Чупакабра, Межигорье и перегар. Наши "фишки" для ЮНЕСКО

Что Украина могла бы предложить ЮНЕСКО для включения в список Нематериального культурного наследия

Пока мы решаем свои ничтожные проблемы, сотрудники ЮНЕСКО не дремлют. Недавно они пополнили список Нематериального культурного наследия, включив в него бразильскую капоэйру, японскую бумагу васи и армянский лаваш.

Канонизация армянского лаваша будоражит умы и вызывает вопросы — животрепещущие, острые, порой болезненные. Не выглядит ли решение ЮНЕСКО дискриминацией по отношению к азербайджанскому или турецкому лавашу? Можно ли теперь считать людей, торгующих лавашами, деятелями культуры? Кто, собственно, наследники и где получить причитающуюся нам долю? И, наконец, чем мы хуже армян?

Фокус составил список явлений, которые Украина могла бы предложить ЮНЕСКО помимо петриковской росписи.

Чупакабра

Случались времена, когда чупакабра была главным украинским ньюсмейкером. Она шалила в Галицком национальном природном парке, её видели в Харькове и Бердичеве, а после её визита в Запорожье там недосчитались нескольких десятков кур и уток. Наша национальная чупакабра представляет собой что-то среднее между волком, собакой и тираннозавром, иногда ходит на двух ногах, пьёт кровь младенцев, никогда не спускает за собой воду и по-любому даст фору своим убогим латиноамериканским собратьям. Поскольку Янукович не мог быть одновременно в стольких местах сразу, украинская чупакабра остаётся одной из самых интригующих загадок современности.

Проект "Стена"

Стене, которую украинское правительство как бы возводит на границе с Россией, самое место в списке именно нематериального наследия. Несмотря на то, что о реализации проекта было объявлено ещё в сентябре, пощупать на границе пока категорически нечего. То, что злопыхатели и зубоскалы проводят по ведомству традиционной правительственной неторопливости, на самом деле почти буддийская мудрость. Идея стены — важнее самой стены. То, чего нет, нельзя разрушить. Группе Pink Floyd, Алану Паркеру и Джорджу Мартину такое не снилось.

Межигорье

Резиденция экс-президента, возвращённая в государственную собственность и открытая для посетителей как "Музей коррупции", несомненно, является нашим историческим наследием. Кроме того, в своём нынешнем качестве Межигорье служит предостережением будущим поколениям. Как ни крути, а с золотыми батонами не помешает осторожность. Тут важно угадать с диаметром — никогда нельзя знать наверняка, где он в конце концов окажется.

Эскалаторы

Если в час пик вы перейдёте с галопа на рысь и приглядитесь к эскалаторам, ну, скажем, в киевском метро, вы заметите, что резиновые перила движутся быстрее, чем ступени. Эта удивительная пространственно-временная аномалия иллюстрирует теорию относительности нагляднее, чем книги Роберта Хайнлайна и фильмы Кристофера Нолана: вы ещё здесь, а ваша рука — уже в будущем. Конечно, найдутся завистники, которые скажут, что в других странах эскалаторы точно такие же. Но мы-то знаем правду: без украинских эскалаторов список ЮНЕСКО — профанация.

Перегар

Основа национального самосознания, важнейший социальный маркер, неотъемлемая часть нашей культурной традиции. То, на что мы всегда можем рассчитывать, независимо от погодных условий, биржевых котировок или политической ситуации в стране. Рано или поздно заканчиваются выпивка и деньги, время, любимый сериал, выходные, терпение и темы для разговоров. А перегар остаётся с тобой. Это последний островок стабильности в океане хаоса. Впрочем, пусть забирают. В конце концов, завтра у нас будет ещё.