", которую, по словам Ольги Стефанишиной, пытались сорвать неизвестные. Если тендеры удастся провести, препараты будут доставлены в медучреждения только через 90 дней. Между тем десятки тысяч украинцев нуждаются в помощи уже сегодня. Для многих пропуск даже одного приёма лекарства может стать фатальным.

Биолог Сергей Ткаченко (имя изменено по его просьбе) узнал о том, что он болен ВИЧ в 2003-м. Тогда государство не закупало препараты для таких пациентов, их привозили активисты из-за рубежа. С 2007-го он получал необходимое лечение в Институте им. Громашевского. Препараты "Трувада" и "Исентресс" ему нужно принимать дважды в день, курс лечения стоит более 1000 евро в месяц. Эта схема — одна из самых дорогих, но другие лекарства Сергею не подошли. Недавно врач предупредил его о том, что возможны перебои с поставками.

Для меня это катастрофа, — говорит Ткаченко. — Если я пропущу один приём, концентрация препарата в организме снизится, и вирус начнёт мутировать. Тогда мне ничего не поможет". Запасов у Сергея хватит на октябрь и ноябрь. Он надеется, что проблемы с поставками всё же решатся, потому что в украинских аптеках препараты для антиретровирусной терапии вообще не купишь. Сергей не хочет вспоминать те времена, когда нужные ему лекарства привозили знакомые из-за границы. И каждая провалившаяся доставка могла стать последней в его жизни.

Loading...