"Боко харам" обещает нам много смертей

2015-02-20 09:00:00

4183 0

Интерактивный рассказ об одной из самых жестоких террористических организаций

Чтобы написать о радикальной исламистской организации "Боко харам", не нужно ждать подходящего повода. Минимум раз в неделю он появляется. 11 февраля боевики впервые напали на позиции военных Чада, после этого четыре африканские страны — Нигерия, Камерун, Чад и Нигер — решили объединить силы в борьбе против террористов.
Но неизвестно, насколько эта борьба будет эффективной. В Нигерии во время нападения террористов никто не надеется на военных, только на стихийно возникающие отряды самообороны. При том что на севере страны действует специально направленная на борьбу с экстремистами 7-я армейская дивизия, многие не верят в успешный отпор и бегут. Их можно понять: недавно под трибунал попали бригадный генерал и 21 офицер за саботирование боевых действий. Коррупция.

 

 

Смерть в ассортименте

 
 

Кано — большой город на севере Нигерии, тут живут около четырёх миллионов человек. Перед Новым годом, 27 декабря, две маленькие девочки взорвали себя на местном рынке, убив и покалечив окружающих. 13-летняя Захарау Адам должна была сделать то же самое, но, увидев последствия взрывов и будучи сама ранена, не смогла себя заставить. Сумела добраться до больницы, где её и арестовали. По словам Захарау, к исламистам её отвёл родной отец. Выбор был небольшой: или зароют живьём, или в рай. Папа, похоже, хорошо заработал.

А в начале января “Боко харам” устроила резню в городе Бага и окрестностях, это в двухстах километрах от атакованного Майдугури: тут должна была разместиться база многонациональных сил, призванных дать отпор исламистам. Поучаствовать, помимо Нигерии, договорились Чад, Нигер и Камерун. Не успели. Город был сожжён дотла, сотни жителей убиты. Часть утонула в озере Чад, пытаясь спастись бегством.

Лидер исламистов Абубакар Шекау в видеоролике пообещал, что это только начало.

 
 

 

Их козырь — террор

 
 

Когда во Франции произошла серия терактов, в том числе расстрел редакции сатирического еженедельника “Шарли Эбдо”, нашлись те, кто сокрушался: дескать, ужас в Африке, в той же Нигерии, подобной мировой реакции не вызывает. Тогда как раз случилась резня в Баге.

Во-первых, это неправда. В апреле 2014 года в городе Чибок боевики “Боко харам” похитили 276 школьниц. Поднялась волна возмущения во всём мире. В “Твиттере” был подхвачен хештег #BringBackOurGirls — “Верните наших девочек”. В защиту детей выступили правительство Ирана и Анджелина Джоли, компания “Кока-кола” и премьер-министр Непала. Мишель Обама заявила, что они с Бараком видят в этих девочках своих дочерей. Нигерийскому правительству предоставили беспилотники, разведывательные самолёты и соответствующих специалистов. Безуспешно: лишь 57 девочек смогли вернуться, остальные были принудительно выданы замуж.

 

"Деяния" Боко Харам. Интерактивная хронология


 

Во-вторых, уровень и частота насилия в Нигерии так высоки, что международная общественность просто не в состоянии реагировать на каждый трагический инцидент.

Слова Абубакара Шекау о том, что нынешняя волна террора — только начало, звучат особенно угрожающе, принимая во внимание кровавую историю группировки. “Боко харам” осуществила сотни карательных операций. Счёт погибших идёт на тысячи. Около 1,5 млн человек бежали из своих домов. Нигерийские исламисты лишены тормозов. В 2011 году они взорвали представительство ООН в столице, Абудже, тогда погибло 23 человека, в том числе 11 ооновцев. Серией взрывов и нападений исламисты отметили инаугурацию президента Джонатана. В прошлом году, летом на территории Камеруна из своего поместья была похищена жена вице-президента этой страны. Правда, её потом вернули. На каких условиях, власти предпочли промолчать. Целью террористов является всё: школы, полицейские участки, церкви, редакции газет, банки. Любимая казнь — отсечение головы, но могут и сжечь заживо.

В ряде северных штатов действует чрезвычайное положение, но толку от этого мало. Ситуацию там контролирует “Боко харам”. Кто же эти люди (а в самом широком смысле слова они всё-таки люди)? Чего они хотят?

 
 

We don’t need no education

 
 

Название у организации длинное: “Общество приверженцев распространения учения пророка и джихада” — ОПРУПИД. На арабском не проще. Потому местные жители назвали её на свой манер, выхватив суть. За “боко” легко угадывается английский book, на языке хауса “боко” — западное образование, а “харам” с арабского — запрет. “Никакого западного образования”.

 

Вотчина Боко Харам

 

Не то чтобы члены группы совсем отрицали достижения цивилизации. Их лидер Шекау с удовольствием начитывает ютубовские ролики, они пользуются мобильными телефонами, а фирменная атака в исполнении нигерийских джихадистов происходит на мотоциклах. Их главные враги — те, кого здесь называют “ян боко”, буквально — “дитя западного образования”, местные, испорченные чужими и чуждыми ценностями, отвернувшиеся от Аллаха ради денег и карьеры. Любая политическая или общественная деятельность, связанная с вестернизированными институтами, осуждается и преследуется. Книг, кроме Корана, читать не следует и брюки с рубашками носить не надо. Их предыдущий духовный лидер Мохаммед Юсуф утверждал, что Земля плоская, а дождь не может быть результатом атмосферных явлений.

Неудивительно, что государственные школы — один из самых частых объектов нападений. Так, в марте 2012 года в Майдугури за ночь со­жгли более десяти школ. В деревню, где школу разрушали дважды и дважды восстанавливали, боевики зашли через пару часов после отъезда губернатора штата, принимавшего участие в торжественном открытии отстроенного здания. В этот раз они полностью уничтожили поселение.

 
 

Ответили за Юсуфа

 
 

Началось всё с нелепого инцидента в июле 2009 года. Члены тогда ещё вполне мирной религиозной группы, объединённой вокруг проповедника Мохаммеда Юсуфа, ехали на похороны одного из своих собратьев. Полиция потребовала, чтобы мотоциклисты надели шлемы. Те пытались объяс­нить, что не могут этого сделать по религиозным соображениям. Дошло до стрельбы и погрома полицейских участков. Власть ответила массовыми арестами и жестокой расправой, не сильно разбираясь, кто прав, кто виноват. Тогда погибло около восьмисот человек, в том числе Мохаммед Юсуф. Причём его убили уже после ареста, без суда и следствия.

Группировка на полтора года ушла в тень. Есть основания считать, что часть убежавших из страны сторонников Юсуфа прошла обучение в международных лагерях подготовки исламистов. Вернулись они другими. Тут-то и начался ад. Организация повела открытую вооружённую борьбу с неверными, используя до этого невиданные в Нигерии методы вроде самоподрыва шахидов.

 

Беженцы из района боевых действий между нигерийской армией и экстремистами 

 

Возглавил “Боко харам” Абубакар Шекау, за голову которого США предлагают семь миллионов долларов. В отличие от Юсуфа, имевшего талант проповедника, явно подражающий бен Ладену Шекау предпочитает говорить о смерти и сеять смерть. Его богословские знания исламские авторитеты ставят под сомнение. Это не помешало Шекау объявить север Нигерии территорией подвластного ему халифата и заявить о лояльности Абу Бакру аль-Багдади — лидеру “Исламского государства Ирака и Леванта”, самозваному вождю всех мусульман. “Мы не имеем ничего общего с Нигерией. Мы в неё не верим”, — заявил Шекау.

 
 

Нигерия не получается

 
 

С одной стороны, “Боко харам” — явление местное. Зародившись в северо-восточном штате Борно, движение формируется в основном за счёт представителей этнической группы канури. Их, кстати, легко отличить по характерным шрамам на лицах и сильному акценту носителей языка хауса. Военные операции предпочитают проводить в родных местах.

В то же время исламисты претендуют на то, чтобы выражать позицию всего нигерийского севера — мусульманского, в отличие от христианского юга 175-миллионной страны, разделённой приблизительно пополам между двумя основными конфессиями. Различие между бедным севером и богатым югом, всегда заметное, сильно возросло с разработкой на юге нефтяных месторождений, дающих основной — колоссальный — доход в казну и карманы руководства страны.

 

Местные жители-охотники отправляются патрулировать границу Нигерии с Камеруном, чтобы не пропустить боевиков

 

С момента перехода к демократическому правлению в 1999 году в Нигерии соблюдался хрупкий баланс между северянами и южанами у власти. Христианин с юга Гудлак Джонатан с 2007 года был вице-президентом при президенте-мусульманине Яр-Адуа. Тот умер в 2010 году, и с тех пор Джонатан руководит страной. Он выиграл выборы в 2011 году и намерен победить ещё раз: президентские выборы в феврале. И вы­играет, поскольку на части северных территорий, контролируемых экстремистами, голосование проводиться не будет, а значит, перевес голосов юга обеспечен. Что, в свою очередь, гарантирует рост недовольства северян.

В борьбе с джихадистами население давно не союзник центральной власти. Оно не видит от государства помощи, а методы подавления экстремистов ничуть не отличаются от методов самих боевиков. Военные и полиция не утруждают себя тонкой работой и в местах столкновений прибегают к пыткам и стреляют без разбора. В отличие от властей, боевики хоть выплачивают компенсацию вдовам своих погибших сторонников. Когда нельзя положиться на государство, люди ищут защиты в других групповых идентичностях: этнических, региональных, религиозных. Они действительно не хотят иметь ничего общего с Нигерией.

Парадокс: самому большому и богатому государству Африки с растущим на 6–7% ВВП в год отказывают в лояльности собственные граждане. Уровень взаимного недоверия среди нигерийцев огромный. В такой ситуации каждый норовит выжить за счёт другого. Президент другой неблагополучной страны — Мугабе как-то пожаловался на подданных-зимбабвийцев: дескать, они коррумпированы, “как нигерийцы”.

Но ведь правда: солдаты, которых отправляют в бой против “Боко харам”, жалуются, что им дают рожок патронов, а за дополнительные надо платить офицеру. Среди нападающих террористов порой с удивлением видят своих вчерашних инструкторов по борьбе с терроризмом.

Эта война будет вечной.

Фото: Getty Images

 

 

Loading...